Главная / Газета 11 Июня 2008 г. 00:00 / В мире

Организация Особого Назначения

Артем ОПАРИН

В самом конце прошлой недели один из финалистов американской предвыборной гонки, республиканец Джон Маккейн озвучил ряд громких предвыборных идей. И, как и подобает человеку, имеющему почти официальный статус «ястреба», начал он с мессианских посылов. Маккейн заявил, что считает необходимым создать «новую ООН, без России и Китая», которые, по его мнению, не могут считаться демократическими государствами. Но главное, даже не это. Больше всего республиканского кандидата в президенты возмущает, что именно Москва и Пекин блокируют прохождение в Совете Безопасности ООН нужных для Вашингтона решений. Из-за чего, как убежден Маккейн, Организация Объединенных Наций в ее нынешнем виде абсолютно нефункциональна и стала «хорошо оплачиваемым дискуссионным клубом», члены которого «не способны решать актуальные вопросы мировой политики», или говоря иначе – безропотно штамповать любые решения Белого дома. Примечательно, что идею сенатора-республиканца одобрил советник по вопросам внешней политики его главного конкурента, Барака Обамы – Энтони Лейк. Что, согласитесь, показательно.

shadow
Как ни относись к позиции американского политика, доля истины в его словах уж точно присутствует. Каждая новая эпоха что-то проясняет и что-то усложняет. Первые восемь лет XXI века прояснили следующее: Организация Объединенных Наций – это не плохая реализация хорошей идеи, это на самом деле просто плохая идея, которая как минимум требует нового мозгового штурма.

В XX веке ООН с честью выполнила главную возложенную на него функцию. «Холодная война» так и осталась холодной. Арбитр из организации получился славный, а все остальные функции, такие как социальные и образовательные программы, воспринимались в качестве вспомогательного бонуса – некоего бескорыстного энтузиазма. Однако как только стало понятно, что СССР и США не устроят ядерную бойню, на поверхность всплыли довольно нелицеприятные сведения. Крайняя бюрократизация, некомпетентность немалого числа чиновников, параллелизм в функциях многих структур, неясность перспектив реформы ООН. Миротворческие операции последних лет характеризуются низкой эффективностью. Организация по-прежнему больше реагирует на кризисы, нежели предотвращает их. Кроме того, избирательный интерес ООН к конфликтам в различных регионах мира дает основания утверждать о наличии в ее деятельности… да, да, двойных стандартов.

Поэтому некоторые политические термины сейчас звучат уже лицемерно. Например, «международное сообщество». Ведь это, по сути, «сюр», поскольку «сообщество» означает союз, основанный на общих политических интересах и культурных ценностях. И если раньше ООН была достаточно сильной и уважаемой, чтобы сдерживать порывы совершенно разных политических культур, то сейчас, да простят меня ооновские дипломаты, крупные страны все чаще попросту игнорируют мнение организации. Это приблизительно то же самое, когда средневековую Священную Римскую империю называют демократией. А ведь, по сути, она не была ни священной, ни римской, ни империей, ни тем более демократией, ведь даже ее военачальники не брезговали использовать рабский труд пленников. А ООН сегодня превратилась в собрание представителей разрозненных режимов, которые она не способна сплотить.

Организация действительно устарела, поскольку не несет никакой ответственности за свои решения и в то же время претендует на полномочия, которые сама же себе придумала. Вторжение в Ирак, бесчисленное количество крови, пролитой в Дарфуре, нерешенность конфликтов на Ближнем Востоке, коррупционные скандалы вокруг программы «Нефть в обмен на продовольствие», полностью провальная операция в Сомали, ядерные амбиции Северной Кореи и Ирана, отделение Косово. Вот лишь немногие примеры полнейших провалов ООН. К каждому из перечисленных случаев, конечно, можно относиться по-разному. Факт лишь в том, что организация, по традиции, взяла на себя роль судьи, да вот с исполнением не вышло.

Очень многое зависит от ее генсеков. Предыдущий, Кофи Аннан, был поистине великим политиком и дипломатом, делая все от него зависящее для того, чтобы хоть чуточку, при всей высокопарности этих слов, изменить мир. Тем печальнее было смотреть на пожилого человека в конце его ооновской карьеры. Он просто понимал, что проиграл в бесконечной борьбе с США, и теперь ООН будет с каждым днем все больше деградировать.

И дело ведь не только в Соединенных Штатах. Американцы просто стали первыми среди тех, кто относится к мнению организации без подобающей серьезности. Сейчас Россия и Китай – постоянные члены Совета Безопасности – тоже все нагляднее меняют свои планы относительно ее дальнейшей роли. Особенно умиляет аргумент о том, что ООН «обязана защищать» гонимые народы, даже если это связано с нарушением государственного суверенитета.

Кстати, если вернуться к генеральным секретарям, то истинно верующие в особое предназначение ООН, всегда мечтали о человеке, обладающем непререкаемым нравственным авторитетом. Однако г-н Пан Ги Мун не слишком подходит на роль «Светского Папы». Он получил этот пост, поскольку устраивал и США, и Китай, и нашу страну. Каждому из этих государств был нужен генсек, который будет вести себя скорее по-секретарски, чем по-генеральски. А это уж точно говорит о многом. Очевидно, великие державы всегда будут готовы «бросить кость» ООН, когда это их устраивает, но они, несомненно, оставят за собой право не подпускать ее к решению вопросов, затрагивающих их собственные жизненные интересы.

Яркий пример прослеживается на российском телевидении. Если речь касается Косово, то тут все говорят о необходимости прислушаться к мнению организации, как истине в последней инстанции. Однако стоило миссии ООН «пожурить» Россию за все последние грузинские дела, как прокремлевские политологи стали громко заявлять, что «парламент человечества» себя позорит.

Большинство экспертов, как российских, так и иностранных, с кем мне довелось побеседовать о роли ООН в современном мире, в основном сходятся во мнении, что мир пока не придумал ничего лучшего, а следовательно, пока стоит жить по-прежнему и ничего особо не менять. Правда, представляется мне, это губительная позиция. Я не знаю, кто станет следующим президентом США, однако, исходя из слов кандидатов, для будущего ООН они оба «хороши». «ООН без России и Китая» автоматически повлечет за собой создание «ООН без США», а это уже бред и полный раздрай в самом понятии «международная политика». Поэтому дипломатам всего мира надо срочно что-то придумывать – планете сейчас, как никогда, необходим судья и посредник. Хотя бы такой, как в XX столетии.

Автор – обозреватель отдела внешней политики «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 11 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: