Главная / Газета 26 Октября 2007 г. 00:00 / В мире

Обед с шахтером

Корреспондент «НИ» узнал, как превратить в кулинарную витрину страны самую глухую «дыру»

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Грютхюттан – Стокгольм

На этой неделе шведские власти представили необычный социальный эксперимент: превращение одного из провинциальных районов страны, «законсервированного» в 1980-е годы во время кризиса местной горнорудной промышленности, в студенческий центр и «локомотив» пищевой индустрии экологического профиля. Корреспондент «НИ» посетил «Праздник еды», который должен был символизировать, как глухая лесная провинция сумела стать одной из законодательниц кулинарной моды Скандинавии.

Если хочешь получить представление о том, что такое настоящая шведская глубинка, лучшего места, чем поселок Грютхюттан, не найдешь. Всего 300 километров от Стокгольма и 100 – от ближайшего города Эребру, но дыра такая, что даже мобильная связь работает с перебоями: на дисплее то и дело выскакивает надпись: «Только сигнал SOS».

Первые пару километров, которые я прошел в этих местах, среди редких прохожих не было заметно обещанных министров, губернаторов, зарубежных научных звезд и ведущих представителей шведской пищевой промышленности. Да и что им было делать в этой дыре? Я уже смирился с мыслью, что «влип» во что-то странное, когда дорога сделала поворот, и впереди, окруженное лесом, вдруг выросло футуристическое здание из стекла и бетона.

Это и был «Дом еды», в существование которого трудно было поверить при первом знакомстве с поселком. Вот там-то и обнаружились обещанные VIPы. Дамы в вечерних туалетах. Мужчины в смокингах. Большинство из них жалось поближе к Дому как к единственной цивилизованной точке в этом лосино-волчьем царстве. Вскоре состоялось знакомство с хозяином – Карлом Яном Гранквистом, знаменитым поваром, предпринимателем и профессором Поварского института, им же основанного. Почтенную публику ждали блюда, изготовленные его учениками, и вина, на которых красовалась его фотография.

Грютхюттан явно страдал от культа личности в его смягченном, скандинавском варианте. Впрочем, почитание Карла Яна Гранквиста было оправданным. Этот человек в прошлом спас поселок от уничтожения, а затем дал и ему, и окружающей местности новое направление развития. Бывшие шахтеры вместо железа стали «добывать» продукты питания, а также занялись их переработкой. Рядовая деревня стала пищевой Меккой Швеции.

Грютхюттан, как и десятки других поселков, расположенных в районе Бергслаген (Горный край), столетиями жил добычей железной руды и других полезных ископаемых. В самом начале 80-х годов прошлого века шведская горнодобывающая промышленность погрузилась в глубокий кризис. Цены на сырье упали, некогда богатые шахты выработались, производства закрывались. Люди двинулись туда, где была работа. И в правительстве уже серьезно обсуждали ликвидацию «неперспективных» населенных пунктов.

Карл Ян Гранквист, ставший к тому времени популярным столичным поваром со множеством полезных связей, решил спасти рабочий поселок своего детства. Точками опоры стали постоялый двор XVII века и некогда популярный курорт с минеральными водами «Лока Брунн», расположенный в 10 км от Грютхюттана.

Первым ходом в шахматной партии «Карл Ян против Времени» стало приглашение в поселок знаменитого столичного проповедника. Протестанский «батюшка» боролся за заблудшие души в лучших американских традициях: раскатывал на роликовых коньках, а в более дальние поездки отправлялся в огромном открытом лимузине под грохот рок-н-ролла, разносившегося из динамиков. Среди продвинутой стокгольмской элиты было модным обручаться и сочетаться браком у этого священника.

А в 1992 году знаток человеческих желудков перенес в Грютхюттан шведский павильон Всемирной выставки в Севилье 1992 года. «Все было не слишком сложно, – изложил «НИ» план этой операции сам г-н Гранквист. – Павильон должны были снести, стоило это миллион крон. Я предложил директору шведского выставочного комитета купить дом за два миллиона, но он за это должен был поддержать мою просьбу в правительстве о дотации в 15 миллионов на перевоз здания и его установку. Так все и произошло». К тому времени столичные поварские бригады, трудившиеся здесь вахтовым методом, стали так же популярны среди местной молодежи, как некогда были шахтеры. Но ближайшие учебные центры находились в Вене и Париже.

Идея создать первую в Швеции высшую школу поваров с официально признанным институтским дипломом оказалась столь же плодотворной, как и «пасторские гастроли» в 80-е годы. Первый курс в начале 90-х насчитывал пару десятков студентов: преподаватели скептически относились к идее переезда в глубинку, где им предлагалось натаскивать в науках будущих поваров. Сегодня в Грютхюттане более полутысячи студентов со всей страны, а лекции читают не только шведские, но и зарубежные специалисты. «Вы ведь считаете вполне естественным, когда конструктор автомобиля имеет высшее специальное образование. Так почему человек, который «конструирует» блюда, от которых зависит ваше здоровье, должен обходиться знаниями лишь на уровне колледжа?» – срезал меня один из студентов, когда я позволил себе усомниться в необходимости высшего образования для будущих работников общепита.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: