Главная / Газета 12 Сентября 2008 г. 00:00 / В мире

Одним Козлом меньше

Минские власти встревожены наплывом желающих поменять неблагозвучные фамилии

ВЛАДИСЛАВ КАГАН, Минск

С каждым годом все большее число жителей белорусской столицы меняют свои фамилии. В Главном управлении юстиции Минского горисполкома бьют тревогу: только за первые шесть месяцев этого года в ЗАГСы по этому поводу поступило уже более 700 заявлений, а всего их ожидается не менее полутора тысяч. Чиновников особенно беспокоит тот факт, что многие белорусы идут на смену фамилии, считая, что их зовут неблагозвучно.

shadow
В Минском горисполкоме корреспонденту «Новых Известий» заявили, что чаще всего от своих фамилий отказываются в молодом возрасте, тем более что в Белоруссии разрешено это делать с 16 лет. «Люди, прожившие всю жизнь Могилами или Уродами, никогда или практически никогда не идут на смену фамилии. Хотя были случаи, когда граждане и в зрелом возрасте меняли «некрасивые» фамилии, такие, например, как Баран или Козел», – рассказала нашей газете сотрудница одного из центральных ЗАГСов Минска.

Этот вопрос для белорусов традиционно был «чувствительным». По данным экспертов Института филологии имени Якуба Колоса и Янки Купалы, 90% белорусских фамилий исторически происходят от прозвищ. Самые яркие примеры – Ус, Нос, Беззуб, Брюхан, Пискун или Неулыба. Все они, по данным филологов, связаны с внешними чертами их первых носителей. Кроме того, природа – как растительная, так и животная – также внесла свой вклад в это дело. К примеру, в Белоруссии легко можно встретить человека с фамилией Заяц, Козел, Кабан, Козлик, Ворон, Баран или Пацук (Крыса).

В любой другой стране, где русский язык занимает хотя бы вторые позиции по распространенности, эти фамилии могли бы свидетельствовать о трудных годах, проведенных человеком в школе или в институте. Их носителей от издевательств со стороны сверстников могли спасти только крепкие кулаки. Но для белорусских Зайцев или Козликов есть один обнадеживающий момент. Дело в том, что носители этих фамилий во многих случаях живут компактно. К примеру, в стране можно встретить целую деревню, жители которой одни Вороны.

Другое дело, когда люди начинают переселяться в крупные города, – тогда-то и возникают первые проблемы. Правда, не всегда они бегут в ЗАГС. «Изменение фамилии из-за ее неблагозвучности – это возрастная тенденция. Преодолев юношеский возраст, уже в достаточно зрелые годы люди перестают обращать внимание на то, что они Зайцы, Лысые, Сиротки или Козлы», – считают эксперты института филологии. Действительно, знакомая белорусская журналистка Заяц чуть не вышла замуж за человека, который и слышать не хотел о том, что она оставит девичью фамилию или тем более передаст ее детям. Замужество так и не состоялось по другим причинам, но Заяц до сих пор горда тем, что сохранила родовую фамилию.

В главном управлении юстиции белорусской столицы говорят, что «каждое заявление о смене фамилии рассматривают юристы, и если человек представил убедительные доказательства для того, чтобы ему присвоили новую фамилию, а бытовые проблемы здесь могут сыграть свою роль, юристы обращаются в органы внутренних дел, которые должны дать соответствующее разрешение». Причем около 15% из всех обратившихся в ЗАГСы по этому вопросу отказывают на основании именно милицейской информации.


БОМЖИ ЗАМЕТАЮТ СЛЕДЫ
В ГУВД Минска «Новым Известиям» сообщили, что все чаще имена и фамилии меняют бомжи, придумывающие себе легенды для «создания имиджа и авторитета в своей среде, а также запутывания оперативных работников». Милиционеры рассказывают, что около 80% лиц без определенного места жительства утверждают, что в прошлом они были либо известными артистами и учеными, либо руководителями предприятий, работниками спецслужб, партийными лидерами и даже неудавшимися космонавтами.

Опубликовано в номере «НИ» от 12 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: