Главная / Газета 26 Июля 2013 г. 00:00 / В мире

«Жертвенность для науки не имела границ»

Память польских исследователей Сибири увековечили их нынешние соотечественники

Кшиштоф ПЕТЕК

Продолжается экспедиция польского путешественника Яцека Палкевича «По стопам польских исследователей Сибири». «НИ» публикуют очередные заметки ее участников.

shadow
Свой вклад в экономическое развитие восточных рубежей России безусловно внесли поляки, которых сегодня можно назвать бизнесменами. Более чем сто лет назад они приезжали сюда добровольно, в поисках пространств для реализации своих идей. Открытие первого цеха швейцарских сыров в этих краях – заслуга братьев Карпиньских. В Александровске широкой известностью пользовался свечной завод Пасербиньского, а Петр Высоцкий в домике в Закраце основал цех по производству мыла, известного под названием П.В.Акатуй. Нельзя не вспомнить об Альфонсе Поклевском-Козел, владельце золотодобывающей шахты, о его производстве фосфора, владельце сети паровых мельниц, винокуренных заводов и множества трактиров. Он запустил по Оби регулярное движение парохода с товарами собственного производства и для перевозки пассажиров. Этот человек выкупал польских политзаключенных, чтобы дать им работу позднее на своих предприятиях. Захарий Цибульский, также владелец золотодобывающей шахты, стал городским головой Томска и передал 150 тысяч рублей на основание местного университета. Благодаря этому дару и поддержке тобольского губернатора Александра Деспота-Зеновича в начале 1888 года там появилось первое высшее учебное заведение – на огромной территории от Казани до Тихого океана. Одновременно с развитием науки в Сибирь вторгался польский бизнес.

Организация в середине XIX века Русского географического общества (РГО) повлекла за собой появление его иркутского отдела. Пятнадцать лет спустя он стал сотрудничать с польскими ссыльными, которые попали на Байкал после неудачного восстания 1863 года. Результаты их труда хранятся не только в архивах РГО, но и в памяти многих людей. «Не надо искать специально в Иркутске следы поляков. Куда ни посмотришь, они везде, – говорит Дмитрий Люстрицкий, директор Иркутского областного краеведческого музея. – Польские ученые и купцы оказали сильное влияние на историю этого города». Именами Дыбовского и Черского названы тихие городские улочки. На 700 метров над безбрежным пространством Байкала возвышается Камень Черского и еще более высокая горная вершина – пик Черского.

Кроме документов, мемориальных досок, названий улиц, вершин здесь есть и живое напоминание о прошлом – потомки ссыльных девятнадцатого века. «Когда я была маленькой, дома говорили по-польски, – рассказывает 86-летняя Изольда Новоселова, внучка Станислава Войчеха Коперского, сосланного в Сибирь после восстания 1863 года. – Отец не хотел учить нас польскому языку. Он работал на государственной службе и говорил: это не нужно. И никогда не поедете в Польшу! А я все же ездила, и не один раз. Но возвращалась, потому что мой дом тут». Своей родиной считает Сибирь и Франчишка Зарембинска. Здесь она родилась, здесь стала юристом, следователем, здесь ушла на пенсию в должности подполковника. «Свои польские корни я никогда не скрывала, – говорит она. – И я никогда в связи с этим не имела неприятностей». Доволен прожитой жизнью и Сергей Снарский, в прошлом актер, владелец первого антикварного магазина в городе. «Я работал в театре и всегда интересовался коллекционированием. Потом это стало моей профессией», – демонстрирует он свою первую детскую коллекцию монет. «Это моя жизнь, – разводит Снарский руками, показывая нам помещение, заполненное книгами, оружием, иконами и кляссерами с банкнотами. – Я у себя дома».

Полтора века тому назад «как дома» здесь себя хоть немного почувствовали Бенедикт Дыбовский (на фото), Виктор Годлевский и Владислав Кженжопольский, когда получили согласие на открытие исследовательской станции в деревне Култук на Байкале в 1868 году. Благодаря финансовой помощи доктора Лаговского они сняли дом у купца Пермикина и тут же начали изучение природы.

shadow Сам Дыбовский был очень интересным человеком. Он попал в Сибирь, будучи врачом по профессии, – и с первого дня помогал больным, не требуя за это платы. Сразу по прибытии в Иркутск он услышал бурятскую легенду о Байкале: «Горе тому, кто осмелится назвать его только озером. Священное море умеет мстить за оскорбление. Неминуемо утопит наглеца». Рассказы о великом озере так заинтересовали Дыбовского, что он погрузился в изучение его тайн. Поляк проводил интенсивные исследования вод Байкала, Ангары и Селенги. В это время он участвовал во многих экспедициях. В числе прочего он принимал участие в путешествии по Амуру и Уссури до Японского моря с долгими стоянками, организованными в исследовательских целях. В 1879–1883 годах Дыбовский уже добровольно пребывал на Камчатке, где работал в качестве врача: лечил проказу и сифилис, организуя в Петропавловске первые специальные больницы, а также проводил далее всесторонние научные исследования. Польский зоолог и историк профессор Габриэль Бженк сказал о нем: «Его жертвенность для науки не имела границ».

В самом Петропавловске Бенедикт Дыбовский стал организатором обучения и современного медицинского обслуживания. Не обращая внимания на расходы, раздавал лекарства и обучал основным навыкам гигиены. До осени 1883 года он был обычным врачом, а когда уехал с Камчатки навсегда, в памяти алеутов и камчадалов остался благотворителем и покровителем. «Этому человеку надлежит не только памятную доску, но и памятник поставить!» – убеждал в эфире местного радио спасатель краевого МЧС Федор Фарберов, альпинист с многолетним опытом, организатор зимних и летних походов по Камчатке.

Бурная дискуссия, на которую был приглашен Яцек Палкевич, показала, что фигура Бенедикта Дыбовского известна в кругах российской интеллигенции, а его несомненные и вневременные заслуги не забыты. Во время радиопередачи многие радиослушатели поддержали инициативу установить в Петропавловске мемориальную доску, посвященную Бенедикту Дыбовскому. Хотя в Петропавловске живет только горстка поляков, память о его исторических открытиях существует благодаря деятельности коренных русских. Это еще одна иллюстрация актуальности миссии экспедиции Яцека Палкевича, выраженной его словами: «Давайте дружить! Давайте разговаривать о нашей общей истории, и прекрасной, и болезненной, но давайте возьмемся за руки и вместе шагнем в будущее!»

Опубликовано в номере «НИ» от 26 июля 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: