Главная / Газета 25 Марта 2011 г. 00:00 / В мире

Стокгольмский инвестиционный синдром

Что стоит за конфликтом акционеров компании ТНК-BP

Иван ПОПОВ

Конфликт акционеров компании ТНК-BP, рассмотрением которого в ближайшее время должен заняться Стокгольмский арбитражный суд, явно выходит за рамки внутрикорпоративного разбирательства. Для России он может обернуться серьезными потерями в плане инвестиционной привлекательности – вплоть до провала президентской программы модернизации страны.

Внешние проблемы

Стокгольмский суд до конца этой недели вынесет решение по иску зарегистрированного на Кипре консорциума российских бизнесменов AAR («Альфа-групп» Михаила Фридмана, Access Леонарда Блаватника и Renova Виктора Вексельберга) к британской BP из-за сделки с «Роснефтью», сообщил 21 марта «Интерфакс» со ссылкой на свои источники. Это означает, что в скором будущем мы узнаем позицию международного судебного сообщества по самому громкому российскому корпоративному конфликту этого года.

Суть дела, если коротко, такова. Слушания Стокгольмского суда по существу иска начались две недели назад. В рамках процедуры ускоренного арбитража ААR и ВР решают вопрос, касающийся соглашения акционеров одной из крупнейших российских нефтяных компаний ТНК-ВР, в которой у каждой из сторон спора по 50% акций. Претензии ААR сводятся к следующему. В январе ВР и ее новый стратегический партнер в России – госкомпания «Роснефть» объявили о создании глобального альянса, основанного на взаимном владении акциями и сотрудничестве на российском арктическом шельфе. Согласно предложенной схеме российская госкомпания должна получить 5% акций ВР в обмен на 9,5% акций «Роснефти». Объем соглашения об обмене акциями составил 16 млрд. долларов, а размер инвестиций в освоение арктического шельфа только на первом этапе оценивался в 1,4–2 млрд. долларов. Сделка была заключена на Всемирном экономическом форуме в Давосе и одобрена российскими и британскими властями.

Практически сразу после объявления этой сделки консорциум ААR заявил, что видит нарушения соглашения акционеров ТНК-ВР в альянсе BP с «Роснефтью» и намерен в судебном порядке отстаивать свои права. Позиция ААR обосновывалась тем, что BP в рамках акционерного соглашения не имела права реализовывать подобные проекты в России, не предложив сначала поучаствовать в них ТНК-BP.

Конфликт сразу вышел на политический уровень. Курирующий сделку BP с «Роснефтью» вице-премьер России и председатель совета директоров «Роснефти» Игорь Сечин дал весьма резкую оценку происходящему. Он заявил, что сделка обмена активами между ВР и «Роснефтью» будет завершена в срок, 14 апреля. «Сейчас все в арбитражах, но я напомню, что сейчас в арбитражах иски кипрских компаний и английских компаний. И, что бы они там ни решили, речь идет о недрах, расположенных в экономической зоне Российской Федерации», – сказал вице-премьер.

Игоря Сечина понять легко. Всего две энергетические компании в мире имеют опыт разработки нефтегазовых месторождений в подобных арктических условиях – ВР и Exxon Mobile. Выясняется, что кипрский офшор считает, что российская национальная нефтяная компания не может работать с компаниями мирового класса на территории самой же России. При этом налицо политика двойных стандартов, так как у ВР есть прецеденты работы в России без участия ТНК – в проектах Сахалин-4 и Сахалин-5. Кроме того, формально BP, хоть и постфактум, акционерное соглашение выполнила – на внеочередном заседании 12 марта совет директоров ТНК-BP не одобрил участие этой компании в сделке с «Роснефтью».

Впрочем, и позицию акционеров AAR понять тоже легко. Тем более если также отвлечься от формальностей и посмотреть на суть вопроса.

Внутренние причины

Совладельцы AAR – известные бизнесмены. Наиболее известный, пожалуй, Михаил Фридман, владелец «Альфа-групп», контролирующей 50% этого кипрского офшора. Но известен он не только своим банковским и нефтяным бизнесом.

«Здравствуйте, вы позвонили в «Альфа-групп». Ваш звонок очень важен для нас. Если вас интересует разбирательство с «Телекоминвест» (контролирующий акционер «Мегафона»), нажмите 1. Если вы звоните по поводу корпоративных конфликтов, связанных с «Би-лайн», нажмите 2. Если вы интересуетесь ходом дела АСВТ (миноритарный акционер МТС, который может лишить АФК «Система» контрольного пакета в этом сотовом операторе), нажмите 3. Для официального опровержения нажмите 4. Для отказа от комментариев нажмите 5». Этот анекдот опубликовало в далеком 2005 году ведущее российское интернет-издание «Газета.ру», озадачившись вопросом о сути бизнеса «Альфы».

Издание заинтересовалось этим в связи с тем, что как раз тогда «Альфа» «вписалась» в конфликт миноритарного и мажоритарного акционеров группы «Евроцемент». Фонд Russia Capital Partners, владеющий более чем 40% долей в «Евроцементе», передал ее в управление компании А1, входящей в «Альфа групп». «Эксперты уверены в том, что речь, скорее всего, может идти о гринмейле (давлении на контролирующих акционеров, чтобы они выкупили долю миноритариев). По их мнению, ситуация разрешится тем, что «Альфа» добьется от мажоритарного акционера (Филарета Гальчева) выкупа доли Ruusia Capital Partners – за что, вероятно, получит щедрые комиссионные», – отмечалось в статье.

«Непонятно, чем, собственно, занимается «Альфа-групп» или, если угодно, какова их роль в народном хозяйстве. «Вымпелком», МТС и даже «Мегафон» худо-бедно предоставляют услуги сотовой связи. Sun Interbrew (одна из предыдущих жертв «Альфы») варит пиво – не важно, нравится оно мне или нет. «Евроцемент» делает, соответственно, цемент. Даже простые рейдеры делают из бывших НИИ бизнес-центры. А «Альфа»? Лично у меня сложилось такое мнение, что «Альфа» в основном производит судебные решения. И в этом мнении я не одинок. Один мой знакомый – таково его мнение – считает, что группа представляет собой союз юристов и специалистов по наездам. Я очень долго думал над этим, и, по моему скромному мнению, фактов, которые подтверждали бы это суждение, больше, чем тех, которые идут с ним вразрез. В связи с этим, конечно, нельзя не задать вопрос, а кого в таком случае глава этой чудесной группы Михаил Фридман представляет в Общественной палате. Мне так кажется, что точно не юристов – даже у выпускников юрфака конкретно ЛГУ (Ленинградский государственный университет) там и без Фридмана более чем достойное представительство. Тогда, простите, кого?» – резюмировал колумнист «Газеты.ру».

С тех пор послужной список «Альфа-групп» сильно пополнился – достаточно вспомнить конфликт с той же BP в 2008 году, когда у тогдашнего президента ТНК-BP Роберта Дадли (сейчас именно он возглавляет BP) неожиданно возникли проблемы с въездом в Россию, и в итоге он был вынужден подать в отставку.

Что же происходит теперь? Акционеры AAR в разговорах с прессой и инвесторами несколько раз ссылались на «договоренности» с президентом и премьером России. Однако ни до, ни во время, ни после голосования совета директоров ТНК-ВР за участие в проекте «Роснефти» в Арктике ни одного официального запроса в уполномоченные органы так и не поступило. Подобное решение, равно как и возможный обмен активами ТНК-ВР вместо ВР, принимается Комиссией по стратегическим инвестициям, возглавляемой премьер-министром, но и там не видели каких-либо запросов от ТНК-ВP. Тогда логично предположить, что причина арбитражных разбирательств в том, что AAR просто пытается надавить на «Роснефть» и BP с целью заставить их выкупить долю AAR в ТНК-BP по выгодной для кипрского офшора цене. Эта версия выглядит тем более правдоподобной, если учесть, что деньги «Альфе» сейчас нужны. Между «Альфа-групп» и АФК «Система» есть договоренность о совместном участии в предстоящей приватизации Ростелекома, согласно которому «Альфа» выступит основным инвестором денежных средств на осуществление сделки. Переложиться из нефтяного сектора, где государство в последние годы навело порядок, заставив компании стать прозрачными и платить налоги, в пока еще довольно «серый» телекоммуникационный сегмент, как кажется, логичный шаг.

Цена вопроса

Разумеется, мнения журналистов и даже высокопоставленных правительственных чиновников – это одно, а решение суда – совершенно другое. Суд должен руководствоваться буквой закона. Проблема, однако, в том, что каким бы ни был вердикт Стокгольмского суда, Россия в целом уже проиграла. Игорь Сечин, к примеру, 23 марта предложил японцам поучаствовать совместно с «Газпромом» в освоении Ковыктинского месторождения – это должно помочь им решить энергетические проблемы, возникшие в результате землетрясения. Но легко ли будет уговорить инвесторов войти в проект, где также участвует «Роснефть» и где также «засветилась» ТНК-BP, обещавшая его реализовать, но так и не сумевшая (там, отметим, дело тоже кончилось громким скандалом).

В России много очень привлекательных проектов, реализация которых без иностранных инвестиций никуда не сдвинется, о чем не раз говорил президент России Дмитрий Медведев. Но любые инвестиции основаны на доверии, которое завоевывается годами, а потеряно может быть практически мгновенно. Что, собственно говоря, похоже, уже и происходит.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: