Главная / Газета 13 Мая 2009 г. 00:00 / В мире

Коровий капитал

В отличие от россиян, рядовые французы активно вкладываются в животноводство

СЕРГЕЙ ЛАВИНОВ, МАРИЯ СЕМИНА

Французы известны своим недоверием к банкам. Сейчас у этого чувства к тому же появились веские объективные основания. Обычный банковский счет может принести его владельцу, как правило, не больше 1% годовых. Не лучше обстоят дела с ценными бумагами и недвижимостью. Иное дело – коровы: вложив деньги в профильную инвестиционную компанию, можно получить чистый доход до 5%. Рядовые россияне в сельское хозяйство не инвестируют – даже вложенные деньги вернуть очень трудно, не говоря уже о прибыли.

Хранить деньги в европейских буренках выгоднее, чем в банках.<br>Фото: AP
Хранить деньги в европейских буренках выгоднее, чем в банках.
Фото: AP
shadow
В отличие от России, инфляция в Европе не высока, поэтому и проценты по банковским вкладам выплачиваются весьма скромные. Фондовый рынок так напугал мелких инвесторов за время кризиса, что доверие к нему будет восстанавливаться еще долго. Не лучше дела и с недвижимостью – цены на нее упали, и те, кто вложился в квартиры и дома, понесли потери. Тем не менее, французы не прячут евро под матрасы. Они нашли им лучшее применение. Все больше жителей Пятой республики вкладывают свободные деньги в… коров.

Контракты на коров (так во Франции называют инвестиции в животноводство) – отнюдь не ноу-хау нынешнего кризиса. В буренок жители страны активно вкладывали деньги еще в средние века. Не случайно во французском языке слова «крупный рогатый скот» (cheptel) и «капитал» (capital) имеют один корень. К коровам во Франции относятся, конечно, с меньшим почтением, чем в Индии, но тоже очень уважают.

Пьер Маргерит – исполнительный директор Elevage et Patrimoine, финансовой фирмы, инвестирующей деньги клиентов в крупный рогатый скот в восточной части Франции, и одновременно президент компании Gestel, которая работает как с инвесторами, так и фермерами. Он уверен, что коровы, особенно во время кризиса, – надежный долгосрочный инструмент вложения денег. Инвестиции в буренок приносят 4–5% годовых после уплаты налогов. По нынешним временам это очень хороший доход.

В то время как подавляющее большинство финансовых организаций сейчас переживают очень трудные времена, бизнес месье Маргерита процветает. В прошлом году оборот вырос на 40%, а за четыре месяца этого года почти удвоился. «Люди скопили деньги и не хотят их терять,– объясняет финансист.– Все видят, что акции сильно упали. Деньги нужно вкладывать на долгосрочной основе во что-то более стабильное».

По информации Французской ассоциации инвестиций в крупный рогатый скот (есть и такая), сейчас примерно в 900 фермерских хозяйствах страны пасутся около 37 тыс. так называемых контрактных коров. Стать скотопромышленником, не выезжая за пределы города, предельно просто. Типичный инвестор покупает от 10 до 20 молочных коров, как правило, по цене чуть более 1 тыс. евро за голову. При этом животных он может никогда в жизни не увидеть – за контрактными коровами с радостью ухаживают фермеры. Кроме дополнительных денег, которых им, как и всем в кризис, не хватает, для них предусмотрены еще и существенные налоговые послабления. Инвестор же каждый год сам решает, продавать телят или оставлять их как дополнительный источник дохода. Получается нечто весьма похожее на доверительное управление активами.

Пьер Маргерит уверен, что сейчас коровы являются более выгодным вложением денег по сравнению с недвижимостью и более реальным и осязаемым по сравнению с ценными бумагами. Потенциал этого специфического рынка огромен – коров во Франции – 1 млн., а во всей Европе – 6 млн. голов.

В России рынка частных инвестиций в сельхозпроизводство практически нет, заявил «НИ» аналитик крупной управляющей компании Игорь Кобзарь. Связано это с мизерным числом публичных сельхозкомпаний. Можно свободно купить акции всего двух предприятий. Поэтому ни о каких, скажем, ПИФах акций сельхозсектора не может быть и речи. Единственный вариант, по словам эксперта, – прямые инвестиции. Так что, чтобы вложиться в отдельно взятую корову, нужно договариваться с фермером. Правда, вряд ли многие наши фермеры возьмут в толк, чего клиент от них хочет.

«Мне не известны факты, чтобы лица, имеющие средние доходы, инвестировали в сельское хозяйство, – подтвердила «НИ» эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Татьяна Рыбалова. – Подобные вложения не интересны из-за низких цен. У нас было много инвестиционных проектов, которые сегодня отложены. Ведь для того, чтобы инвестировать в молочное животноводство, как это делают французы, должна быть соответствующая цена сырого молока, которая позволила бы вернуть вложенные деньги. Сегодня эта цена должна быть не менее 15 руб., а у нас в среднем – 7,5 руб., что не позволяет возвращать инвестиции. Как бизнес может функционировать, если на выходе – продукт, не позволяющий покрывать кредиты, затраты и приносить прибыль?»

Опубликовано в номере «НИ» от 13 мая 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: