Главная / Газета 1 Сентября 2008 г. 00:00 / В мире

Дорога домой

В зоне конфликта в Закавказье продолжаются обмены пленными

РОМАН ДОБРОХОТОВ, ИРИНА БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Вчера представитель Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев Мелита Сунджич заявила, что остающиеся на территории Грузии российские военные не дают грузинским беженцам вернуться в свои дома. Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты открыто подтвердил факт уничтожения грузинских деревень. Те мирные жители, которые не успели бежать, оказались в плену. Теперь их меняют на осетинских ополченцев.

Беженцы этой необъявленной войны никак не могут вернуться в свои города и деревни.<br>Фото: AP. KEITH STRAKOCIC
Беженцы этой необъявленной войны никак не могут вернуться в свои города и деревни.
Фото: AP. KEITH STRAKOCIC
shadow
Уже больше недели, как население постепенно возвращается в израненный войной грузинский город Гори. Местные власти пытаются устроить в городе и беженцев из близлежащих сел. По информации Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН), в Гори в качестве внутренне перемещенных лиц зарегистрированы 2300 человек и 800 из них живут в специальных палатках. Многие из них здесь появились после того, как Россия объявила о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, – им стало понятно, что возвращаться некуда. В субботу представитель УВКБ ООН по делам беженцев Мелита Сунджич сообщила, что российские военные мешают грузинским беженцам вернуться в свои дома, под предлогом, что «не смогут гарантировать их безопасность». Еще более точен в формулировках югоосетинский лидер Эдуард Кокойты, который открыто заявил, что не пустит грузинских беженцев в свои дома, признав, что их деревни фактически уничтожены. Эту информацию подтвердил «НИ» и министр Грузии по вопросам реинтеграции Темури Якобашвили: «Они отказываются впускать в села, где, как известно, уже давно бесчинствуют мародеры, грузинскую полицию. А когда к ним обращаются беженцы, отвечают, что не могут обеспечить их безопасность», – заявил министр.

«Несмотря на то, что большинство домов в грузинских селах, граничащих с зоной конфликта и тех, что находятся в ее черте, разрушены и сожжены, люди все же стремятся вернуться туда, – рассказала «НИ» замминистра Грузии по вопросам реинтеграции Елена Тедворадзе. – Они говорили мне, что не могут жить без земли, без того, чтобы эту землю не обрабатывать, говорили, что сами восстановят свои дома, лишь бы им дали возможность вернуться в родные села».

Значительная часть местных жителей, впрочем, наоборот, пытается уехать из разгромленных грузинских анклавов, но удалось это не всем.

Так, например, на прошлой неделе стало известно о довольно странном обмене военнопленными, состоявшемся в Грузии 21 августа. Российская сторона передала грузинской 63 человека – все были гражданскими жителями сел Большого и Малого Лиахвского ущелий (Южная Осетия). В основном это люди преклонного возраста, самому старшему из которых – 90 лет. Грузинские и мировые СМИ сообщают, что в ответ грузины отдали несколько осетинских военных. Российская же сторона утверждает, что грузинские пленники ни на кого не обменивались.

Как старики и женщины оказались в плену не совсем ясно. По версии самих «заложников», их взяли в плен осетинские ополченцы. А по официальной российской версии, более 150 грузин, оказавшихся во время военного конфликта на территории Южной Осетии, «спасались от артобстрелов и возможного самосуда» в здании местного МВД. Часть «отпустили практически сразу», а часть «проходили проверку», и многие из них «оказались членами диверсионных групп».

Некоторые журналисты отмечают, что мирные жители были фактически взяты в заложники только потому, что и в плену у грузин также находились «гражданские». Все дело в том, что со стороны Южной Осетии воевали много ополченцев, официально не относящихся к военнослужащим. За разъяснениями о том, как можно расценивать их с точки зрения международного права, «НИ» обратились к российскому эксперту, руководителю Центра военного прогнозирования Анатолию Цыганку. «К сожалению, Женевские конвенции не подразумевают такой категории, как ополченец, хотя де-факто их надо относить к комбатантам, – рассказал эксперт «НИ». – Юридически, как правило, оказывается невозможно доказать принадлежность к военным даже наемников, а уж ополченцы, которые чаще всего и денег никаких не получают, и вовсе не подпадают ни под какие существующие определения в международном праве».

В адрес Грузии также звучали обвинения в невыдаче пленных. В прошлый четверг генеральный прокурор Южной Осетии Теймураз Хугаев заявил, что в грузинском плену сейчас удерживаются десятки жителей республики, которых Тбилиси не возвращает под предлогом того, что это якобы граждане Грузии.

Еще один юридически спорный вопрос связан с обменом грузинских граждан, задержанных в грузинском же городе Поти. На прошлой неделе замначальника Генштаба России Анатолий Ноговицын сообщил, что российские военные задержали в Поти 22 гражданина Грузии, которые передвигались на американских «Хаммерах». Как оказалось, это были специалисты, собиравшиеся восстановить в Поти радиолокационную станцию. Задержали их 18 августа, притом что двумя днями раньше, 16 августа, все тот же господин Ноговицын публично заявлял, что российских военных в Поти нет. 10 человек тогда отпустили стразу, а еще 12 остались в плену под предлогом наличия у них оружия на момент задержания. Не менее любопытно и то, на кого Россия обменяла этих «заложников». В четверг депутат парламента Грузии Гия Тортладзе сообщил, что Тбилиси передал Москве в обмен на этих солдат ранее осужденного грузинского генерала Романа Думбадзе. Напомним, что во время обострения отношений между властями Грузии и лидером Аджарской автономной республики Асланом Абашидзе весной 2004 года генерал заявил о неподчинении президенту Михаилу Саакашвили. Затем в мае 2004 года, после смены власти в Аджарии, Думбадзе добровольно сдался правоохранительным органам Грузии и был осужден на 17 лет за измену родине.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 сентября 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: