Главная / Газета 7 Февраля 2008 г. 00:00 / В мире

Председатель организации «Наша Россия» Камилжан Каландаров

«Россия чересчур зациклена на «газовом» секторе туркменской экономики»

ВАЛЕРИЙ ЕМЕЛЬЯНОВ

В Ашхабаде объявлено, что с туркменских денег (манатов) исчезнет облик Сапармурата Ниязова. Причем теперь уже специальная правительственная комиссия должна определить перечень выдающихся туркмен, оставивших «след в мировой истории». О своем видении того, что происходит в этой бывшей советской республике, и о российско-туркменских отношениях в интервью «НИ» рассказал председатель Общероссийской организации «Наша Россия», доктор философских наук, автор недавно вышедшей в Москве книги «Россия–Туркменистан: вместе в новом тысячелетии» Камилжан КАЛАНДАРОВ.

shadow
– Камилжан, вы согласились бы с утверждением, что отношения с Туркменистаном для России важны, но не представляют собой проблему первоочередной важности?

– Я категорически не согласен с подобным подходом. Давайте попробуем выстроить логическую цепочку. Приоритетными для России провозглашены отношения со странами бывшего Советского Союза. Сегодня реально то, что осталось от так, скажем откровенно, не заработавшего СНГ и что более или менее ориентировано на Россию – это Центральная Азия. А вектор отношений с этим регионом будет в нынешнем контексте в определяющей степени зависеть от того, каким путем пойдет на международной арене такая крайне важная в геополитическом и геоэкономическом отношении страна, как Туркменистан. Если с другими странами региона у России вроде бы отлаженная система взаимоотношений, то на туркменском направлении предстоит еще многое делать.

– Чуть более года назад в Туркменистане сменилось руководство. Можно ли утверждать, что в этой стране сейчас происходят процессы, сравнимые с перестройкой и реформами в СССР и затем в России?

– Нельзя к событиям в Туркменистане подходить с привычными мерками и стереотипами. В стране, конечно, происходит обновление. Прошедшие более чем полтора десятилетия стали временем прежде всего обретения Туркменистаном независимости, создания первого полноценного и суверенного государства туркменского народа. Да, на этом пути были сделаны и ошибки, возможно, серьезные, многие шаги прежнего руководства не оправдали себя с точки зрения перспективы. В то же время за предшествующий период имелись и явные успехи. Помимо собственно обретения независимости, можно также упомянуть и то, что Туркменистану в результате активных шагов властей удалось избежать криминального беспредела, а также усобиц на этнической и религиозной почве, что, увы, коснулось некоторых соседних государств. Также можно отметить, что по многим показателям уровень жизни в Туркменистане оказывался выше, чем у соседей, за исключением, быть может, Казахстана. На повестке дня стоят прежде всего экономические реформы, развитие не только сырьевого, но всех других отраслей народного хозяйства, оживление активности гражданского общества

– Означает ли это демонтаж культа личности Ниязова и той идеологии, которую принято именовать «башизмом»?

– Вы знаете, я здесь вновь хотел бы предостеречь от увлечения хлесткими ярлыками. Не потому, что мне это режет слух, а потому, что, как известно, Восток – дело тонкое. И это очень однобоко – представлять все эти известные внешние проявления туркменских реалий только как проявление прихотей одного человека или последствия верноподданнических усилий чиновников. Нужно понимать, что в начале 1990-х туркменский народ впервые за всю свою историю обрел полноценную и реальную государственную независимость. И эта независимость сложилась во многом благодаря деятельности первого президента страны. Конечно, объективно жизнь и деятельность первого президента страны оценят Высший судия и история. Но, я полагаю, что Туркменистан избежит крайностей низвержения кумиров, увы, характерных для многих посткоммунистических стран

– На ваш взгляд, в каких областях на перспективу будут развиваться российско-туркменские отношения?

– Как известно, минувший 2007 год был крайне плодотворным в этом отношении. Состоялись встречи на высшем уровне между руководителями двух стран, как в Москве, так и в Ашхабаде. Можно сказать, что фундамент, причем основательный, для наших взаимоотношений заложен. Они будут развиваться прежде всего в сфере энергоресурсов, а также в сотрудничестве по поддержанию региональной безопасности, противодействию наркотрафику, террористической и исламистской экспансии, угроза которой в этом регионе по-прежнему сохраняется.

– А в чем столь же перспективно сотрудничество Туркменистана и России?

– Это прежде всего сотрудничество в области технологии нефтегазодобычи, промышленного строительства, социальной и культурной сфере, туризме. Потенциально Туркменистан при должном развитии туристического дела может вполне конкурировать со многими ныне известными россиянам модными туристическими направлениями. Помимо Каспийского побережья, следует помнить, что Туркменистан – это земля древней парфянской цивилизации, сравнимой по значению с древнеегипетской и древнеиранской. Сейчас уже немногие знают, что в местечке Байрам-Али на территории бывшей императорской резиденции в советские годы был создан уникальный санаторий для почечных больных. Путевки туда были частью знакомого людям старшего поколения всеохватного советского дефицита. И по сей день очень немногочисленные московские турфирмы предлагают путевки в эту здравницу.

– Что нужно делать сегодняшнему российскому руководству, политическим и общественным силам для того, чтобы обеспечить прочность и поступательное развитие российско-туркменских отношений?

– Наблюдая активное развитие отношений между двумя нашими странами, я не мог не заметить и, скажем так, оборотной стороны медали. В истории международных отношений сложилось так, что сначала новую страну открывал для себя купец, а потом сюда уже приходил дипломат. С Туркменией сейчас получается несколько наоборот – сначала договорились политики и дипломаты, причем самого высокого уровня. А вот среди российских «купцов» отмечается очень серьезная инертность. Многие из них по-прежнему относятся к Туркменистану как к советской республике, которая никуда не уйдет. Между тем сегодня за влияние и позиции в Туркменистане бескровно, но остро борются между собой различные страны. И нужно честно сказать, что у России в силу именно этой инертности с точки зрения стратегической перспективы не самые оптимальные позиции. Она (как и многие страны Запада, кстати) порой чересчур «зациклена» именно на газовом секторе, игнорируя другие отрасли экономики. Но в целом сегодня жизненно важно, чтобы задел, сделанный руководителями наших стран, наращивался более активными и динамичными действиями конкретных исполнителей.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: