Главная / Газета 21 Марта 2013 г. 00:00 / В мире

Эксперты полагают, что Россия напрасно отвергла выгодные предложения островного государства

Что же будет с родиной и c Кипром

ЮЛИЯ ЗАБАВИНА

Во вторник вечером парламент Кипра не принял законопроект о введении налога на депозиты в обмен на международную финансовую помощь. 19 депутатов правящей партии «Демократический сбор» воздержались, все 36 представителей остальных пяти партий проголосовали против. Кипрские власти явно надеялись на поддержку России, однако вчерашние переговоры в Москве завершились ничем. Судьба экономики острова, а также многочисленных бизнесменов со всего мира, предпочитающих регистрировать там свой бизнес и хранить капитал, оказалась под вопросом.

Киприоты рано радовались отказу их парламента от налога на депозиты.<br>Фото: EPA
Киприоты рано радовались отказу их парламента от налога на депозиты.
Фото: EPA
shadow
Вчера к 14 часам журналисты российских изданий были приглашены на пресс-конференцию министра финансов Кипра Михалиса Сарриса. Однако за час до мероприятия стало известно, что оно не состоится. Тут же появилась информация о том, что переговоры г-на Сарриса с его российским коллегой главой Минфина Антоном Силуановым окончились ничем.

Саррис прибыл в Москву во вторник вечером. В среду утром газета The Wall Street Journal сообщила, что целью визита чиновника являются переговоры, на которых он предложит России долю в национальной газовой компании и кредитных организациях в обмен на списание от 20 до 30% со счетов россиян и российских компаний в кипрских банках. Также речь шла о пролонгации российского кредита Кипру размером 2,5 млрд. евро и предоставлении нового. Встреча министров финансов, в которой также принимал участие глава Банка России Сергей Игнатьев, продолжалась около полутора часов. После этого Саррис поехал не на анонсированную пресс-конференцию, а на встречу с первым вице-премьером Игорем Шуваловым, но результат остался тем же.

Неудача министра финансов в Москве поставила островное государство в довольно сложное положение. Отметим, что в Европе крайне негативно отнеслись к отказу парламента Кипра ввести налог на депозиты. В частности, министр финансов Германии Вольфганг Шойбле заявил, что не ясно, смогут ли кипрские банки когда-нибудь открыться вновь. Напомним, что в настоящее время они закрыты и не откроются до четверга. Шойбле также добавил, что стране некого винить в сложившейся «серьезной ситуации».

«Новые Известия» обратились к российским экономистам с вопросами о том, каким будет будущее Кипра и отразится ли его судьба на жизни россиян.

– ПОЧЕМУ РОССИЙСКИЕ ВЛАСТИ ТАК БУРНО РЕАГИРУЮТ НА ТО, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ НА ДАЛЕКОМ КИПРЕ?

Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК:

– Российские власти реагировали эмоционально, уж очень много денег там заведено у российских компаний. Но это объясняется еще и тем, что Россия вляпалась в кредит, уже в 2011 году было ясно, что Кипр неплатежеспособен. А мы отстегнули 2,5 млрд. евро, хотя так раскидываться деньгами нельзя. Российские власти выглядят совсем неправильно.

Сергей ЖАВОРОНКОВ, старший эксперт Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара:

– Российские власти в отношении Кипра заняли непоследовательную позицию. Начав оказывать Кипру помощь, они выдали пару миллиардов евро несколько лет назад, но потом почему-то прекратили выдачу дальнейшей помощи. Очень странно, что в России вдруг озаботились данными о вкладчиках и другими подобными вещами. Это все не имеет значения. Надо было либо не давать денег Кипру вообще, так как это, очевидно, проблемный заемщик, либо становиться флагманским кредитором, который будет определять как экономическую, так и политическую ситуацию этого небольшого государства. На Кипре есть активы, крупная госсобственность, которую правительство Кипра упорно отказывается приватизировать. И в торговой зоне Кипра обнаружены крупные запасы газа, что тоже могло бы стать предметом договоренностей. Вместо этого Россия затянула переговоры и вызвала эту крайне неприятную для всей Европы ситуацию, да и для себя в том числе.

Сергей АЛЕКСАШЕНКО, бывший зампред Центробанка, экономист:

– Российские власти, наверное, нервничают, потому что знают кого-то, у кого деньги на Кипре застряли, там же сейчас банковские каникулы, люди не могут добраться до своих вкладов.

КАКОВА БУДЕТ ДАЛЬНЕЙШАЯ СУДЬБА ЭКОНОМИКИ КИПРА, ДА И СТРАНЫ В ЦЕЛОМ?

Олег ЗАМУЛИН, декан факультета экономики НИУ-ВШЭ:

– Кипр – фактически банкрот, и правительству нужно откуда-то добывать деньги. А источник один – это налогоплательщики, поэтому они и попытались резко повысить налог. Теперь в течение многих лет республика не сможет рассчитывать на доверие других стран и бизнеса, поэтому им придется отсиживаться без особой экономической активности. Но думаю, Евросоюз все-таки так или иначе попытается спасти Кипр, и дефолта не произойдет.

Сергей ЖАВОРОНКОВ, старший эксперт Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара:

– Мы не очень понимаем политический расклад внутри Кипра. У правящей партии нет абсолютного большинства в парламенте, она ищет поддержки малых партий. Правящая партия была готова обсуждать этот закон, так что Кипр может пойти на условия Еврокомиссии, утвердит конфискацию, но немного с другими параметрами, конфискует вклады иностранцев и в меньшей степени киприотов. Понятно, что правительство больше боится собственных избирателей. К тому же конфискации подвергнутся крупные вклады, а мелкие останутся нетронутыми. Тогда политики скажут, что правительство позаботилось о беднейших слоях населения.

Если Кипр объявит дефолт, то произойдет принудительная реструктуризация задолженности Кипра как государства, произойдет банкротство части банков, у которых было много гособлигаций либо которые списали много греческих облигаций. Подчеркиваю, неизвестно, у всех ли банков есть такие облигации. Например, в России в 1998 году часть банков прекрасно пережили кризис, вовремя избавившись от облигаций. Ведь надо понимать, что это источник не только риска, но и прибыли. Если Кипру никто не окажет помощь и в один день вкладчики побегут забирать из банков вклады, Кипр не сможет выплатить деньги по своим государственным обязательствам, то это будет примерно напоминать ситуацию в России в 1998 году. Неприятно, но не создает обессмысливания фундаментальных правовых конструкций. То есть экономический агент может потерять свои деньги вследствие неудачных инвестиций, но государство не отбирает у него деньги насильно.

Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК:

– Хороших решений уже нет. Есть плохие и очень плохие. Я не думаю, что европейцы скажут, что ладно, раз не хотите брать с вкладчиков 5,8 млрд., мы дадим вам все сами. Будут упорствовать и в каком-то видоизмененном виде примут этот закон о конфискации вкладов. Освободят от конфискации часть сбережений, но что-то подобное все равно будет, чтобы сохранить лицо всем сторонам. Вся эта неопределенность спровоцирует бегство капитала с Кипра, если там какие-то деньги и остались. Причем бегство начнется из всех проблемных экономик. А это удар по еврозоне, это развал еврозоны.

КУДА МОЖЕТ УЙТИ КАПИТАЛ С КИПРА? ГДЕ ДЛЯ НЕГО СОЗДАНЫ СТОЛЬ ЖЕ БЛАГОПРИЯТНЫЕ УСЛОВИЯ?

Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК:

– Вывод средств происходил с Кипра уже давно, они не вчера начали это делать, что усугубляло рецессию. И в Россию средства не пойдут, разумеется. Это чиновники почему-то так говорят. Деньги бегут из России, даже несмотря на то, что экономика росла в прошлом году. Будут уводить в более надежные страны: Швейцарию, Люксембург, Германию, Великобританию. Может быть, в Тайвань, подальше.

ОТРАЗЯТСЯ ЛИ ТЕКУЩИЕ СОБЫТИЯ НА КИПРЕ НА РЯДОВЫХ РОССИЯНАХ, НЕ ХРАНЯЩИХ ТАМ СВОИ ДЕНЬГИ?

Сергей ЖАВОРОНКОВ, старший эксперт Института экономической политики имени Е.Т. Гайдара:

– Известно, что конфискации могут подвергнуться 1–1,5 млрд. долларов, преимущественно среднего бизнеса. Из крупного бизнеса известно, что российский миллиардер Дмитрий Рыболовлев (бывший владелец «Уралкалия». – «НИ») является крупнейшим акционером Bank of Cyprus, соответственно если с этим банком что-то случится, то он понесет потери. Кто еще из российского крупного бизнеса там имеет вклады, достоверно неизвестно, но думаю, что все-таки потери будут. Для России катастрофы не случится, хотя это лишний раз заставит вспомнить слова Путина о том, что «слабых бьют», и том, что России надо заботиться прежде всего о своих экономических интересах, а не о защите диктаторов в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Обычные же граждане ничего не заметят, так как в масштабах российской экономики эта потеря в общем-то невелика.

Олег ЗАМУЛИН, декан факультета экономики НИУ-ВШЭ:

– Обычному россиянину банкротство Кипра ничем не грозит, мы ничего не почувствуем. Пострадать могут только те, кто как-то связан с Кипром, либо через вклад, либо из-за бизнеса.

Игорь НИКОЛАЕВ, директор департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК:

– Да, определенно. Многие думают, что богатеньких потрясут, а на всех это не отразится. Но деньги будут выводить, продавать собственность. А так как российская экономика – это тоже проблемная экономика, то и из нее будут выводить деньги. Это означает углубление кризиса в еврозоне, следовательно, произойдет падение внешнего спроса на энергоносители. Это еще большее падение российской промышленности, которая и так уже в минусе. Но через разрастание кризиса отразится на российской экономике: спровоцирует бюджетные проблемы, произойдет заморозка зарплат, будут увольнения.

Опубликовано в номере «НИ» от 21 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: