Главная / Газета 1 Августа 2011 г. 00:00 / В мире

«Тени Брейвика» заговорили

Корреспондент «НИ» пообщался с идейными вдохновителями серийного убийцы-ксенофоба

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм

Норвегия до сих пор не может прийти в себя после невиданного в истории страны преступления – взрыва в правительственном квартале Осло и побоища в молодежном лагере на острове Утойя, устроенного идейным исламофобом Андерсом Берингом Брейвиком. Даже руководители популистской Партии прогресса, в которой он состоял несколько лет, отказались позитивно комментировать содержание так называемого манифеста этого человека-монстра, где он изложил свои человеконенавистнические идеи. Сделать это сегодня, когда вся Норвегия скорбит о погибших – значит, навсегда погубить свою репутацию. Единственным человеком, во всеуслышание заявившим, что разделяет взгляды фанатика-детоубийцы по поводу исламизации страны, оказался представитель некой «Группы действий против создания в городе Стиклестад мультикультурного центра» Эйвинд Лундагер. Опубликованные ведущей ежедневной газетой страны Aftenposten его слова «не все идеи Брейвика плохи» мгновенно «прославили» этого маргинального политика на всю Норвегию.

Кровавая трагедия сплотила большинство, но не всех норвежцев.<br>Фото: AP. TERJE BENDIKSBY
Кровавая трагедия сплотила большинство, но не всех норвежцев.
Фото: AP. TERJE BENDIKSBY
shadow
Идейные соратники самого ненавидимого человека в Норвегии не отвечали моим представлениям о том, как должны выглядеть правые радикалы. Я ожидал встретить молодых бритоголовых «качков» в куртках-бомберах и потому не сразу откликнулся на призыв из красного потрепанного «Форда», подкатившего к железнодорожной станции Левангер, на которой мы договорились встретиться. В машине сидели два седовласых поджарых джентльмена в очках, типичные представители среднего класса, любители гольфа и яхтинга. «Рой Вега, историк», – представился водитель. «Эйвинд Лундагер, учитель», – отрекомендовался его спутник.

Я был уверен, что именно с ним разговаривал накануне по телефону. Начал было благодарить Эйвинда за то, что он четко и подробно объяснил мне, как добраться до Левангера из Осло, но учитель прервал мой спич: «Это не я, с тобой по моему телефону говорил Рой. Теперь, когда мне звонят журналисты, отвечает всегда он». «Эйвинд не привык общаться с прессой, вот и ляпнул неосторожно. Теперь беседы веду я, а Эйвинд пусть молчит и тренирует улыбку. Вон, Усама бен Ладен и то на видео обаятельнее выглядел», – вступил в разговор историк.

«Да, уж очень я мрачен, как настоящий фундаменталист. Для нашего дела это плохо. Да еще эта неудачная фраза, которую газетчики обрубили. Я ведь сказал буквально следующее: «Не все идеи Брейвика плохи, но я отрицаю ужасный метод, который он выбрал для того, чтобы донести их до общества», – сообщил учитель, прежде чем надолго замолчать и передать инициативу своему товарищу.

Борцы с «исламабадами»

Рой Вега и Эйвинд Лундагер – активные участники дебатов на сайте консервативных христиан, одной из любимых интернет-страниц «самого страшного и эффективного террориста-одиночки всех времен», как окрестили Брейвика норвежские эксперты. Именно из этого сайта почерпнул Брейвик значительную часть положений своего «манифеста» на 1500 страницах. Главная мысль «политического завещания» террориста, который по решению суда уже не сможет подать голос (процесс, вопреки требованиям убийцы, будет закрытым), заключается в том, что политическая элита Норвегии, ослепленная идеями глобализации и мультикультурализма, уничтожает нацию. По его мнению, иммигранты из мусульманских стран, новые и уже осевшие в королевстве, скоро превратят его в исламское государство, и потому патриоты должны брать дело спасения народа в свои руки.

Впрочем, судя по получасовому монологу Роя Веги, излившемуся на меня за время поездки в машине, Брейвик может спать на своей тюремной койке спокойно все ближайшие два десятка лет, которые ему, вероятно, отпустит суд: и без него есть кому нести в народ основные тезисы «манифеста». «Поймите меня правильно, я не антиисламист, я написал всего две или три статьи против ислама!» – после столь противоречивого заявления мой собеседник обрушил на меня стандартный набор обвинений в адрес «пришельцев». Они-де отказываются интегрироваться в норвежское общество, живут по своим правилам и законам и благодаря высокой рождаемости через 60 лет превратят Осло и другие большие города страны в «исламабады». По словам Роя Веги, процесс разрушения традиционного норвежского общества приобрел необратимый характер, поскольку СМИ хранят «заговор молчания» в отношении наиболее острых проблем. «Замалчивание беды радикализирует людей, именно так появился Брейвик. Я вас уверяю, совсем скоро мы увидим действия его последователей, а фотографии самого Брейвика украсят стены комнат многих норвежских мальчишек», – уверяет Вега.

Но как может стать героем в глазах националистов человек, отправивший на тот свет десятки этнических норвежцев? Ответ на этот вопрос у «офицера-историка» (Рой Вега неоднократно напоминал, видимо, желая придать дополнительный вес своим словам, что в прошлом он – высокопоставленный офицер НАТО) уже был готов заранее: «Многие норвежцы возмущены теплым отношением нашей политической элиты, прежде всего социалистов, к «мультикультурализму», а расстреляны были молодые левые активисты из AUF. Их до этой ужасной трагедии справедливо называли «Столтенберг-югенд» (Столтенберг – премьер-министр Норвегии и лидер социалистической Рабочей партии. – А.С.). Теперь период скорби, мы постараемся избегать столь острых определений, но сути молодежной организации Рабочей партии это не меняет».

Схватка за Стиклестад

Организация Веги и Лундагера называется «Группы действий против создания в Стиклестаде мультикультурного центра». Это не случайно. Стиклестад – место гибели в битве самого почитаемого святого Норвегии – короля Олафа, который считается основателем христианского норвежского государства. Ему посвящен не только главный храм страны – кафедральный собор в Тронхейме, но и пять сотен церквей по всей Европе, от Англии до России. Можно представить потрясение консервативных христиан, когда «один из своих», бывший епископ Осло Гуннар Столсетт в начале июня предложил перепрофилировать Стиклестад в центр межконфессионального диалога, ориентированного прежде всего на ислам. Столсетта поддержали несколько действующих епископов, в том числе из Осло и Тронхейма, принципиальное одобрение было получено и со стороны некоторых членов правительства.

По словам Веги, идея была столь противоречива, что о ней заговорили газеты, и его «Группа действий» всего за месяц набрала тысячи сторонников. «Вы первый журналист, узнавший эту новость. Мы в конце года сформируем движение Stiklestad action of 2011, которое будет продвигать требования о монокультурной Норвегии и ужесточении иммиграционных законов. О своей готовности войти в движение уже заявили пять депутатов парламента от правых и центристских партий. Программа пока не выработана, но думаю, мы будем близки к Шотландской националистической партии», – сообщил мой собеседник.

К выступлению в Национальном культурном центре министра иностранных дел Йонаса Гара Стере с лекцией «Жить в ситуации конфликта» «Группа действий» собиралась организовать в Стиклестаде демонстрацию протеста. Норвежские СМИ назвали это намерение «бестактным» и «дурнопахнущим». По мнению журналистов, было неуместно раздувать межэтнические противоречия в дни траура, тем более что Брейвик столь ужасным способом продвигал идеи, близкие «Группе поддержки». Но к счастью, обещание правых христиан изгнать из Стиклестада «палками и серпами» министра-социалиста, а также левую активистку Бушру Исхак, осмелившуюся приехать в христианскую святыню с лекцией «Быть мусульманкой и норвежкой», так и осталось словами.

«Мы отменили акцию протеста, узнав, что в Стиклестад собираются прибыть молодые активисты из AUF, чтобы дать нам бой. Эти дети травмированы случившимся на Утойя, от них можно ожидать чего угодно. Мы просто пожалели ребят», – объяснил Рой Вега. Через мгновение он добавил: «Так, приближаемся к цели, пожалуй, я надену темные очки, а то «комсомольцы» узнают меня и что-нибудь сотворят. Вон они, видите, в пикете стоят. Я вас тут подальше высажу – мне сейчас в Стиклестад дороги нет». «Форд» «борцов за наследие Святого Олафа» развернулся и исчез в холмах. Я двинулся по дороге к первому пикету, в котором стояли несколько человек в футболках с надписями «SOS – расизм».

«Мы приехали сюда из Тронхейма, чтобы защитить народ от фашистов и расистов. Они хотят устроить тут свой шабаш», – сурово объяснила предводительница группы, миниатюрная смуглая девчушка Мехраз Бандадсу. «Может, стоит с ними поговорить, объяснить друг другу свои взгляды? Их нежелание допустить создание центра диалога с исламом в христианской святыне вполне объяснимо. Ведь и многим мусульманам не понравилась бы мысль превращения Мекки или Медины в дискуссионную платформу с другими религиями?» – пытаюсь внести свой вклад в примирение правой и левой Норвегии.

«Мы принципиально не разговариваем с подобными людьми. Нельзя давать им возможность для выражения своих взглядов. Исследования показывают, что там, где они получают трибуну, они усиливают свои позиции. Посмотрите на ту же Швецию, где в парламент прошли нацисты, шведские демократы. И вы не обольщайтесь по поводу «Группы поддержки». В разговорах с журналистами они более-менее сдержанны, а в Facebook и других социальных сетях такое себе позволяют, что хоть сейчас за решетку сажай!» – сообщает Мехраз. Она сама дважды отдыхала летом на Утойя, поэтому воспринимает трагедию как нападение на собственный дом. У другого «комсомольца», Эйвинда Спродаля, в лагере погибли друзья. И Мехраз, и Эйвинд разочарованы, что идейные сторонники убийцы спасовали и отменили демонстрацию. «Мы бы показали этим нацикам! – говорят они, – Один на один схватиться – это не по безоружным из пистолета палить».

Диалог представителей радикальных групп норвежского общества не состоялся. Крышка «норвежской кастрюли» сегодня плотно задвинута, но варево в ней продолжает кипеть.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 августа 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: