Главная / Газета 30 Ноября 2012 г. 00:00 / В мире

Суши с офисным планктоном

Зачем японцы пугают иностранцев страшилками на производственную тему

Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио

Год от года во многих японских фирмах повторяется одна и та же картина. Съезжаются иностранные журналисты и специалисты, которых водят по офисам и рассказывают о суровой трудовой дисциплине. Пораженные гости приезжают домой и пишут статьи о конфуцианских и самурайских традициях японского «офисного планктона», о том, что Восток – дело тонкое. Каково же бывает удивление иностранца, голова которого забита подобными представлениями, когда он начинает работать в Японии и вдруг обнаруживает, что слухи об ужасах местной офисной жизни, мягко говоря, сильно преувеличены. Причем самими же японцами.

Фото: EPA
Фото: EPA
shadow
Рассказы в ходе пресс-туров обычно производят на зарубежных гостей неизгладимое впечатление. Иностранцы смотрят на строгих, неулыбающихся японских боссов, слушают их речи о том, что для японца работа и требование фирмы превыше всего. Поэтому, дескать, он и трудится без отпуска, не разводится до пенсии, не уходит домой раньше начальства и вообще не отдыхает и вкалывает, как раб. Впрочем, даже если иностранец приехал в страну на более-менее длительный срок, «японская тайна» раскроется для него не сразу, а то и никогда. Ее так и не узнает тот, кто задержался в Стране восходящего солнца, что называется, не всерьез и надолго, кто не говорит на местном языке, общается только с соотечественниками, а значит, не принят японцами за «своего». Даже при разговоре один на один такому иностранцу японец будет рассказывать о приверженности своей фирмы строгим традициям, при которых сарираман (примерный русский аналог этого слова как раз «офисный планктон») – это робот при всемогущем начальнике. Если же иностранец хороший знакомый, да к тому же много лет живет в Японии, разговор будет совсем другим. Смеясь, японец расскажет много любопытного про закулисье местного офисного мира.

Прежде всего выяснится, что японцы отдыхают, и еще как. Да, в этой стране относительно короткий отпуск, который, кстати, работники всегда используют. А если не используют – то только чтобы отдохнуть побольше в следующем году, приплюсовав к очередному отпуску все дни, которые раньше не получилось отгулять. Но при этом праздников здесь даже больше, чем в России. Отдыхают в день рождения императора, в день стариков, в день совершеннолетия, когда поздравляют тех, кому исполнился 21 год, – да мало ли еще их, этих праздников! Практически в каждом месяце один-два дня выпадают на праздничные выходные. Подобно россиянам, японцы отдыхают и в мае. В начале этого месяца у них семидневная «золотая неделя», когда никто не работает.

И уж конечно, не будет уважающий себя сарираман сидеть в офисе вне рабочего времени только потому, что так велел его босс. Хочешь, чтоб твой подчиненный трудился во внеурочное время? Плати! А не можешь или не хочешь заплатить – до свидания, встретимся в рабочее время. Или в суде – если все же будешь настаивать на правоте принципа «я начальник – ты дурак». А трудового конфликта с постоянным, а не временным работником японские работодатели боятся как огня. Во-первых, в каждой крупной фирме имеется профсоюз, где зря свой рис не едят и всегда готовы прийти на помощь своим членам. Во-вторых, даже выигранный конфликт с сарираманом будет стоит его начальнику очень дорого. Так, при увольнении работнику, который трудится на постоянной основе, работодатель обязан не только выплатить солидную компенсацию, но и платить его зарплату до тех пор, пока уволенный не устроится на новом месте. Вот почему, кстати, японские работодатели так любят предлагать соискателям места краткосрочные контракты, на год-два: у «краткосрочников» и прав, и привилегий несколько поменьше. Например, постоянных работников возят время от времени всей фирмой за границу на отдых, чаще всего в Южную Корею, Китай или на Гавайи. «Краткосрочников» в такие поездки не возьмут.

Говорящий сквозь зубы начальник, который смотрит на своих подчиненных как на разновидность слуг, тоже существует лишь в мифах для иностранцев. Подчеркивание своего высокого статуса на работе здесь считается плохим тоном и признаком невоспитанности. Также в местных офисах не принято повышать голос. И подчиненный, и его шеф говорят тихо и вежливо. Так принято. Иное не допускается.

Разумеется, миф об особой трудовой этике в японском офисе, как и любой миф, содержит долю истины. Действительно, когда-то взаимоотношения между сарираманами и их начальниками были вполне в духе строгих конфуцианских традиций. Но все это в прошлом. Традиционную этику взаимоотношений окончательно добил экономический кризис, когда в большинстве фирм выяснилось, что оплачивать сверхурочные слишком накладно. Осколки былого мира можно найти лишь в компаниях, занимающихся информационными технологиями и риелторским бизнесом – а туда чаще всего и водят на экскурсии доверчивых иностранцев. Здесь трудятся начальники возрастом от 60 лет и старше, кому поздно меняться. Поэтому здесь во многом и сохранились прежние представления о месте рядового сотрудника в системе трудовой иерархии.

Так зачем же японцы продолжают рассказывать иностранцам сказки о себе самих? Ответ прост: им это выгодно. Миф об ужасах японского офиса – это своеобразный «краш-тест» для иностранца, рискнувшего приехать на работу в Страну восходящего солнца. «Наслушается иностранец наших рассказов, – рассуждает японец, – и тридцать раз подумает, ехать ли к нам на работу. В результате трудиться на наших фирмах будут не охотники за легкими деньгами, а лучшие из лучших». Собственно, так и происходит.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 ноября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: