Главная / Газета 2 Июля 2010 г. 00:00 / В мире

Работа под «завязку»

Пьющие американцы стали честно рассказывать о своей зависимости

АНДРЕЙ ШИТОВ, корреспондент ИТАР-ТАСС –специально для «НИ», Вашингтон

Алкоголиков и наркоманов в США не меньше, чем где бы то ни было. Но при этом алкоголизм и наркомания не воспринимаются как неразрешимая социальная проблема. После того, как в стране появилось движение «анонимных алкоголиков», недавно отметившее свое 75-летие, многие американцы научились достаточно эффективно бороться с «зеленым змием». Причем даже на престижной и ответственной дипломатической работе химическая зависимость не становится непреодолимым препятствием в карьере.

В американском обществе обильные возлияния уже не воспринимаются как «нечто само собой размеющееся».
В американском обществе обильные возлияния уже не воспринимаются как «нечто само собой размеющееся».
shadow
Мой собеседник, работающий в госдепартаменте США по медицинской части и просивший не называть его имени в печати, рассказал, что ведомственные антиалкогольные и антинаркотические программы стали создаваться в Америке по прямому требованию конгресса, принявшего в 1970 году соответствующий закон. С тех пор почти 40 лет такая программа действует и в американском внешнеполитическом ведомстве. О ее эффективности говорит то, что повторных обращений за помощью бывает очень мало.

Люди, имеющие проблемы с алкоголем, обычно приходят по направлению. Причем, как правило, не от начальства, которое никого не может заставить лечиться, а от других врачей – например, после обязательного медосмотра перед загранкомандировкой. В любом случае «ошибочных» посещений практически не бывает: если уж человек пришел на прием, значит, у него почти наверняка что-то не в порядке. Вопрос, как правило, лишь в том, чтобы выбрать наиболее подходящую лечебную программу для конкретного человека, которая была бы приемлема для его медицинской страховой компании. Само собой разумеется, что и в лечебном центре, и до этого на работе соблюдается строгая конфиденциальность. Даже если человек занимает ответственную должность, не совместимую ни с какими злоупотреблениями, врачи, к которым он обратился за помощью, не вправе докладывать об этом его начальству и не делают этого.

Сами по себе методы «анонимных алкоголиков» (АА) лечением не являются – это способ взаимопомощи людей, стремящихся к общей цели. Помогает осознание того, что собственный горький опыт отнюдь не уникален, что другие порой и в худшем положении избавлялись от зависимости. Помогает традиция «спонсорства», т.е. опеки новичка человеком, ранее уже прошедшим все «12 шагов», из которых состоит программа АА.

Сотрудник госдепартамента сказал, что в целом отношение к выпивке в ведомстве, где он работает, постепенно меняется. Он убедился в этом, объехав по долгу службы посольства и консульства США в 50 странах. Алкоголь всегда играл определенную роль в дипломатической работе, но прежде его употребление окружалось неким романтическим ореолом и заведомо предполагалось, что «все пьют». Теперь же, по словам нашего собеседника, «это уже не считается само собой разумеющимся».

Знакомая американка Патриция П. рассказала, что много лет пила запоем, с испугу «завязала» после того, как у нее обнаружили рак печени, но потом... снова надолго вернулась к бутылке. «Каждый раз, поднося ко рту бокал, я думала, не спровоцирую ли возвращение болезни, но это меня не останавливало», – вспоминает она. Последние 6 лет Пэт посещает групповые собрания АА и ведет совершенно трезвый образ жизни. В принципе в США трезвенников довольно много – до трети взрослого населения страны, но, конечно, бывшие алкоголики и наркоманы стоят в этом общем ряду особняком. Они охотно объясняют желающим, как им удалось избавиться от пагубной зависимости. Для России с ее «особенностями национальных традиций» эти «секреты», пожалуй, поважнее ядерных.

Методы АА далеко не сразу нашли признание и у профессиональных медиков. Доктор Марк Вилленбринг, главный специалист по лечебным программам в американском Национальном институте проблем алкоголизма рассказал мне, что на это ушло как минимум два десятилетия. Сомнения в том, что алкоголизм – это болезнь, сохраняются кое-где и сейчас. Впрочем, по его словам, любая болезнь начинает признаваться тогда, когда появляются средства ее лечения. Теперь методы групповой терапии используются в 90% программ избавления от алкоголизма в США, а оплата этих программ покрывается медицинской страховкой.

В России, правда, многие убеждены, что американские методы для нас заведомо непригодны, поскольку в США, дескать, «и алкоголиков-то настоящих нет». Это заблуждение: чтобы его развеять, достаточно хоть раз поговорить по душам с людьми вроде Пэт или сходить на открытое собрание АА. Если уж на то пошло, в Америке положение даже сложнее, поскольку она намного раньше России «близко познакомилась» с наркотиками и теперь здесь живет масса людей с двойной зависимостью. В АА считают, что шансов на успех меньше всего у тех, кто «органически не способен быть честным» – с собой и другими. Если человек откровенно признается хоть одной живой душе, сколько именно и почему он пьет, это уже само по себе принесет большое облегчение.

Опубликовано в номере «НИ» от 2 июля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: