Главная / Газета 24 Февраля 2014 г. 00:00 / В мире

Два дня майдана

Корреспондент «НИ» наблюдала, как в палаточном городке в центре Киева встретили новость о падении режима Виктора Януковича

КРИСТИНА КРУТИЛИНА

Выходные на майдане в Киеве прошли спокойно: без стрельбы, с ощущением победы и под знаком прощания с погибшими в боях в четверг.

Революция с киевского майдана пришла в резиденцию Виктора Януковича «Межигорье».<br>Фото: EPA
Революция с киевского майдана пришла в резиденцию Виктора Януковича «Межигорье».
Фото: EPA
shadow
В пятницу в метро, которое к тому времени уже работало (закрытыми оставались только станции «Крещатик» и «Майдан Незалежности»), кажется, все поголовно читали бесплатную газету с заголовком «Кровавый четверг» на первой полосе и списком погибших – на последней. Люди находились под впечатлением от случившегося: кто-то винил во всем власть, кто-то радикалов, но никто не оставался равнодушным. Происходящее в центре обсуждали буквально на каждом шагу. Тем не менее жизнь города за пределами правительственного квартала шла своим чередом – не открылись только сетевые магазины и рестораны в самом центре – ближе к баррикадам. Тут работали только маленькие продмаги, табачные ларьки и отделения банков. Очереди за продуктами, возникнув в четверг, очень быстро исчезли: запасаться впрок киевляне перестали.

Баррикады находятся прямо в сердце города и занимают фактически весь центр: Крещатик, майдан, Михайловскую площадь, улицы Грушевского и Институтскую, а также прилегающие к ним небольшие улочки. Вход на сам майдан охраняют люди в камуфляже – «Самооборона». Если судить только по надписям на стенах, которыми украшены прилегающие улочки и здания на майдане, создается впечатление, что эта организация, наряду с «Правым сектором», единственная, которая здесь находится. Даже символику партии «Батькивщины» здесь не так часто встретишь, несмотря на то что фото ее лидера Юлии Тимошенко украшало елку в центре майдана с самого начала протестов. Хотя в пятницу еще не было понятно, окончательно ли прекратились боевые столкновения, но за баррикадами кроме «самообороновцев» и активистов уже вовсю гуляли туристы и местные жители. Многие пришли с детьми. К вечеру пятницы в центральных районах открылось больше, чем в четверг магазинов и кафе – никаких проблем с ассортиментом или огромных очередей не было заметно.

Прощания с погибшими, проходившие на майдане в пятницу и субботу, потрясали всех присутствующих своей надрывной эмоциональностью. Открытые гробы проносились по всему майдану. Их несли одетые в камуфляж бойцы, вооруженные палками и дубинками, родственники погибших и журналисты. В это время со сцены священники читали молитвы, а толпа скандировала «Героям слава!». Вообще, сцену все последние дни используют в большей степени для того, чтобы помянуть или почтить память погибших – о них, начиная с пятницы, говорит каждый оратор. Речи перемежаются обнародованием политических новостей.

Пожалуй, всего несколько раз у сцены собралось большинство обитателей палаточного городка: когда Янукович согласился на перевыборы и когда стало известно об освобождении Тимошенко. Когда в пятницу сообщили о том, что Янукович согласился на перевыборы в декабре, майдан аплодировал, но по оскорблениям и крикам «зека – геть» было понятно, что ждать люди не согласны.

В субботу, когда стало известно об отставке Януковича, окончательном уходе силовиков из правительственного квартала и о том, что Тимошенко покидает тюремную больницу, на киевских баррикадах люди хоть и продолжали вести себя внешне спокойно, но пребывали в ощутимо приподнятом настроении. Впрочем, особой эйфории не было. Все шло своим чередом: время от времени машины подвозили еду, покрышки и дрова. На улице Грушевского возобновилось строительство баррикад прямо из разобранной брусчатки. Правда, когда кто-то вынес на улицу рядом с Радой пианино, раскрашенное в цвет украинского флага, один из бойцов «Самообороны», прислонив к нему свой щит, но не снимая маски, сел играть на радость гуляющим рядом людям. Им явно нравилось новое развлечение – фотографироваться на фоне пианино. Таким же аттракционом стало фотографирование на фоне техники, оставленной «Беркутом», – бронетранспортеров и водометов, которые «Правый сектор», украсив своей символикой, пригнал на Крещатик.

О том, что победа одержана окончательно, на майдане почувствовали только вечером, в 20.00, когда здесь устроили, пожалуй, самую впечатляющую траурную церемонию: объявили минуту молчания по «Небесной сотне» – так здесь называют погибших во время боев. Со сцены показывали фотографии погибших, вспоминали, кем они были, и часто скандировали «Герои не умирают». В 21.30 в толпе послышались выкрики «Юля» и на сцене в инвалидной коляске появилась Юлия Тимошенко. Она начала со ставшего здесь обычным приветствия «Героям слава!» (так надо отвечать на лозунг «Слава Украине!»). Она говорила достаточно долго – по срывающемуся голосу было слышно, как она отвыкла от публичных речей перед огромной толпой. Тимошенко говорила о том, что уходить с майдана не нужно, верить никому нельзя, что «каждая пуля, пущенная в пострадавшего во время боев, – это пуля в сердце каждого украинца», а Янукович и его окружение должны понести «суровейшее наказание». Под конец она попыталась произнести несколько уже явно предвыборных лозунгов. «Я стану гарантом исполнения ваших интересов…», – произнесла было она. Но послышался свист и выкрики «Ярош!» (Дмитрий Ярош – лидер «Правого сектора». – «НИ»). После этого Тимошенко быстро поправилась: «Мы станем гарантом». Вскоре она окончила свою речь, и ее увезли со сцены. А сторонние наблюдатели еще больше уверились в том, что взаимоотношения майдана и политиков впредь вряд ли будут гладкими.

Опубликовано в номере «НИ» от 24 февраля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: