Главная / Газета 25 Марта 2008 г. 00:00 / В мире

Экс-посол Югославии в России Борислав Милошевич

«Я не хочу менять свое гражданство на российское»

НАТАЛИЯ АМАНОВА

Вчера исполнилось девять лет с начала натовских бомбардировок Югославии, вызванных косовским кризисом. С тех пор события в мятежном сербском крае Косово, уже провозгласившем свою независимость, остаются в центре внимания международной, в том числе российской, общественности. Причем в случае с нашей страной особый резонанс получила недавняя история с требованием министра юстиции Сербии выдать Белграду жену и сына Слободана Милошевича. О том, как сербы воспринимают косовский кризис в его нынешнем преломлении, о перспективах развития сербско-российских отношений «НИ» рассказал бывший посол Югославии в Москве, брат покойного руководителя этого распавшегося государства Борислав МИЛОШЕВИЧ.

shadow
– Господин Милошевич, недавно разгорелся скандал, связанный с обращением министра юстиции Сербии Душана Петровича по поводу экстрадиции семьи Слободана Милошевича из России. Кому все это было нужно?

– В конце прошлого года, накануне президентских выборов, о статусе вдовы и сына Слободана Милошевича вдруг «вспомнила» одна белградская желтая газета, очевидно, не случайно. Господин Петрович написал потом запрос, на который надлежащие российские органы ответили, что Россия подписала международную конвенцию от 1951 года, из которой следует, что вдове моего брата Мире Маркович и его сыну Марку Милошевичу в начале 2006 года был предоставлен статус беженцев, поэтому ваша страна защищает их интересы. В прошлом году Миру и Марка в Белграде обвинили в уголовных преступлениях, якобы контрабанде сигарет и еще в чем-то. Понятно, что это кому-то в Белграде было необходимо в разгар предвыборной кампании, чтобы бросить тень на Россию, которая их, мол, защитила от уголовной ответственности. Одновременно это выпад и против радикальной партии Николича, которая хочет тесного сотрудничества с Россией. Суть происходящего такова, что Слободан Милошевич и Милошевичи – панацея от всех бед для влиятельных кругов белградского руководства, служащая и для отвлечения или ослабления внимания народа от других важных общественных вопросов. Если что-то не складывается, как нужно, то все списывается на Милошевича. Мол, все происходящее – результат его ошибочной политики, и Косово потерял именно он.

– Вы с этим не согласны?

– Вообще-то прошло уже восемь лет после его свержения, и, по-моему, какие-то другие люди должны нести ответственность за этот период. Но этого не происходит. Милошевич, отстаивая Косово, защищал территорию Сербии и свой народ от сепаратистов и террористов. Он использовал и силовые действия против боевиков, террористической организации, называвшей себя Армией освобождения Косово (АОК). Он должен был это делать по конституции страны. АОК фигурировала даже в американских списках как террористическая организация еще в начале 1998 года.
Но затем каким-то чудесным образом она превратилась в «освободительную». Если Милошевич потерял Косово, то почему США и НАТО не решили «гармонизировать» (по выражению Эмира Кустурицы) отношения Белграда с Косово, а создали из южного сербского края свою военную базу и НАТО-государство?! Сейчас американцы еще решили поставлять оружие в Косово! Против кого? Кто угрожает Косово?
Ведь Сербия заранее, до сепаратистского провозглашения независимости, заявила, что в своем противостоянии будет использовать только мирные средства. Кстати, сегодня слабая сербская армия находится под контролем НАТО. А в Косово и так много нелегального оружия.

– Пока Россия председательствует в Совбезе ООН, понятно, что она будет выступать против решения по вступлению Косово в эту организацию. А что потом?

– И когда не будет председательствовать, Россия все равно, я в этом уверен, продолжит выступать против независимости Косово. Именно поэтому американцы действуют через Евросоюз, поскольку через Совбез утверждение независимого статуса Косово нельзя было бы провести, так как существует резолюция 1244. Чтобы что-то изменить, надо добиться снятия Совбезом этой резолюции или внесения в нее поправок. Но сделать это невозможно в смысле поддержки независимости Косово. Поэтому Евросоюз 14 декабря прошлого года на саммите в Брюсселе решил, что пошлет в Косово свою миссию. А это совершенно нелегитимно. Евросоюз на это не имеет права. Только Совет Безопасности может наделить такими полномочиями ЕС. Но он этого не сделал. Позиция России ясна. Она за продолжение переговоров между Белградом и Приштиной.

– Какие сейчас в Сербии преобладают настроения – прозападные или пророссийские?

– Сложно судить. Запад умело вел пропаганду, сулил золотые горы, но до сих пор ничего нет. Подвергли страну грабительской приватизации. В начале «приватизации» были проданы, например, три завода по переработке сахара, каждый за 1 евро. Теперь политика правительства изменилась. Но, когда свергли Милошевича, государственный долг Сербии, учитывая старые долги Югославии, составлял около 10 миллиардов долларов. Сегодня – 26. То есть в 2,5 раза больше. Авторитетные экономисты говорят, что 35 миллиардов долларов поступило в Сербию из стран Запада и от западных инвесторов. Но куда они делись? Народ традиционно хорошо относится к России и сегодня ясно видит, кто помогает Сербии, а кто нет. Европейскую перспективу Сербии открывают уже восемь лет, но для этого де-факто шантажируют – требуют выдать такого-то офицера, такого-то генерала. А теперь давайте им Косово. Хотя говорят, что это разные вещи, но они их фактически увязывают. Если Сербия отпустит Косово и не будет бунтовать, то она, как ей обещают, въедет в ЕС на «белом коне».

– А что будет с российско-сербским соглашением по газу. Ведь парламент распущен, не успев его ратифицировать?

– Ратификация произойдет. В сербском правительстве, правда, есть противники этой сделки, которая, по-моему, абсолютно незаменима. В этой сделке фигурирует газ, магистральный газопровод через Сербию, что позволит нашей стране стать игроком на европейской газовой сцене. А кто еще, кроме России, может поставлять газ? Никто. Поэтому этой сделке нет альтернативы. Противостояние в правительстве происходит из-за того, что большинство в нем – у Демократической партии президента Бориса Тадича. Они настаивают если не на международном тендере, то на том, что надо еще поторговаться. Сам Тадич поддержал сделку. А эта сделка имеет колоссальное значение для Сербии и для России. Во-первых, Сербия получает трубу, через которую идет газ на Италию, Европу. Сербия в этом случае вливается в твердую европейскую инфраструктуру. Во-вторых, она получает крупнейшее газовое хранилище, которое в Сербии будет строиться.

– Может ли безвизовый режим между Россией и Сербией способствовать большей интеграции наших стран и означает ли он отход Сербии от линии на вступление в ЕС?

– ЕС или Россия – так не надо ставить вопрос. Лучше, может быть, «и» – «и». Одно другому, по-моему, не противоречит. Не обязательно все яйца класть в одну корзину. Вхождение Сербии в ЕС – это политика сербского руководства. Сербия всегда была Европой, и никто этого у нее отнять не может. Я понимаю, что большинство нашего народа хочет в ЕС. Я тоже не против этого. Вопрос в том, какая Сербия туда войдет, целостная, в своих международно признанных границах, или ограбленная, без Косово. Конечно же, должна быть целостная, а если нет, то тогда не следует вступать в ЕС. Ведь жили же без него столько лет, и ничего. Но Сербия может жить и с Европой, и с Америкой, и иметь стратегическое и экономическое партнерство с Россией. У нас есть и двустороннее соглашение об отмене пошлин, которое было подписано еще при Милошевиче. Можно также равноправно сотрудничать и с Индией, и с Китаем, с неприсоединившимися странами. Я хотел бы, чтобы Россия так держала и продолжила поддерживать Сербию. И если завтра в Косово потечет кровь и начнется резня сербов, то я уверен, что там появятся российские добровольцы.

– Вы живете в России. А какой у вас статус в нашей стране?

– Российского гражданства у меня нет, хотя мне его предлагали. Но условие для его приобретения – это отказ от собственного гражданства, чего ни я, ни моя семья не хотели. Я живу в России с видом на жительство. Такой документ разрешает мне здесь жить и работать до 2010 года, а потом его можно продлить.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: