«Мне стыдно за своих товарищей»

Югоосетинский спецназ и ополченцы зачистили грузинское село

Специальный корреспондент «НИ» ЛЮДМИЛА НАЗДРАЧЕВА передает из Цхинвали

Вчера спецназ министерства обороны Южной Осетии вместе с ополченцами отправился на зачистку грузинского села Нул, где накануне проходил ожесточенный бой. Военные намерены оттеснить всех местных жителей с этой территории. Ополченцы жгли дома и вывозили ценные вещи, которые не успели забрать с собой грузинские беженцы. В ближайшее время они собираются пройтись так по всем селам, которые расположены анклавом между осетинскими деревнями.

На пыльной, изъеденной воронками от снарядов дороге в грузинское село въехали два «КамАЗа» и БТР спецназовцев и ополченцев. Военные были вооружены автоматами и пулеметами, которые они в шутку называли «красавчиками». Накануне у подножия холма, куда двигалась сейчас военная техника, шел жестокий бой. Российские и югоосетинские военные обстреливали грузинские танки из самолетов, а потом палили по ним из гаубиц и гранатометов. Грузины вынуждены были покинуть свои дома. «Мы думаем, что кто-то из грузинских воинов все же остался, – рассказал «НИ» один из руководителей отряда спецназовцев. – Чтобы больше они не пришли на эту землю и не стали воевать с соседними югоосетинскими селами, мы должны сжечь их дома».

Исторически так сложилось, что на югоосетинской территории грузинские села расположились своеобразным анклавом. На пути из осетинского поселка Джавы к Цхинвали нужно было проехать несколько грузинских деревень – Тамарашени, Ачибети, Курта и Кехви. Из-за этих селений, которые пересекает трасса, проехать по ней сложно: из домов стреляют по машинам. «Мы ехали по объездной дороге из Цхинвали во Владикавказ, но нашу легковушку обстреляли, – рассказала «НИ» местная жительница Мадина Бертаева. – Мужа ранило, и мы вернулись».

Первым делом спецназ направился к грузинскому селу Нул. В нем с аккуратных домиков свисают несозревшие гроздья винограда, а по улицам бродят стада недоеных коров. Чтобы обезопасить себя от грузин, которые могли засесть в подвалах, спецназ и ополченцы сначала с отдаления обстреливали село. «Большинство жителей Нула разбежались после боя, – рассказал «НИ» ополченец Алан. – Есть вероятность, что они будут стрелять в нас, для этого и нужна зачистка. Кроме того, мы не хотим, чтобы сюда вновь возвратились грузины. В таких селах, как Нул, скорее всего, построят базы для миротворцев. Они будут принадлежать России так же, как и Южной Осетии».

Затем, въехав в село и разделившись по трое, спецназовцы и ополченцы стали вламываться в дома. В первую очередь они обследовали подвалы, а потом шарили по комнатам. Уносили с собой все ценное – телевизоры, микроволновки и музыкальные центры. Грузили в тракторы, которые обнаружили поблизости. Их не останавливали. Но руководители операций выражали свое неодобрение. «Мне стыдно за своих товарищей, я не знаю, из какого отряда эти ополченцы, но ведут они себя возмутительно, – заявил «НИ» начальник штаба ополченцев Алан. – Не все добровольцы здесь такие».

«Зачистив» дома от ценностей, ополченцы начали их поджигать: кидали гранаты, обходили комнаты с горящими факелами. Через несколько часов весь Нул пылал. Огонь перекидывался с дома на дом. Из-за одной ветхой сторожки выбежал старик. Он кричал и умолял не поджигать его жилище. «У меня никого нет, все ушли, а меня некому было забрать, – рассказал «НИ» старик – 78-летний житель Нула Нестор Чакчаведзе. – Я почти слепой, в Грузии у меня нет родственников. Я хочу остаться умирать здесь». Ополченцы не тронули старика и его убежище.

Вчера горело еще и соседнее село Авневи. Правда, накануне его успели покинуть не все жители. Спецназовцы взяли в плен шестерых молодых людей. «Мы хотим их обменять на своих, которые тоже сейчас в плену. Грузины захватывали наших женщин и стариков, сейчас их нужно выкупить», – объяснил «НИ» один из сотрудников спецназа.

До сих пор еще не подсчитано, сколько всего за время военных действий было захвачено в плен людей. Зато легко можно вычислить, сколько примерно убитых, ведь долгое время их трупы никто не убирал с улиц населенных пунктов. Рядом с селом Нул гарь перемешивалась с запахом разлагающихся трупов. Раздувшиеся пожелтевшие тела мертвых грузин никто не собирался хоронить. «Конечно, кто бы мог предать грузин земле? – удивляется в разговоре с «НИ» руководитель Торгово-промышленной палаты Южной Осетии Роин Казаев, находившийся в Цхинвали. – Некоторые тела объедены собаками. Но местные даже не думали хоронить своих врагов, несмотря на то, что все понимают: это может вызвать эпидемии».

Сейчас за уборку тел погибших взялись сотрудники МЧС России. В лесу, около грузинских сел, спасатели нашли более 20 трупов, лежавших там пять дней. Также от тел был очищен и Цхинвали. Тела погибших складывали в кучи на обочине. «Скорее всего, нельзя будет захоронить тела, пока их не опознают и следственный комитет не проведет свои мероприятия, – рассказал «НИ» пресс-секретарь МЧС Владикавказа Владимир Иванов. – А в ближайшие дни спасатели будут разбирать завалы разрушенных домов».


Новости дня


shadow
Наверх