Главная / Газета 6 Сентября 2013 г. 00:00 / В мире

Золотое дно

Поиски морских сокровищ из приключения романтиков-одиночек превратились в прибыльный бизнес

Сергей МАНУКОВ

Неделю назад, в первый день осени, завзятые аквалангисты и охотники за сокровищами – брат и сестра Эрик и Хиллари Шмитты – вместе с приятелем Дейлом Зиком подняли со дна моря у юго-восточного побережья США семь золотых цепочек общей длиной 18 метров, три золотые монеты из Перу и золотое кольцо. Первоначально клад, найденный менее чем в 150 метрах от берега, неподалеку от флоридского городка Форт-Пирс, был оценен в 300–350 тыс. долларов. Подобная находка в водах Карибского залива не такая уж редкость. Здесь существует целый бизнес по поиску морских кладов, который иногда приносит неплохой доход.

В водах Карибского моря покоятся сотни затонувших кораблей.
В водах Карибского моря покоятся сотни затонувших кораблей.
shadow
Кто в детстве не мечтал по примеру героев Стивенсона и Марка Твена найти сокровища? Но времена, когда кладоискатели орудовали лишь киркой, лопатой или аквалангом, давно миновали. Те же Эрик и Хиллари Шмитты владеют маленькой компанией Booty Salvage, которая ищет подводные сокровища. Раньше самым дорогим предметом, который они подняли со дна моря, было испанское серебряное блюдо стоимостью 30 тыс. долларов. Клад, найденный ими на этот раз, будет поделен следующим образом: по 40% его стоимости получат Шмитты и компания Queens Jewels, которой принадлежат права на участок морского дна, где покоились сокровища. Оставшиеся 20% достанутся штату Флорида.

Считается, что извлеченная Шмиттами находка – крошечная часть ценного груза, перевозившегося три столетия назад испанской эскадрой из 12 кораблей. 30 июля 1715 года эскадра попала в сильный шторм. Спастись удалось лишь одному кораблю. Море стало в тот день могилой для нескольких сотен человек, а побережье около Форт-Пирса, где уже много раз находили подобные клады, стало называться Берегом сокровищ. На основании судовых деклараций историки считают, что здесь еще лежат сокровища примерно на полмиллиарда долларов. И это далеко не единственное место в Карибском море, где кладоискателей может ждать крупная удача.

Стоит ли удивляться тому, что поиск подводных богатств превратился здесь в доходный бизнес, которым занимаются хорошо оснащенные профессионалы? Например, самая, пожалуй, крупная и, несомненно, самая известная из кладоискательских компаний – флоридская фирма Odyssey Marine Exploration Inc. – имеет целый флот из нескольких крупных судов, оборудованных для поисков сокровищ под водой. Среди них и 76-метровое исследовательское судно Odyssey Explorer. Главным орудием в поисках кладов является 7-тонный подводный робот «Зевс», которым можно управлять с корабля. Робот-разведчик оснащен мощными прожекторами, видеокамерами и прочей техникой, стоит около 8 млн. долларов и способен работать на глубине до 2500 метров.

В послужном списке Odyssey немало ценных находок. В 2004 году, к примеру, основатель и владелец компании Грег Стемм нашел колесный пароход «Республика». Судно перевозило несколько десятков тысяч 20-долларовых монет и затонуло 18 октября 1865 года во время сильного шторма в районе города Саванна. Улов Odyssey составил 51 тыс. монет на общую сумму свыше 75 млн. долларов. Но этому кладу далеко до сокровищ, поднятых в 2007 году с фрегата «Наша сеньора Мерседес», перевозившего ценный груз из Южной Америки в испанский Кадис. Этот корабль затонул в 1804 году после боя с английской эскадрой. Odyssey поднял 17 тонн золотых и серебряных монет, а также золотые, серебряные, медные и оловянные слитки общей стоимостью 500 млн. долларов. Однако американским кладоискателям пришлось расстаться с ценнейшим грузом. После нескольких судов и апелляций американская Фемида потребовала, чтобы Odyssey вернул монеты его законному владельцу – правительству Испании.

Не меньше, а зачастую и больше самих кладоискателей на подводных сокровищах наживаются юристы по морскому праву. У них даже есть поговорка: если кладоискатель нашел подводные сокровища, значит, ему следует ждать беды. Все, что связано с подводными сокровищами, юридически чрезвычайно запутано. Житейский закон – кто нашел, тот и владелец – для морских находок (будь то золотые монеты, обнаруженные на затонувшем корабле, или ящик тушенки, выброшенный на берег волнами) не действует. Согласно Международной конвенции о спасании, принятой 28 апреля 1989 года, все зависит от того, где найден клад. Если в международных водах, то больше всего прав у владельцев корабля и груза. Находка достается тем, кто ее поднял, лишь в том случае, если владельцы не объявятся или не сумеют доказать, что корабль и груз принадлежат им. Но, как правило, клады обнаруживаются в чьих-то территориальных водах, вблизи которых чаще всего и ходили корабли в старину. На случай такой находки, согласно Международной конвенции, правительство забирает все сокровища, а тем, кто их разыскал и поднял, выплачивает компенсацию. Правда, на практике компенсация выплачивается далеко не всегда. Тут уж все зависит от мастерства государственных юристов, которые, ссылаясь на законодательство своей страны, легко могут оставить незадачливого кладоискателя, что называется, с носом. Кроме того, прежде чем браться за подъем затонувшего клада, следует убедиться, что это коммерческое судно. Так называемые суверенные, то есть принадлежащие государству, суда считаются собственностью страны, под флагом которой они ходили в момент кораблекрушения. Именно этим доводом и воспользовалось правительство Испании в тяжбе с Odyssey. Кто знает, может быть, если испанцы подадут в суд и на Шмиттов, им тоже улыбнется удача? Ведь в наши дни добыть несметные сокровища в суде куда легче, чем на дне морском.

Опубликовано в номере «НИ» от 6 сентября 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: