Главная / Газета 19 Февраля 2008 г. 00:00 / В мире

Призыв или контракт?

На Украине продолжается дискуссия о методах искоренения армейской дедовщины

ЯНА СЕРГЕЕВА, Киев

На прошлой неделе в Киеве прощались с солдатом срочной службы Андрианом Поперечным, погибшим от остановки сердца, произошедшей после того, как его ударил старший по званию. Этот трагический случай – первый в нынешнем году, но, скорее всего, к сожалению, не последний. Еще в декабре правительство Украины открыло «горячую телефонную линию», по которой можно рассказать о случаях армейской дедовщины. Толчком к этой инициативе министерства обороны послужило предыдущее убийство молодого «срочника» – Юрия Сташенка, служившего в Харьковской области. Его до смерти забил сослуживец.

Украинские военные обещают, что впредь армия будет жить строго по уставу.<br>Фото: АР
Украинские военные обещают, что впредь армия будет жить строго по уставу.
Фото: АР
shadow
Представители общественных организаций не верят, что с помощью «горячей линии» можно искоренить неуставные отношения. «Мы пробовали звонить. Сначала не дозвонились, а потом нас вежливо выслушали. Только реакция на информацию о том, что в Запорожской области в одной из частей творится «беспредел» – нулевая. Тимошенко обещала отменить призыв. Так пусть выполнит свое обещание! Пусть в армии остаются только те, кто считает убийство своей профессией», – заявила «Новым Известиям» глава киевского Форума солдатских матерей Анна Семерненко.

Эксперты весьма осторожно относятся к и инициативе премьер-министра Юлии Тимошенко, обещавшей еще с 1 января этого года отменить призыв в армию. Тем более, что ее заявление недавно дезавуировал нынешний министр обороны Украины Юрий Ехануров, отложивший решение вопроса на два года. Как рассказал нашей газете директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский, отмена призыва в армию вообще мало что решит: «Поменяв призыв на контракт и оставив армию в том же состоянии, удастся добиться лишь одного – смещения возрастной шкалы неуставных отношений. Для искоренения подобных явлений необходим целый комплекс дорогостоящих мероприятий: от повышения охвата войск боевой подготовкой до решения жилищных проблем и существенного улучшения финансового обеспечения военнослужащих».

Однако, как уверяют представители украинских властей, ситуация все же меняется в лучшую сторону. Количество фактов дедовщины, фиксируемых в украинской армии (более 200 тыс. случаев в год), «сегодня стало меньше, чем когда-то в одном механизированном полку Советской армии». Об этом «НИ» поведал глава комитета Верховной рады по национальной безопасности и обороне экс-министр обороны Украины Анатолий Гриценко. «В вооруженных силах Украины ведется очень серьезная работа со всеми категориями военнослужащих, чтобы искоренить это явление. Ни один обнаруженный факт не скрывается и сразу возбуждается уголовное дело», – подчеркнул политик. С этой целью на Украине была изменена система учета правонарушений. Будучи министром, Гриценко требовал от командиров полков и бригад не утаивать информацию о неуставных отношениях и обещал, что у них не будет проблем только в случае, если они сами (до вмешательства прокуроров) будут фиксировать нарушения закона и возбуждать уголовные дела.



Грузинские солдаты теперь не обязаны чистить туалеты
Реформа грузинских вооруженных сил, которая ведется уже несколько лет, за последние два года набрала особенно быстрые обороты. Численность всего личного состава грузинской армии достигает 28 тыс. человек. Большая часть военнослужащих – контрактники. Как сообщила «НИ» глава департамента по связям с общественностью минобороны Грузии Нана Инцкирвели, на контрактной основе сформировано уже 95% вооруженных сил страны. По мнению известного грузинского эксперта в этой области, военного адвоката Шалвы Тадумадзе, которым он поделился с нашей газетой, «свой выбор в пользу службы в армии контрактники как люди более зрелые делают сознательно, и это является гарантией большей дисциплины в ВС. Контрактная система начала внедряться в наших вооруженных силах примерно с 1998 года. В то время и я служил в армии офицером, моя зарплата была всего лишь 80 лари. Теперь минимальная зарплата контрактников – 500 лари (почти 8 тыс. рублей), а высшие офицерские чины получают и по 3,5 тыс. лари. Так что у тех, кто решил связать свою судьбу с вооруженными силами, есть хорошие перспективы и для профессионального роста, и для повышения своего социального статуса».

Что касается дедовщины, то, как рассказали корреспонденту «НИ» в неправительственной организации «Право и справедливость», проводящей соответствующий мониторинг, фактов неуставных отношений в армии стало гораздо меньше в связи с тем, что солдат освободили от обязанности убирать казарму и чистить туалеты. Конфликты в воинских частях вспыхивали в основном на подобной почве. Теперь уборкой занимаются специально нанимаемые работники. И, если раньше в армии ежегодно гибли 24–30 человек, то сейчас – только 6.


Ирина БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Белорусским военкоматам досаждают «бывшие студенты»

Тема реформы вооруженных сил в Белоруссии является одной из самых закрытых. Обращения журналистов и правозащитников в оборонное ведомство, как правило, остаются без ответа. Все это объясняется необходимостью «блюсти» государственные интересы.

Однако закрытость темы не означает, что общественность равнодушна к армейским проблемам. По словам руководителя Аналитического центра имени Мизеса Ярослава Романчука, еще в 2004 году он вместе с экс-министром обороны Павлом Козловским подготовил проект военной реформы в армии и даже провел его презентацию, в которой участвовали и ряд офицеров. В этом проекте предусматривался постепенный переход армии на контрактную основу. Кроме того, на переходный период предлагалось сократить срок прохождения службы с нынешних полутора лет до года. Однако официальной реакции со стороны минобороны на эти предложения не последовало. В беседе с корреспондентом «НИ» г-н Козловский объяснил подобное отсутствие внятной реакции двумя причинами: «Во-первых, военная тематика у нас под контролем только одного человека – Александра Лукашенко, и именно он решает, что и как менять в армии. А во-вторых, белорусские офицеры на сегодняшний день получают очень даже неплохую зарплату, и они крайне не заинтересованы в сокращении срока службы, как и армии в целом, в которой сейчас насчитывается около 65 тысяч человек».

Характерна для Белоруссии и проблема уклонения от военной службы, тем более что случаев дедовщины в армии хватает (правда, соответствующей статистики никто, по сути, не ведет, да и комитетов солдатских матерей в стране нет). Среди молодежи весьма распространено приобретение справок о медицинской непригодности. Стоит такое удовольствие достаточно недорого – от 300 до 500 долларов. Основную же головную боль военкоматам доставляет проблема «бывших студентов». Дело в том, что студентов местных вузов периодически в массовом порядке отчисляют за «плохую посещаемость». Это в основном учащиеся, участвующие в акциях оппозиции. Их задерживает милиция, они проводят в СИЗО положенные 15 суток, после чего руководство вуза, где учатся неблагонадежные молодые люди, отчисляет их за «непосещаемость» и отправляет соответствующие письма в военкоматы. Но многие из отчисленных студентов отправляются для продолжения учебы в Литву и Польшу. Университеты этих стран охотно их принимают. Однако на родине они считаются военнообязанными, и им грозит наказание как «уклонистам».


Владислав КАГАН, Минск

Опубликовано в номере «НИ» от 19 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: