Главная / Газета 15 Февраля 2008 г. 00:00 / В мире

Высокая мода

Почему Россия переживает бум на небоскребы

АННА СЕМЕНОВА, НИНА ВАЖДАЕВА

Еще в 70-е годы прошлого века слово «небоскреб» ассоциировалось во всем мире исключительно с Нью-Йорком. Ну, или с Чикаго. В 80-х дома-великаны стали появляться и в Европе, чуть позже – в Японии, потом в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. А на рубеже двух тысячелетий мода, наконец, докатилась и до России.

Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
На сегодняшний день в столице уже больше ста зданий «сверхповышенной этажности» скребут небо, еще столько же будет построено в ближайшем будущем в рамках проекта «Новое кольцо Москвы». Один из этих небоскребов, башня «Россия», достигнет высоты 612 метров и станет самым высоким зданием в Европе. «Страсти по высоткам» кипят и в других регионах страны. Местные власти настроены оптимистично: небоскребы приносят колоссальную прибыль, особенно в условиях дефицита земли (не говоря о престиже). Однако желание чиновников во всех смыслах быть на высоте зачастую оказывается сильнее доводов разума. Ведь минусов у небоскребов не меньше, чем плюсов, и они весьма существенны.

Первые высотки появились в нашей стране на рубеже 40–50-х годов – в честь 800-летия Москвы в столице были возведены семь зданий в псевдорусском стиле, с башенками и шпилями. Поговаривают, что поначалу планировали восемь гигантов, по числу столетий. Но то ли денег не хватило, то ли вмешались поборники охраны памятников и городского ландшафта в целом, то ли все силы были переброшены с высоток на «хрущевки»...

Мода на небоскребы вернулась лет десять назад. И не только в Москву. Гигантомания захлестнула такие города, как Санкт-Петербург, Екатеринбург, Пермь, Иркутск, Новосибирск, Уфа. На окраине Краснодара планируется возвести 42-этажный дом высотой 159 метров, передает собкор «НИ» Сергей ПЕРОВ. Здание будет многофункциональным: 300 квартир, спортивные и офисные сооружения, торговые площади. Идет работа над проектами высотного жилья и в Сочи, в частности, на искусственном острове «Федерация». Приурочены стройки века будут, естественно, к Олимпиаде-2014.

Дворцы в тени небоскреба

Плюсов у небоскребов полно: квартиры и офисы в них намного просторнее, чем в стандартных домах, в здании легко разместить все объекты инфраструктуры. «Преимущество жизни и работы в небоскребах заключается еще и в том, что на верхних этажах чище воздух, – рассказал «НИ» доктор биологических наук, заведующий отделением сохранения и развития природного комплекса Института генерального плана Москвы Александр Минин. – Вредные примеси всегда скапливаются ближе к земле».

Впрочем, и минусов у высотного строительства более чем достаточно. Показателен в этом смысле пример Санкт-Петербурга, где планируется построить деловой центр для компании «Газпром нефть», сообщает собкор «НИ» в регионе Наталья ШЕРГИНА. Его центральное здание в устье реки Охты вознесется над землей на 396 метров. Однако строительство затеяно в буферной охранной зоне, где разрешено возведение зданий не выше 48 метров. Архитекторы предупреждают: рядом с одним небоскребом обязательно вырастет другой, а потом и третий, и не только на Охте, но и, например, на будущих намывных землях Васильевского острова. Зодчие уже представили властям макеты этих новых небоскребов.

Экономисты отмечают, что погоня за квадратными метрами иной раз может принести городу больше убытков, чем прибыли. «Не исключено, что когда небоскреб будет построен, мгновенно сократится поток туристов, – пояснил «НИ» директор Института экономики города Александр Пузанов. – При возведении высоток нельзя забывать про исторический облик города».

Мне сверху видно все...

По словам экспертов, высотки вредят не только чувству прекрасного, но и здоровью человека. «Современные небоскребы действуют на организм крайне негативно, – рассказал «НИ» доктор биологических наук, директор Московского центра «Видеоэкология» Василий Филин. – Обилие одинаковых угловатых элементов может вызвать головокружение, тошноту и даже эпилептический припадок. Можно восхищаться техническим совершенством небоскреба, но любоваться им нельзя. Глаз не любит прямых линий, в каждом здании должна быть какая-то «изюминка». В Москве таких примеров все меньше, визуальная среда, что бы ни говорили чиновники, стремительно ухудшается».

Тяжелее всего приходится не смотрящим на высотки снизу вверх людям, чувствующим себя муравьями, а работающим или живущим в них. «Считается, что в высотках лучший вид из окна, – говорит г-н Филин. – Но это только если рядом лес или река. Увы, вид, как правило, открывается лишь на соседние крыши. Если за видом с земли у нас еще хоть как-то следят, то все, что касается «верха», пущено на самотек».

Воздух наверху, может быть, и чище, чем у основания дома, но... «Если подняться выше 20–30-го этажа, вы почувствуете разреженность воздуха, дышать становится тяжелее, – рассказал «НИ» Александр Минин. – К тому же необходимы очень точные аэродинамические расчеты, иначе будет нанесен весомый вред экологии города. Между небоскребами, стоящими рядом, могут образовываться сильные ветры, из-за которых во дворах не смогут расти деревья. Я бывал в таких районах. Там из-за ветров идет сильное испарение воды, и растениям хронически не хватает влаги».

Доказано, что пребывание на верхотуре плохо переносят гипертоники и сердечники. «В небоскребах вестибулярный аппарат в постоянном напряжении, – объяснила «НИ» психолог Татьяна Мужицкая. – Это может привести к нарушениям сосудистой деятельности. Опасно жить и работать в небоскребах и людям с неуравновешенной психикой – высота провоцирует суицидальные настроения. Тем, для кого небоскреб дом родной, необходимо, как мифологическому Антею, чаще «приникать к земле» – копать грядки на даче или гулять в парке».

Фото: AP
shadow Ближе к небу – больше риска

Риелторы отмечают, что селиться в небоскребах сейчас модно. Горожан не смущают бытовые мелочи, которые в высотных условиях превращаются в ощутимые неудобства. «Люди не знают всех проблем высотных зданий, – сообщил «НИ» вице-президент Российской гильдии риелторов Константин Апрелев. – Сразу же после новоселья возникают проблемы, например, с выбором управляющей компании. Если две сотни жильцов еще могут договориться, то среди двух тысяч разногласий не избежать. Кроме того, эксплуатация высотки обходится вдвое дороже, а это сказывается на оплате коммунальных услуг».

Еще одна головная боль жителей небоскребов – рядом с ними зачастую невозможно припарковаться. Да и подъехать к ним через забитые машинами дворы проблематично. «Эффективность строительства высоток нужно просчитывать на 20–30 лет вперед, – пояснил «НИ» Александр Пузанов. – А у нас делают лишь кратковременные расчеты. Строительство каждого небоскреба должно координироваться с развитием транспортной инфраструктуры».

Транспортные проблемы приводят и к более плачевным последствиям. Поневоле вспомнишь американские фильмы катастроф, вроде «Ада в поднебесье». «К обеспечению безопасности в высотных зданиях надо относиться более внимательно, – рассказал «НИ» начальник нормативно-технического отдела управления государственного пожарного надзора ГУ МЧС России по Москве Владимир Тимошин. – Для каждого здания высотой 75 метров и более должны быть разработаны технические условия на проектирование противопожарной защиты. У нас есть лестницы, позволяющие эвакуировать людей с верхних этажей, но обеспечить подъезд к горящему зданию иной раз просто невозможно. Об этом наглядно свидетельствует недавний пожар в строящемся 36-этажном здании. Чтобы установить подъемные механизмы, расстояние от стен здания до края проезда должно быть не менее 10 метров, а ширина проезда 6 метров. В Москве же во всех дворах припаркованы машины, и проехать к месту пожара зачастую невозможно».

Самарские пожарные пока не могут похвастать суперлестницами, сообщает корреспондент «НИ» в регионе Сергей ИШКОВ. На вооружении огнеборцев имеются машины с лестницами, которые способны достать лишь до 12-го этажа, скоро поступят две 50-метровые лестницы. Тем не менее в городе уже есть 25-этажный жилой комплекс «Ладья», возводится комплекс «Москва», центральная «Спасская башня» которого достигнет высоты 104 метра. А торгово-офисный центр «Вертикаль» поднимется на 109 метров.

Думая обо всем этом, невольно приходишь к выводу, что трагедия 11 сентября, потрясшая весь мир, не отвратила от идеи строительства домов-великанов ни мэров мегаполисов, ни архитекторов, ни их клиентов. Человечество играет в небоскребы, как подростки в «тетрис». Но чем ближе к небу возносится сооружение – тем выше степень риска в нем жить и работать. И в трагедии на Манхэттене виноваты были не только террористы-смертники, но и строители башен-близнецов, не подумавшие обо всех угрозах, даже самых невероятных, исходящих и с земли, и с воздуха.

Престиж или жизнь

Многие эксперты считают, что «небоскребомания» в России практически бесконтрольна: у нас до сих пор нет единых нормативов по строению зданий выше 25 этажей. «В них гораздо большая нагрузка на все инженерные коммуникации, – пояснил «НИ» генеральный директор ЗАО «Градпроект» Олег Ховалкин. – Если дом в два этажа может дать трещину и остаться стоять, то небоскреб мгновенно рухнет. К тому же в крупных городах есть метро, которое создает вибрацию и, соответственно, воздействует на здания. Так что при строительстве небоскребов огромную роль играет человеческий фактор».

И все-таки немало россиян готовы мириться с дискомфортом и даже с угрозой для жизни, лишь бы подчеркнуть свой социальный статус заоблачной квартирой. «У меня были клиенты, которые испытывали страх высоты и, несмотря на это, стремились заполучить офис в небоскребе, – рассказала «НИ» Татьяна Мужицкая. – Ведь это не только престижно. Еще в древности считалось: чем дальше видит дозорный, тем сильнее государство».

Причину «гонок по вертикали», охвативших всю Россию, стоит искать в своеобразном комплексе неполноценности, в желании чиновников быть на равных с зарубежными коллегами. «С экономической точки зрения строительство небоскребов, безусловно, выгодно, – рассказал «НИ» доктор экономических наук Никита Кричевский. – Чем больше в здании офисов, тем больше собирается налогов и арендной платы. Тем не менее в Москве высотное строительство идет не только из-за нехватки площадей. Стремление построить как можно более высокое здание – соревнование, и Москва в нем участвует. Но в то время, как небоскребы растут в Америке, у нас и в Юго-Восточной Азии, Европа стала отказываться от высотного строительства, видя в нем тупиковый путь».


КСТАТИ

В БЕЛЬГИИ ХОТЯТ УКОРОТИТЬ ВЫСОТКИ

Небоскреб – это детская болезнь престижа, уверены европейцы. И разные страны в разное время ею переболели. Сегодня мода на высотные здания в основном наблюдается в странах Юго-Восточной Азии. В Европе же, наоборот, архитекторы стараются привести в порядок силуэты городов. Так, в Брюсселе есть план «укоротить» 19 высотных зданий, построенных в историческом центре полвека назад. Европейцы не считают высотки частью своей культуры. Ни одно из 50 самых высоких зданий мира не находится в Старом Свете. В 50–60-е годы было поветрие строить небоскребы в центрах городов. Тогда появился «пенал» Монпарнаса, ставший объектом издевок парижан. Чуть позже выросли комплекс Defense за парижской кольцевой автодорогой и лондонский Canary Wharf на восточной окраине мегаполиса. Брюссельский деловой квартал тоже разместился в стороне от центра и тотчас был прозван бельгийцами «Манхэттеном» – с намеком на инородность. Небоскребы – витрина богатства города, но только не рентабельности, признает американский архитектор, проектировщик высотных домов Адриан Смит. Построить дом в 100 этажей несравнимо дороже, чем два по 50, не говоря уже о проблемах эксплуатации. Затраты на высотку могут окупиться только тем, что удачный, необычный проект повысит привлекательность района в целом.

Александр МИНЕЕВ, Брюссель

ЯПОНЦЫ РВУТСЯ В НЕБО

Хотя Японские острова нередко подвергаются землетрясениям, это не ослабило тягу местных жителей к большим высотам. Среди унылого одноэтажного массива в конце 60-х в деловом квартале Токио появился первый небоскреб «Касумигасэки билдинг». Через 10 лет на севере столицы была возведена новая высотка – «Саншайн-Сити». Если первый билдинг предназначался для офисов, то второй использовался уже и как развлекательный центр: здесь размещены универмаги, аттракционы и даже огромный аквариум. С конца 1980-х билдинги растут, как грибы. Основная часть помещений используется для офисов, отелей, ресторанов, на нескольких этажах – просторные квартиры. Ниже уровня земли закладываются до 5–6 этажей, где размещаются инженерные коммуникации, склады и автопарковки. На всех этажах входы контролируются охраной с помощью видеокамер, установлены датчики на случай возникновения пожара, в подвальных помещениях современные вентиляционные системы. ЧП в японских небоскребах редки, хотя бывали случаи отказа скоростных лифтов, как произошло однажды в «Касумигасэки». При сооружении высоток применяются супертехнологии, предусмотрена система некоторого «сдвига» строения по горизонтали и изгиба по вертикали, но без возникновения деформации. В темное время суток контуры всех этих айсбергов в городском море огней выделяются сигнальными фонарями, предупреждающими пилотов самолетов, а при штормовом ветре здания могут несколько отклоняться от своей оси, и когда такое случается, находящимся на верхних этажах японцам нравится такая качка.

Валерий АГАРКОВ, корреспондент ИТАР-ТАСС – специально для «НИ», Токио

Опубликовано в номере «НИ» от 15 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: