Главная / Газета 17 Июня 2011 г. 00:00 / В мире

Дидубе говорит по-русски

Репортер «НИ» побывал в школе, где грузинские дети мечтают учиться в московских вузах

Саид БИЦОЕВ, Тбилиси–Москва

Русский язык в солнечной Грузии давно стал «вторым иностранным» – таким заявлением нередко пугают сегодня обывателя. Мол, преподавание языка северного соседа в школах некогда братской республики теперь ограничивается факультативными занятиями, да и сами учебные учреждения сокращаются, что углубляет разрыв в отношениях Грузии и России. Корреспондент «НИ» побывал в 116-й публичной школе Тбилиси, которую называют «русской», и убедился, что списывать со счетов «великий и могучий» здесь пока еще рановато.

Образование на русском языке в Грузии по-прежнему востребовано.
Образование на русском языке в Грузии по-прежнему востребовано.
shadow
Мальчик и девочка ходят по школьному двору с исписанными листочками бумаги, картинно запрокидывая голову и повторяя про себя заученный текст. Видно, готовятся к предстоящему утреннику или спектаклю. Рядом группа младшеклассников играют в классики. На маленькой баскетбольной площадке носятся старшеклассники с оранжевым мячом. Удивительно, как они все умещаются на этом узком пространстве школьного двора, который буквально стиснут фасадом старенькой двухэтажки и бетоннным забором.

Директор школы Демитри Мечурчлишвили признается, что образование на русском языке в Грузии все еще востребовано. К примеру, в 116-й школе, в районе Дидубе, учатся в основном грузины, армяне, евреи, азербайджанцы и греки. Есть дети и из семей, где хотя бы один родитель русский, но их очень мало. Многие русские переехали на ПМЖ в Россию. Но и грузинские родители не прочь, чтобы после окончания тбилисской школы их дети продолжили учебу в российских вузах, несмотря на визовые ограничения и необходимость платить за образование. Российские дипломы здесь по-прежнему котируются.

В Грузии в свое время провели реформу школьного образования. Был и свой реформатор – министр науки и просвещения Каха Ломая, этакий грузинский Фурсенко. Но в отличие от Фурсенко здесь министра вспоминают с большой теплотой, а новую систему образования называют по имени автора – «системой Ломая». Она ближе скорее к европейской, чем к российской и тем более к советской. Максимально уходить от схемы централизации (минобраз – гороно – роно – школы) к более демократичному порядку. Главная суть в том, что коллектив вместе с попечительским советом, куда входят родители, сам определяет стиль жизни, образовательного процесса в школе, сам выбирает себе директора. И теперь руководитель не должен оглядываться на министерство образования или представителей власти, а может сосредоточиться исключительно на проблемах учащихся, педагогического коллектива, качества образования и т.д. При таком подходе механически исчезают такие до боли знакомые явления, как лоббизм, протекция, коррупция, свойственные прежней системе.

«Наша школа всегда считалась элитной, с хорошим уровнем подготовки по всем предметам, – рассказывает «НИ» Демитри Мечурчлишвили. – Потому более 90 процентов выпускников находят себе работу не только в Грузии, но и в Европе и Азии. Мы установили хорошие связи с посольствами США, Великобритании, Индии, а также с Киевским университетом и Московской современной гуманитарной академией. Школа является абсолютным рекордсменом страны по золотым и серебряным медалям». Действительно, в 2008 году, к примеру, «русская» школа выпустила 85 медалистов.

Что еще отличает 116-ю школу от других, так это то, что ее учащиеся много путешествуют. В начале учебного года они сами выбирают маршруты будущих экскурсий. В основном это исторические места, а также Батуми, Телави, Мцхета. Старшеклассники имеют возможность пройти годовое обучение за рубежом (программу финансирует Госдеп США). Любопытно, что во время пребывания за границей каждый ученик может освоить азы какой-нибудь профессии. Это так называемая лидерская программа. Выбирает себе ремесло по душе и проходит практику, «не отходя от школьного станка». По словам директора, предпочтения у детей самые разные и необычные – от футбольного рефери до оператора газонокосилки. Таким образом, перед окончанием школы дети получают определенное представление, куда пойти учиться.

Конечно, требования высокие по всем предметам – русскому языку, грузинскому, математике, но приоритет все же за английским. Ведь у детей не должно быть проблем в общении со сверстниками за океаном. Подобных совместных программ с Россией у Тбилиси пока, к сожалению, нет. Да и в будущем ничего такого не планируется. Хотя очевидно, что настало время налаживать прежние отношения, прежние связи, в том числе языковые. Не сетуя на то, что грузины забывают русский, а исходя из того исторического факта, что Грузия – уже «заграница».

Опубликовано в номере «НИ» от 17 июня 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: