Главная / Газета 7 Февраля 2008 г. 00:00 / В мире

Холодный выбор Америки

В США лидерами праймериз стали главные критики России

РОМАН ДОБРОХОТОВ

Вчера в США подводили итоги «супервторника» – главного дня праймериз, когда сразу в 22 штатах ведущие партии выбирают своих кандидатов в президенты. У республиканцев явным лидером стал Джон Маккейн, у демократов же с небольшим перевесом побеждает Хиллари Клинтон. Оба кандидата известны своей жесткой позицией по России. Все опрошенные «НИ» эксперты уверены – российско-американские отношения ждут нелегкие времена.

Джон Маккейн и Хиллари Клинтон (внизу), придя к власти, будут рады «поставить Россию на место».<br>Фото: AP. MATT YORK
Джон Маккейн и Хиллари Клинтон (внизу), придя к власти, будут рады «поставить Россию на место».
Фото: AP. MATT YORK
shadow
У Барака Обамы еще есть шанс, хотя, по предварительным оценкам, он отстает от Клинтон примерно на 100 голосов из тех 4049, которые будут «разыгрываться» в ходе августовского партийного съезда демократов в Денвере. Таким образом, похоже, что в «финал» выйдут все-таки Джон Маккейн и Хиллари Клинтон. И именно эти имена бросают в пот российских «государственников». Так, Клинтон ошарашила российские власти заявлением о том, что у выходцев из КГБ «нет души», а Джон Маккейн и вовсе предложил исключить нашу страну из «большой восьмерки». Опрошенные «НИ» эксперты хоть и оговариваются, что нельзя слепо верить всем предвыборным лозунгам кандидатов, тем не менее полагают, что при новом президенте США российско-американским отношениям ничего хорошего все же не светит.

Фото: AP. ELISE AMENDOLA
shadow «Конечно, рано еще снимать со счетов кандидатуру Обамы, но учитывая, что главными кандидатами остаются Клинтон и Маккейн, можно с большой долей уверенности говорить о том, что наши отношения с США ухудшатся, – уверен замдиректора по исследовательской деятельности Совета по внешней и оборонной политике Дмитрий Суслов. – Между обеими американскими партиями сложился консенсус в позиции по России, и, скорее всего, после выборов Штаты будут жестче относиться к российской внутренней и внешней политике. Это практически неизбежно с учетом многих объективных конфликтов интересов: например, в необходимости решать проблему Косово или с грядущим вступлением в НАТО Украины и Грузии. Разумеется, Вашингтон не откажется от своего курса на поддержку молодых демократий на постсоветском пространстве, да и Москва вряд ли изменит свой внешнеполитический курс. Если президентом России станет, как ожидается, Дмитрий Медведев, ему будет сложно сразу отказаться от концепции «суверенной демократии» и от претензии на монопольное влияние на постсоветском пространстве, поэтому все говорит о грядущем осложнении отношений».

Свою точку зрения на будущие отношения сверхдержав высказал «НИ» и профессор-исследователь Делавэрского университета Сергей Лопатников: «Мы иногда обращаем слишком большое внимание на личностный фактор, который во внешней политике США играет минимальную роль. Вспомните, например, как Линдон Джонсон пришел к власти на пацифистских лозунгах и начал войну во Вьетнаме. Это, впрочем, верно не только для США – ведь и Саркози делал весьма жесткие заявления о Владимире Путине до своего избрания президентом Франции, а потом стал лучшим другом российского президента. Все решают объективные факторы во взаимных отношениях, а тут очень много конфликтных точек – Сербия, Абхазия с Приднестровьем, ПРО и т.д. Совершенно очевидно, что противоракетная оборона в Европе будет построена вне зависимости от личных взаимоотношений президентов, и вынужденное ухудшение отношений будет также неизбежно, вне зависимости от личности нового президента США».

Профессор МГИМО Владимир Кулагин также говорит о наступлении «холодного» периода во взаимоотношениях: «Соединенные Штаты сегодня, по-видимому, не испытывают больших иллюзий по поводу своих возможностей способствовать демократизации России, – уверен профессор. – Так называемая «третья волна» распространения демократии в мире уже прошла, и начался даже определенный откат, поэтому американская внешняя политика в целом и в отношении к России в частности станет холодной и прагматичной. Тот же вопрос размещения ПРО в Европе будет решаться, исходя не из каких-то идеологических вопросов или межличностных отношений между президентами, а в зависимости от того, насколько серьезно будет оценена угроза со стороны Ирана. Отношение Европы к этому тоже будет учитываться, но мнение России – в последнюю очередь. Но и на открытый конфликт с Россией США будут стараться не идти – иметь прагматичного союзника все-таки лучше, чем политического противника».

Опубликовано в номере «НИ» от 7 февраля 2008 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: