Главная / Газета 7 Июня 2008 г. 00:00 / В мире

Хорошо сидим!

Почему зэки разных стран мира век воли видеть не хотят

РОМАН ДОБРОХОТОВ

На этой неделе британский министр юстиции Джек Стро озвучил поразительные цифры: только за период с 1999 по 2006 год в Соединенном Королевстве более 37 тыс. заключенных отказались от различных вариантов условно-досрочного освобождения. Более того, 42 человека, «отмотавших» свои сроки, нелегально проникли в тюрьмы, чтобы дальше сидеть! Причем подобное поведение нельзя назвать чисто британским феноменом.

Тюрьма, в которой сидела Пэрис Хилтон, не многим хуже отелей, принадлежащих ее семье.<br>Фото: AP
Тюрьма, в которой сидела Пэрис Хилтон, не многим хуже отелей, принадлежащих ее семье.
Фото: AP
shadow
Неприятие свободы заключенными, столь удивительное для британцев, застало власти королевства врасплох. Правительству пришлось пойти на решительные шаги: отказать заключенным в запланированном повышении зарплаты, чтобы не улучшать и без того вольготные условия. Премьер-министр Гордон Браун запретил эту индексацию по просьбе заместителя генерального секретаря Ассоциации тюремных надзирателей Глена Тревиса, по словам которого многие заключенные отказываются покидать зону, поскольку лекарства, например, там дешевле, чем на воле.

Оппозиция со своей стороны обрушилась с критикой на лейбористов: «Насколько безопасны наши тюрьмы, если преступники могут проникать в них?» – вопрошает теневой министр юстиции Ник Герберт.

К основным причинам, которые заставляют людей добровольно оставаться за решеткой, в британском минюсте относят отсутствие у осужденного места жительства и страх пропустить срок регистрации после своего освобождения. Но главное – это комфорт британских камер. Как отмечает глава департамента коммунального хозяйства Нейл Бентли, качество услуг в тюрьмах так высоко, что это приводит к быстрому росту числа рецидивов: две трети осужденных уже в течение двух лет после выхода на волю вновь оказываются на нарах, а среди подростков доля «возвращенцев» достигает 75%. Согласно последним подсчетам Конфедерации британских промышленников, система правосудия расходует 60 млрд. фунтов стерлингов бюджетных денег в год, что составляет примерно 5% ВВП. Для сравнения – это больше половины бюджета России.

Впрочем, не только в Великобритании заключенные так любят свои камеры. Недавно 59-летний немец, который провел последние 34 года в тюрьме, снова отклонил предложение досрочно выйти на свободу. Заключенный, которого СМИ называют Герольд Х., еще в 1972 году судом ГДР был признан виновным в убийстве и приговорен к пожизненному заключению. А вот в США в аналогичной ситуации церемониться не стали и бессердечно вышвырнули 92-летнего преступника Ковела Рассела на улицу. Заключенный провел за решеткой чуть больше года за нападение с ножом на 70-летнего хозяина арендованной им квартиры. Слепой на один глаз и больной раком простаты в последней стадии, Рассел хотел оставаться в тюрьме как можно дольше, но суд решил иначе. После освобождения несчастный бросился с моста в реку.

В России подобная тяга к тюремной камере, казалось бы, невозможна – известно, каковы условия заключения в нашей стране. И тем не менее, как утверждают эксперты, среди российских преступников подобный феномен также становится массовым явлением. «Каждый год на той или иной зоне освобожденные преступники предпринимают попытки вернуться в камеру, – рассказал «НИ» психолог-криминалист Михаил Виноградов. – Они не ищут особого комфорта: койка, крыша над головой, питание и баня раз в неделю – им этого вполне достаточно. Дело не в удобствах, а в психологическом феномене, известном как «тюремный синдром». Заключенные так много времени проводят в одних и тех же условиях, что не могут перестроиться потом для нормальной жизни».

Как рассказал «НИ» эксперт, особых ухищрений для возвращения на зону не требуется. «Как правило, освобожденный заходит в магазин, ближайший к месту своего бывшего заключения, грабит там кассу и даже не пытается бежать, – говорит г-н Виноградов. – Срок ему обеспечен».

Чрезвычайно высокий уровень рецидива (41%) среди российских преступников объясняется в значительной степени именно тюремным синдромом. «На зону возвращаются большинство тех, кто отсидел сперва большой срок. Вот эта группа как раз и подвержена тюремному синдрому. Отсидев 15–20 лет, преступник на воле и хлеба не может себе купить. С ним надо начинать работать еще за полгода до освобождения», – заключает наш эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 июня 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: