Главная / Газета 6 Июля 2012 г. 00:00 / В мире

Тянь-шаньские пленницы

В Средней Азии невест крадут часто и, как правило, из желания сэкономить на калыме

Талант КУБАТОВ, Бишкек

Вновь не увенчалась успехом очередная попытка женских организаций Киргизии добиться ужесточения наказания за похищения невест – депутаты в третий раз за последние несколько лет, не поддержав соответствующие изменения в Уголовный кодекс, спокойно ушли в летние отпуска. А проблема осталась. Ежегодно в Киргизии, по данным местных правозащитников, регистрируется более 15 тысяч случаев кражи невест. Многие девушки не только получают психологическую травму на всю жизнь, но, случается, и погибают. А преступники остаются безнаказанными. Почему так происходит, разбирался корреспондент «НИ».

Брак в Киргизии иногда превращается в трагедию с кровавым исходом.<br>Фото: EPA. IGIR KOVALENKO
Брак в Киргизии иногда превращается в трагедию с кровавым исходом.
Фото: EPA. IGIR KOVALENKO
shadow
Город Каракол, в недавнем прошлом Пржевальск, названный в честь русского путешественника, исследовавшего Тянь-Шань и Тибет, – центр курортной индустрии Киргизии. Приезжающим сюда туристам трудно поверить, что в этом городе с современными лыжными трассами может уживаться то, что, казалось бы, давно должно уйти в прошлое. Передо мной – смятый листок бумаги, на котором от руки написано: «Если меня украдут, насильно увезут, то я тебе напишу записку. Ты поймешь, когда прочитаешь ее: в случае если не захочу остаться там, обращусь к тебе со словом «мама». Если решу остаться, напишу «эне» («мама» по-киргизски. – «НИ»). Автор этого послания – 20-летняя Нурзат – была похищена ее настойчивым ухажером. Произошло это в 2011 году. А вскоре после похищения Нурзат покончила с собой. «Всего было три случая с кражами невест, которые закончились в нашем городе самоубийствами. Последний – третий – произошел неделю назад», – рассказывает «НИ» глава местной общественной организации «Лидер» Банур Абдиева. При этом все, кто довел девушек до самоубийств, остаются на свободе. Так, законные представители Нурзат заявлений в правоохранительные органы не подавали. «Родственники одной погибшей девушки после нашей акции в их защиту написали заявление, – говорит г-жа Абдиева. – Дело расследовалось очень медленно. Мы настояли на том, чтобы поменяли следователя. В конце концов, дело было передано в суд. Но, как выяснилось, судить некого. Пока следователи решали, арестовывать обвиняемого в краже или нет, он просто взял и покинул страну».

Множество подобных дел заканчивается таким же образом. И это, к сожалению, не объяснишь только коррупцией в правоохранительных органах или влиятельностью родственников женихов-похитителей. Конечно, свою роль играет мягкость закона: согласно УК страны за кражу домашней скотины можно получить до 11 лет тюрьмы, зато по статье за кражу невесты дают всего 3 года. И то – дают чисто теоретически. Еще не было ни одного случая, чтобы кого-то привлекли к уголовной ответственности по этой статье. Но главная проблема в том, что в киргизском обществе к традиции кражи невест относятся скорее лояльно, чем негативно, и этому есть свои причины.

Большинство похищений невест происходит в сельской местности, где проживает до 80% населения страны. Здесь вполне живы патриархальные нравы, бедность является нормой жизни, а неквалифицированная работа за рубежом – единственным способом выжить. Как правило, желающие жениться крадут девушек по экономическим мотивам – чтобы не платить неподъемный для многих из них калым, или выкуп за невесту, сумма которого в некоторых случаях колеблется от 5 до 30 тысяч сомов (100 сомов – около двух долларов США). По местным традициям в случае кражи невесты молодой мужчина освобождается от большинства обязательных выплат. То, что девушка, может быть, в первый раз видит своего новоявленного жениха, традицией во внимание принимается далеко не всегда.

По данным Ассоциации кризисных центров, пик случаев краж невест приходится в сезон возвращения трудовых мигрантов из России и Казахстана. В это время молодые люди, чтобы обеспечить беззаботную жизнь своим престарелым родителям, в срочном порядке женятся, пока есть деньги. Иногда на калым не хватает. «А что им делать? Они же там, в России, по несколько лет живут и работают. Тут никого не знают, вот и воруют», – говорит «НИ» жительница Оша Дамира Шамиева.

Именно решение финансового вопроса, как показывает киргизская практика, является самой действенной профилактической мерой против похищения невест. На юге Киргизии, в Ноокатском районе, местные власти при поддержке аксакалов приняли жесткие ограничения по калыму. На территории этого района его размер не должен превышать сумму в 600–700 долларов. Нарушителей ждет штраф, соразмерный калыму. «Пока мы никого не штрафовали. Честно говоря, мы не ставили перед собой такие цели – собирать штрафы, – рассказывает Манзура Ходжаева, представитель местной народной комиссии по свадьбам. – Мы хотели припугнуть людей штрафами, чтобы не нарушали это правило. Это настоящее бедствие для нашего района. Многие семьи влезают в долги, чтобы провести свадьбу. Или так бывает: работает парень 2–3 года в Новосибирске, потом приезжает домой и за два-три дня спускает все деньги на свадьбу».

В комиссии уверены, что и похищений невест станет меньше, если родители не будут рассматривать выдачу дочери замуж как способ заработать на жизнь. Однако многие в Киргизии уверены, что кражи невест – явление, которое не искоренишь ничем. «И я так замуж выходила, и моя мама, – говорит Дамира Шамиева. – Дочку мою тоже так украли: к счастью, ей хорошая семья попалась. Уехала она с ней в Иркутск. Боялась туда отпускать дочку, она же у меня никуда дальше Оша не уезжала. Но что же делать? Такова наша судьба…»

Опубликовано в номере «НИ» от 6 июля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: