Главная / Газета 3 Декабря 2008 г. 00:00 / В мире

Время тяжеловесов

Барак Обама собрал коалицию из «ястребов» и либералов

АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВ

Избранный президент США Барак Обама, наконец, перестал «держать паузу» и на пресс-конференции в Чикаго официально объявил, кто возглавит внешнеполитический и силовой блоки его администрации. Знаковым событием стали назначение госсекретарем Хиллари Клинтон (человека номер два в лагере демократов), а министром обороны –республиканца Роберта Гейтса, нынешнего главы Пентагона. Теперь эксперты гадают, что это может означать для будущих отношений с Россией.

Барак Обама не скупился на эпитеты в адрес ключевых назначенцев. Г-жу Клинтон он назвал «выдающимся американским государственным деятелем». Новый виток ее карьеры должен показать «друзьям и врагам» серьезность намерений «обновить американскую дипломатию и восстановить связи с союзниками». Роберт Гейтс же, по его словам, ответственный руководитель, «миссия» которого – подвести страну к окончанию войны в Ираке. Переназначение Гейтса вполне вписывается в стремление будущего главы государства смягчить провозглашенные им «перемены» преемственностью прежнего курса по ряду направлений и одновременно сохранить сторонников среди республиканцев, поддержавших его на выборах.

При этом «человек Буша» Роберт Гейтс в новой команде вряд ли будет выглядеть таким уж «ястребом». Демократка Джанет Наполитано, которая займет пост министра национальной безопасности, тоже не слишком популярна среди американских либералов. На посту губернатора штата Аризона она прославилась, например, самыми жесткими мерами по ограничению потоков миграции из соседней Мексики. Два года назад ей даже пришлось публично объясняться по поводу того, что она вовсе не хочет довести дело до «милитаризации границы и войны».

На этом фоне контрастно выглядит назначение министром юстиции известного противника подобной практики афроамериканца Эрика Холдера. Итальянская La Stampa назвала его «символом крестового похода, в ходе которого Обама хочет вернуть министерству имидж этической респектабельности, запятнанный недавними скандалами в администрации Буша». Сам Обама никакого противоречия в создании столь пестрой команды не видит. «Я уверен, именно это нужно нам для нового начала американской национальной безопасности», – подчеркнул он.

Что выбор подобной команды может сулить нашей стране, мнения экспертов расходятся. Заместитель директора по исследованиям российского Совета по внешней и оборонной политике Дмитрий Суслов особый акцент делает на том, что в отношении Москвы Клинтон обеспечит преемственность прежнего курса. «Не будет резких изменений, о которых в ходе избирательной кампании говорил Обама. Например, он допускал возможность переговоров с Ираном без предварительных условий. Клинтон же подчеркивает, что ни с Ираном, ни с Северной Кореей таких переговоров не будет. Это уже принципиальное расхождение с российской политикой. Но, конечно, камнем преткновения станет дальнейшее расширение НАТО – в госдепартамент приглашено немало дипломатов, начинавших это дело в 1990-е годы. А заместителем Клинтон станет наиболее активный сторонник вовлечения Украины в Североатлантический альянс Марк Бжезинский, сын хорошо известного у нас Збигнева Бжезинского», – рассказал «НИ» эксперт. По его словам. Роберт Гейтс, в свою очередь, продолжит продвижение американской ПРО в Европе. «Европейские политики заинтересованы в сближении с администрацией Обамы, и вряд ли они будут с прежним пониманием относиться к позиции Москвы по таким вопросам, как расширение НАТО и ПРО», – полагает г-н Суслов.

Директор программ России и стран СНГ Германского совета по внешней политике Александр Рар более осторожно оценивает будущую политику команды Обамы. По его словам, Хиллари Клинтон – «политический тяжеловес, имеющий собственные взгляды на внешнюю политику». «Вообще, скорее всего, сам Обама в ближайшие два года будет больше заниматься политикой внутренней. Для России же многое зависит от того, как она сумеет нащупать формы взаимодействия с новой администрацией США. Да, Клинтон – за дальнейшее расширение НАТО, но не методами ковбоя Буша. Геополитика остается, однако речь идет о дипломатии, а не об ультиматумах. Да и Марк Бжезинский – это не Збигнев. Я думаю, наступает момент, когда между США и Россией может открыться новое окно возможностей», – отметил эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 декабря 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: