Главная / Газета 3 Июля 2008 г. 00:00 / В мире

Чрезвычайный и полномочный посол Эфиопии в России Текетел Форсидо ВАМИШО:

«Пушкин, конечно, наш человек»

АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВ

В этом году дипломатическим отношениям между Россией и Эфиопией исполнилось 110 лет. Ни с одним другим государством Черного континента такого опыта политических контактов у Москвы нет. Кроме того, эфиопы сейчас отмечают наступление третьего тысячелетия по своему древнему календарю, что само по себе стало для них большим национальным праздником. Чрезвычайный и полномочный посол Эфиопии в РФ Текетел Форсидо ВАМИШО в интервью «НИ» рассказал об этом примечательном событии, как и том, что составляет основу контактов между нашими странами. Не обошлось и без Александра Сергеевича Пушкина.

– Господин посол, в вашей стране юбилей. С сентября прошлого года по сентябрь нынешнего отмечается наступление нового тысячелетия по эфиопскому календарю. Почему вы празднуете это столь долго?

– Новое тысячелетие у нас практически наступило уже в минувшем сентябре. Скажу сразу: Эфиопия – одно из древнейших государств мира, но в то же время экономически неразвитая страна. Организовав большой и длительный праздник, мы хотим подчеркнуть значение эфиопского Миллениума и в то же время объединить под флагом этого юбилея эфиопов, проживающих внутри страны, и нашу многочисленную диаспору. Чтобы собрать силы во имя социально-экономического возрождения страны.

– Вы говорите об объединении. В 1980–1990-е годы, как и в России, в Эфиопии активизировались сепаратистские движения. Как обстоят дела сегодня, ведь в западных СМИ периодически появляется информация о радикалах из региона Огаден, где проживают в основном сомалийцы, и штата Оромия, территория которого окружает столицу страны Аддис-Абебу ?

– На сегодня сепаратизм как таковой в Эфиопии отсутствует. До 1991 года, когда был свергнут режим Менгисту Хайле Мариама, во всех частях страны бушевала гражданская война, что действительно способствовало росту регионального сепаратизма. Но затем мы приняли новую конституцию, провозгласившую федеральное государственное устройство. Это стало нашим ответом сепаратизму – федеральная система. В тех же Огадене и Оромии есть самостоятельное руководство, представленное местными этносами. У них своя администрация, местное самоуправление, собственные структуры образования и так далее. Сегодня в стране периодически появляются не сепаратистские, а террористические группы, имеющие, как правило, связи за рубежом. Сепаратизм, национальные идеи для них лишь маска. У нас есть доказательства того, что они проходят тренировки в соседней Эритрее и финансируются другими странами. Местное население не имеет к вылазкам террористов никакого отношения.

– Можно ли надеяться на нормализацию отношений с Эритреей, ведь со времени окончания войны между вашими странами прошло восемь лет?

– Мы с надеждой ждем этого времени, чтобы прийти к сотрудничеству и совместному развитию. Но это зависит не только от нас, но и от самой Эритреи.

– В этом году исполнилось 110 лет дипломатическим связям между нашими странами. Что на сегодня в них главное?

– Россия и Эфиопия являются уникальными государствами. Россия, с одной стороны, и европейская, и азиатская страна. Эфиопия – африканское государство, расположенное на стыке с арабским миром. В обоих случаях можно говорить о смешанных цивилизациях. И у вас, и у нас есть ценнейший опыт давних религиозных традиций, основанных на стремлении к миру и стабильности. Обе страны большое внимание уделяют культурному обмену. Нас, например, радует работа Российского культурного центра в Аддис-Абебе. Со своей стороны мы установили тесные контакты с Московским государственным университетом культуры и искусств (МГУКИ) и хотим напрямую связать его с эфиопскими университетами.

– Три недели назад в Эфиопии отметили 209-летие Александра Пушкина. Дата, конечно, не круглая. Но что для вас означает Александр Сергеевич?

– Пушкин, конечно, наш человек. Это один из тех феноменов, которые связывают нас с Россией. Вы же знаете о его корнях, о его прадеде, российском офицере Абраме Ганнибале, который был родом из Эфиопии. Шесть лет назад в центре Аддис-Абебы открыли первый на Африканском континенте памятник этому великому русскому поэту. На амхарский, являющийся государственным языком Эфиопии, переведено немало трудов Александра Сергеевича. Последний такой сборник мы подарили московскому Институту русского языка имени Пушкина. У нас издается и Лев Толстой. Конечно, особенный интерес ваши писатели вызывают у русскоговорящих эфиопов.

– Когда мы говорим о внутреннем разнообразии наших стран, нельзя не вспомнить о большой мусульманской общине Эфиопии. Говорят, ее численность постоянно растет?

– Мы гордимся тем, что в Эфиопии между мусульманами и христианами нет проблем, нет конфликтных ситуаций. Всего в нашей стране проживают около 80 миллионов человек. Может быть, численность мусульман растет быстрее. Мы не боимся этого. Религия у нас отделена от государства, так что здесь нет никакой угрозы. У нас нет религиозного фундаментализма, как во многих других странах.

– Сколько граждан Эфиопии живет в России?

– Трудно назвать точную цифру, но, наверное, около 300 человек.

– В России в последние годы довольно распространенным явлением стала ксенофобия, нападения на иностранцев.

– Конечно, были проблемы (я приехал сюда два года назад). В настоящее время российские СМИ много об этом говорят. Но это касается не только России. Я по совместительству еще и посол на Украине и в Белоруссии. Так вот на Украине разные неприятные инциденты подобного рода тоже происходят. Я надеюсь, что это временная тенденция. Ведь правительство и народ России, как и Украины, такой экстремизм не поддерживают.

– Чем занимаются россияне, проживающие в Эфиопии?

– В основном это специалисты, работающие в российских представительствах, в том числе в Российском Красном Кресте. Есть и бизнесмены. К сожалению, до последнего времени экономические отношения между Эфиопией и Россией были довольно прохладными, и только за последний год началось сближение. В России проявляется заинтересованность в исследовании наших минеральных ресурсов, хотя пока российские компании к нам не идут. Но у нас открытая экономика и благоприятный инвестиционный климат.

– А как с визами?

– Российские и эфиопские госслужащие с дипломатическими и служебными паспортами ездят без виз – по специальному соглашению между нашими странами. Что касается обычных граждан, в одностороннем порядке мы решили, что россиянам не обязательно приезжать в наше посольство за визой, и они могут получить визу уже по прибытии в аэропорту Аддис Абебы. А кто хочет оформить визу в посольстве, может это сделать за 15 минут. Никаких проблем.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 июля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: