Главная / Газета 8 Ноября 2007 г. 00:00 / В мире

Революция нон-стоп

Валерий ВЫЖУТОВИЧ
shadow
Все повторяется. Опять Тбилиси, опять ноябрь, опять возбужденная толпа на площади Свободы, опять раздается: «Сакартвелос гаумарджос!» («Да здравствует Грузия!»), «Кмара!» («Долой!»)… И требования те же, что и четыре года назад: отставка президента, досрочные парламентские выборы, радикальное обновление власти… И все тот же способ добиться удовлетворения этих требований – бессрочный митинг.

Свою пользу из уличных выступлений, становящихся все более массовыми, президент Грузии все-таки извлек. С его слов теперь ясно, кто вовлек Ираклия Окруашвили и Бадри Патаркацишвили в «заговор» против грузинских властей. Это Москва. Она обвиняется в поддержке «антигосударственной деятельности», которую ведут бывший министр обороны и овеянный мифами бизнесмен. Оба этих персонажа в одночасье стали живыми символами грузинской оппозиции, объединили ее в походе против власти. И теперь в их лице Саакашвили пытается скомпрометировать все политические силы, выступающие за смену режима. Отчасти ему в этом помогают российские телеканалы, в чьих репортажах из Тбилиси сквозит симпатия к тамошним оппозиционерам и подспудно внушается мысль: слава богу, в Грузии есть люди, движимые желанием переориентировать свою страну с Америки на Россию. Это, конечно, не так. Пророссийских политиков в Грузии нет, и в ближайшее время они не появятся. Как нет там и «рыцарей революции», борющихся за чистоту ее «идеалов». Сам Окруашвили обвиняется (и, возможно, не без оснований) в тяжких преступлениях: отмыв денег, вымогательство, превышение полномочий… Своими разоблачениям он, скорее всего, пытался застраховать себя от уголовного преследования, а на случай такового предстать «узником совести», политической жертвой режима. И это ему удалось. С его именем на знаменах грузинская оппозиция сегодня выходит на улицы.

Обрушив на своего бывшего соратника всю мощь карательной машины (тот факт, что новый герой грузинского эпоса выпущен из тюрьмы под залог в 6 миллионов долларов, дела уже не меняет), президент Грузии совершил двойную ошибку. Во-первых, он превратил Окруашвили в великомученика. Во-вторых, посеял неуверенность в рядах нынешних соратников: теперь никто из них не может считать себя гарантированно защищенным от возможных преследований за малейший отход от «генеральной линии». Тут надо заметить: грузинская оппозиция рекрутируется преимущественно из бывших представителей власти, когда-то преданных и верных президенту. Саломе Зурабишвили создала оппозиционную партию, когда со скандалом оставила должность главы МИД. А Георгий Хаиндрава начал критиковать власть на другой день после того, как ушел с поста госминистра по урегулированию конфликтов. Но дело не только в том, что за четыре года, прошедших после «революции роз», команда революционеров значительно поредела, что из нее по разным причинам выпали харизматичные фигуры, способные составить конкуренцию президенту. Изменился имидж новой грузинской власти. Молодые демократы, сменившие погрязшую в коррупции старую бюрократию, сами оказались отнюдь не ангелами. А главное, не сумели исполнить клятвенно взятые на себя обязательства, важнейшим из которых было – объединить страну. В итоге подверглись дискредитации не только революция и те, кто ее творил. Оказалась дискредитирована вся система власти.

Возможна ли в Грузии новая революция? Для страны, где за последние пятнадцать лет смена власти ни разу не проходила в конституционном режиме и никогда не обходилась без потрясений, этот вопрос остается актуальным. Но поиск четкого и однозначного ответа на него, боюсь, результата не даст. Без риска впасть в гадания на кофейной гуще можно говорить только о настроениях в разных слоях грузинского общества. В одну из недавних своих командировок в Грузию я в центре Тбилиси беседовал с уличным книготорговцем. «Вова», – назвал он себя. «Вот, – сказал, – распродаю домашнюю библиотеку. А что делать, существовать на что-то надо». У него сильный грузинский акцент. Хотя он русский. Вся его жизнь прошла в Грузии. Когда-то Вова занимал должность главного специалиста в республиканском институте «Гипросвязь». Сейчас он безработный. Вова горячо приветствовал приход к власти Звиада Гамсахурдия – и вскоре не меньше радовался его свержению. Потом с воодушевлением воспринял возвращение в Грузию Эдуарда Шеварднадзе – и через одиннадцать лет ликовал, когда «диктатор» сложил полномочия. После поверил в Михаила Саакашвили как в единственного народного спасителя – и вновь испытывает разочарование. Ровно четыре года назад Вова стоял в толпе на площади Свободы и вместе со всеми скандировал: «Сакартвелос гаумарджос!», «Кмара!» Там ли он опять? Не знаю. Как сказал лидер Союза традиционалистов Грузии Акакий Асатиани: «Революцию надо кончать. Я хочу, чтобы у народа был выбор не между негодяями и сумасшедшими, а между нормальными людьми».

Автор – публицист, политический обозреватель «Российской газеты»

Опубликовано в номере «НИ» от 8 ноября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: