Главная / Газета 23 Сентября 2011 г. 00:00 / В мире

Плюющие на сковородку и этикет

Почему россияне до сих пор кажутся своим соседям по планете дикарями и пьяницами

Игорь РОТАРЬ, Сан-Диего, Юрий СИНАЛЕЕВ, Токио, Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

На этой неделе депутатам-националистам из финского парламента их партийное начальство рекомендовало воздержаться от оскорбительных выражений в адрес россиян, которые они позволяли себе раньше. Это еще раз свидетельствует о том, что нормы европейской политкорректности постепенно становятся обязательными и в отношении восточных соседей. Возможно, это приведет к пересмотру некоторых устоявшихся, но далеких от реальности представлений о нашей стране, бытующих за рубежом. Корреспонденты «НИ» выяснили, какие стереотипы в отношении наших соотечественников существуют в разных странах мира. Картина получилась забавная и поучительная.

Многие в России и представить себе не могут, что о них думают за рубежом.
Многие в России и представить себе не могут, что о них думают за рубежом.
shadow
Стабильно негативное отношение к нашей стране на протяжении длительного времени социологические опросы фиксируют всего лишь в трех государствах мира: США, Польше и Японии. Это, разумеется, не означает, что жизни россиян в этих странах может угрожать какая-то опасность. Там немало людей, искренне симпатизирующих России, интересующихся ее культурой, знающих русских. Скорее так исторически сложилось, что представления о нашей стране в этих странах наиболее мифологизированы.

«Спасибо бывшей советской прибалтийской Болгарии»

Привычка корреспондента «НИ», живущего в американском городе Сан-Диего, оставлять на ночь незапертой входную дверь не на шутку озадачивает моего соседа Джона. «Неужели жизнь под колпаком КГБ не научила вас осторожности?» – недоумевает американец.

От своего соседа я узнал, что люди в СССР не только жили в бараках и постоянно голодали, но и не могли выезжать за пределы своего города без специального разрешения. О реальной жизни России средний американец знает удивительно мало. Правда, любой образованный янки назовет трех русских писателей: Достоевского, Толстого и Солженицына. Причем последнего, как правило, называют самым выдающимся из всех трех. Но на этом знания о нашей стране нередко и заканчиваются. Помню, как в один из моих первых приездов в США меня поразил репортаж радиостанции «Эй-би-си». «Клинтон стал первым американским президентом, посетившим Болгарию, одну из бывших советских республик, – вещал диктор. – Он поблагодарил это прибалтийское государство за то, что оно поддержало американские бомбардировки Югославии». Потом я уже перестал удивляться подобным пассажам. Например, я нисколько не поразился, когда одна моя знакомая, к слову сказать, аспирантка престижнейшего Гарварда, похвасталась, что знает аж целых три республики бывшего СССР: Россию, Украину и Черногорию.

Какой же русский интеллигент не любит цирка?

Наверное, самый главный стереотип японцев о России и россиянах заключается в том, что их северные соседи – все сплошь злые, мрачные и необщительные люди, которые улыбаются через силу. К сожалению, стереотип о мрачности держится в умах японцев и в наши дни, несмотря на многочисленных веселых и разбитных российских гостей в Стране восходящего солнца. При этом японцы считают, что русские очень громко говорят и частенько не слышат собеседника. Это объясняется тем, что в основной своей массе японцы говорят тихо и спокойно, дабы не обидеть собеседника. Громкий, даже вызванный восторгом разговор просто пугает их.

При этом японский народ помешан на российском балете и цирке. Поэтому японцы искренне считают, что вся интеллигенция России свой досуг проводит исключительно в Большом театре или в цирке на Цветном бульваре, а в другое время отдается чтению произведений Чехова и Достоевского. Других наших писателей и поэтов японцы ставят на планку ниже.

Но главные стереотипы, связанные с россиянами, относятся к еде. Это неудивительно: поесть японцы любят. Они считают, что мы едим каждый день борщ, пирожки и сметану. Сами японцы, кстати, очень любят «русскую сметану», продающуюся в местных магазинах. Правда, в последнее время ее по популярности потеснил болгарский йогурт. Впрочем, японцы на полном серьезе считают, что Болгария была частью СССР и Российской империи. Японцы также полагают, что россияне, прежде чем приготовить еду, сперва должны на нее плюнуть. Дело в том, что когда-то давно на японском телевидении вышла передача о том, как и что готовят россияне. Ведущий с российской стороны перед приготовлением блюда плевал на руки и потирал их – мол, готов к работе.

Ну и наконец, об алкоголе. Любой японец уверен, что запросто перепьет россиянина. В этом, как ни странно, есть доля правды. В жарком влажном климате японское саке крепостью не более 15 градусов обычно легко валит нетренированного европейца с ног.

Не думай о соседе свысока

В сознании рядового гражданина Польши закрепился образ русского как варвара – полуграмотного, вороватого и много пьющего существа. Если женщина – то непременно отчаянно гулящая, если мужчина – то обязательно потенциальный бандит, вор и неотесанный болван. Автору этих строк неоднократно приходилось быть в польских компаниях и всегда приходилось удивляться, когда вместо рюмки ему наливали «горькую» в емкость большего объема, чем всем остальным. Объяснение всегда было тривиально-прямолинейным: ну вы же там пьете литрами, для вас рюмка – это так, баловство. Любопытно, что, обсуждая сводки автопроисшествий, в которых говорится о количестве промилле в организме водителя, поляки с нескрываемой гордостью говорят: «Так могут пить только русские и поляки! Другим европейцам это просто не под силу! Слабаки».

Огромную лепту в деформированное восприятие русского народа внесли польская литература и кинематограф. Вот сцена из популярного польского фильма: война с Советской Россией 1920 года. В дворянский польский дом заходят красноармейцы. Один из них – то ли казах, то ли якут, – пошарив под кроватью парализованной бабушки-дворянки, находит ночной горшок. Рассматривая яркий, разукрашенный отхожий сосуд, красноармеец достает ложку и начинает есть содержимое. И сцена воспринимается зрителями «на ура»: этот эпизод на следующий день с восторгом напомнил автору этих строк его знакомый продавец из близлежащего овощного ларька.

Корреспондента «НИ» такое примитивное восприятие долгое время бесило, но позже пришло понимание, что это не ненависть и даже не недоброжелательность. Это – жалость, своего рода «милость к падшим». Взгляд свысока в отношении «людей с востока» всегда присутствовал в польском менталитете. Настрой этот вряд ли исчезнет, но постепенно уходит по мере расширения контактов между двумя странами. Например, гибель самолета польского президента под Смоленском, когда и руководство России, и русский народ оказали столько сочувствия и внимания Польше, очень сильно изменили здесь отношение к россиянам. Сразу после катастрофы корреспондент «НИ» даже прочел удивительные строки в польской прессе: «Они такие же, как мы: с отзывчивым сердцем, с братской душой, такие же открытые и сентиментальные люди».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: