Главная / Газета 20 Июля 2011 г. 00:00 / В мире

Год вербовки неизвестен

Обвиняемый в шпионаже фотограф путается в показаниях

ГЕННАДИЙ САВЧЕНКО

Грузинская прокуратура обнародовала видеозапись признательных показаний фотокорреспондента газеты «Алия» Георгия Абдаладзе. Он наряду с сотрудником Европейского фотоагентства (EPA) Зурабом Курцикидзе и фотографом пресс-службы грузинского президента Ираклия Геденидзе обвиняется в шпионаже в пользу России. Но похоже, что публикацией видеозаписи грузинские силовики добились обратного эффекта: она не снимает, а добавляет к ним вопросов относительно «дела фотографов».

Абдаладзе утверждает, что в 2002 году он, тогда еще корреспондент грузинской газеты «Квирис палитра», был задержан юго-осетинскими силовиками во время съемки сюжета о контрабанде на Эргнетском рынке, расположенном на границе с Южной Осетией. Его привезли в Цхинвал, где избиениями и угрозами заставили подписать обязательство сотрудничать с ФСБ, а потом отпустили. Через год к нему якобы подошел некий «человек среднего возраста», который «напомнил о цхинвальском договоре» и предложил сотрудничать с партией бывшего главы КГБ Грузии Игоря Гиоргадзе, в частности, снимать ее митинги. В 2007 году, когда он работал в пресс-службе парламента, его знакомый Курцикидзе так же, как выразился Абдаладзе, «напомнил цхинвальское дело» и предложил передавать ему фотоматериалы и стенограммы (какие именно, он не сказал) за оплату наличными. Сотрудничество продолжилось во время войны 2008 года, когда Абдаладзе, по его словам, вместе с Курцикидзе в основном снимал, «как отступали грузинские войска». Последнее задание, которое он якобы получил от фотографа ЕPA, была съемка и стенографирование прилета некоего министра иностранных дел в Грузию в 2010 году. Абдаладзе, по его словам, не только сам занимался стенографией, но и добывал готовые стенограммы, причем весьма странным способом. Абдаладзе утверждает, что во время визитов в администрацию президента он, говоря, что не может загрузить фотографии в компьютер, «подходил к тому компьютеру, где по идее должны были быть записи стенограммы», и переправлял их.

Признания Абдаладзе вызвали сомнения у многих. Так, сразу же выяснилось, что он перепутал год своей «вербовки». Как напомнила супруга Абдаладзе Нестан Нейдзе, его задерживали в Южной Осетии не в 2002-м, а в 2000 году, и тогда он работал в газете «Ахали Эпока». Кстати, история с задержанием Абаладзе была достаточно шумной: он даже давал по этому поводу пресс-конференцию. Непосредственный шеф Курцикидзе, глава московского бюро EPA Сергей Чириков, также выразил сомнение в правдивости показаний Абдаладзе. «Мы брали у него единственную съемку в 2010 году – это прилет Хиллари Клинтон в Грузию. Как там в аэропорту можно было что-то стенографировать, я не знаю», – сказал он «НИ». Чириков утверждает, что Абдаладзе, Курцикидзе и Геденидзе, которые, кстати, являются давними друзьями, сотрудничали с EPA вполне официально, с ведома министерства иностранных дел и пресс-службы президента Грузии. Сначала с фотографами расплачивались наличными, с заполнением специальной формы для внештатника, потом в EPA решили перейти на другую, безналичную форму расчета. Никаких стенограмм у фотографов, естественно, не требовали. По словам Чирикова, из Грузии в агентство ни обвинение, ни защита фотографов не обращались, хотя главный офис EPA во Франкфурте подготовил пакет документов, диск с фотографиями и копии всех платежек. «Мы связались с адвокатом, он дрожащим голосом сказал: «Извините, я не могу говорить, я дал подписку», - говорит Чириков. Про признание Абдаладзе Чириков сказал просто: «Вы о 37-м годе не помните?»

Опубликовано в номере «НИ» от 20 июля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: