Главная / Газета 5 Августа 2011 г. 00:00 / В мире

Секс в большой Африке

Как относятся к белым туристкам в разных странах Черного континента

Инна МАЙЕР-СОШЕНКО, Аккра, Алексей АНДРЕЕВ

Черная Африка из России кажется чем-то безумно далеким и единым. Но на самом деле это совсем не так. Одна из линий раздела африканских обществ – недавняя история. Как убедились корреспонденты «НИ», прожившие длительное время в Западной Африке, в англоязычной Гане и франкоязычной Гвинее отношение к иностранцам во многом зависит от того, частью какой колониальной империи была страна, британской или французской.

Жажда любви толкает многих европеек к поездкам в жаркие края.
Жажда любви толкает многих европеек к поездкам в жаркие края.
shadow
Во франкоязычных странах Черной Африки, где миссионеры не особенно усердствовали с насаждением аборигенам религии, нравы построже. В англоязычных странах, где часто преобладает христианское население, белый турист может столкнуться с тем, что ему в Европе даже трудно представить.

Официант прилагается к счету

Милые дамы, если вам далеко за тридцать, вас бросил муж, ваша фигура оставляет желать лучшего, но при этом вы хотите почувствовать себя королевой, добро пожаловать в Гану. Вы будете пользоваться безусловным интересом лиц противоположного пола. Со стороны черных мужчин этот интерес будет подчас навязчивым. Первое время жизни в Аккре (столице этой республики) одного из авторов этой публикации шокировали официанты в местных кафе. Они запросто могли прежде чем спросить, что мне, собственно, надо, поинтересоваться: «Мисс, можно я к вам приду сегодня вечером?» «Нельзя», – отвечаю. «Точно нельзя?» – интересуется черный кавалер. «Точно», – подтверждаю я и несколько раз повторяю свой ответ, прежде чем официант окончательно поймет: этой белой мужчина не нужен. На качестве обслуживания эта сцена, конечно, никак не сказывается. Когда вы закажете, скажем, банку колы, тот же официант может уйти куда-то в подсобку, вернуться через час и развести руками: «Сорри, мисс, у нас такого нет».

Существует некоторый идеал, на который равняются ганцы: мужчина с хорошей должностью, имеющий много любовниц и много детей. Чем больше детей и любовниц – тем более уважаем человек. Когда африканцы узнавали, что у меня всего один ребенок, они сочувственно качали головой и даже нескромно интересовались: уж не больна ли я чем-нибудь? При этом ребенок, рожденный вне брака, осуждения не вызывает. По крайней мере, знакомые африканки говорили о такого рода случаях совершенно свободно, как о еде или покупках.

Роман с белой женщиной для черного – это престижно. В Аккру последнее время зачастили дамы бальзаковского возраста, которые за умеренную сумму «покупают» черных юношей. Те живут за счет этих дам неделю, а то и две. В тайне они надеются, что их вывезут в Европу. Но так, конечно, происходит редко. Местная европейская колония бальзаковским дамам сочувствует. Романы между белыми и черными среди белых (особенно мужчин) Ганы не приветствуются – не из-за расизма, упаси бог, а из-за СПИДа, эпидемия которого является суровой африканской реальностью.

Представление африканцев о морали, мягко говоря, не вяжется с нашим. Так, здесь считается безнравственным ходить в мини-юбке, но совершенно не стыдно попрошайничать. Деньги могут просить как дети, так и взрослые, причем по местным меркам благополучные. Особенно любят просить деньги у белых женщин – они, как считается, подают лучше. Ситуация, однако, меняется, стоит только выехать за пределы Аккры. В деревнях попрошаек нет. Однажды за городом у меня сломалась машина: лопнуло колесо. Проходившие мимо местные жители живо присоединились к моему водителю и стали помогать – больше советами, чем делом. Когда колесо было заменено, мне захотелось вознаградить этих ребят. Я протянула им 1 седи (это примерно около доллара) – сумма вполне приличная. Один из них презрительно фыркнул, а другой объяснил, что за деньги в его краях не помогают. «Это так же недостойно, как секс за плату», – сказал один местный житель.

Румба по-гвинейски

Заманчивые предложения, сделанные нашей корреспондентке в кафе в Аккре, в гвинейской столице Конакри представить сложно. Приходилось, конечно, встречать румынских или украинских девушек, пользующихся в этих краях неизменным «спросом», но они и едут сюда с определенными целями. В Гвинее же, наоборот, чаще приходилось видеть, как мужчины-европейцы заводят романы с местными девушками, особенно представительницами национальности фульбе, которые довольно сильно отличаются от других местных народов. Согласно одной из версий они пришли сюда с севера Африки в ХVI веке, бежав от турецкого нашествия, и смешались с аборигенами. В Гвинее они составляют порядка четверти населения. Итальянский инженер Марио, спец по строительству дорог, неожиданно принял ислам и превратился в Юсуфа – все ради того, чтобы жениться на местной. Можно представить реакцию его супруги Джулии, легкомысленно оставленной им в далеком Милане. Датчанин Христиан приехал в Гвинею уже с новой женой – сомалийкой, его американский коллега Боб умудрился найти себе здесь женщину индийского происхождения. Наши соотечественники, впрочем, матримониальными проблемами обычно головы себе не заморачивали: крутили романы с черными, а потом возвращались к законной семье.

Но как зажигательно танцуют румбу на дискотеках в гвинейских деревнях! Конец недели, в течение которой молодежь работала на рисовых полях. Сельский староста заводит магнитофон (при котором куча колонок), и местные дамы начинают «зажигать». Белый мужчина в такой компании вызывает неизменный и растущий интерес, даже если он совсем не умеет танцевать. А если он еще и холостяк... Безумным пляскам не будет предела. «Это Африка, сынок, – сказал мне на утро пожилой имам (90% гвинейцев – мусульмане). – Наша молодежь торопится жить, ничего не поделаешь». Что касается женщины бальзаковского возраста, в кафе к ней неизменно будет проявлено повышенное уважение. Причем, чем полнее женщина, тем более уважительно с ней будут разговаривать – гвинейские кавалеры вообще не жалуют худеньких. Но настаивать на встрече, конечно, не будут. Мадам скорее постараются заболтать, порой вручить какой-нибудь приз от заведения типа мороженого. Гвинейцы предпочитают ухаживать, а не напрашиваться на свидания. Особо стоит отметить отношение именно к русским женщинам. В глазах местных француженки, например, – представительницы бывших колонизаторов, американки – «женщины-бумажник» (так и говорят), а вот россиянки почему-то эмоционально гораздо ближе. Как рассказал мне официант из ночного клуба в городке Пита, с русскими (или, по старинке, с «советик») всегда есть о чем поговорить. Русских дам интересует местная жизнь, тогда как француженки, как правило, озабочены перипетиями жизни только своей французской колонии.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 августа 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: