Главная / Газета 12 Октября 2007 г. 00:00 / В мире

Интервью на вылет

Допросы пассажиров в западных аэропортах превратились в странный по своей глупости ритуал

ФЕДОР ЗАРУБИН

Российские аэропорты активно вводят новые правила предполетного и послеполетного досмотров – по западным образцам. Причем начинает внедряться и такой метод, как «профайлинг» – предполетное интервью, выдаваемый за эффективное средство обеспечения авиабезопасности. Внештатный корреспондент «НИ», работающий в службе безопасности одного из европейских аэропортов, рассказывает, каким абсурдом порой оборачиваются на практике новые методы «профилактики терактов».

На усердие, с которым сотрудники службы безопасности изучают ручную кладь, пассажиры смотрят либо с тоской, либо с иронией.<br>Фото: АР
На усердие, с которым сотрудники службы безопасности изучают ручную кладь, пассажиры смотрят либо с тоской, либо с иронией.
Фото: АР
shadow
Уже довольно давно без «профайлинга» вход на борта самолетов авиакомпаний Delta, United Airlines, US Airways и многих других, осуществляющих рейсы в США и обратно, невозможен. Процедура выглядит так. Перед регистрацией билетов к стойкам «профайлеров» (интервьюеров) выстраиваются длинные очереди, и каждому человеку поочередно задаются одни и те же формальные вопросы: «Кому принадлежит этот багаж? Кто его складывал? Где и когда? Что вас просили взять с собой в самолет, чтобы отвезти в Америку?» Затем пассажира чуть-чуть припугивают: «Мы вам задаем этот вопрос, потому что в прошлом, бывало, случалось, что пассажир получал от родных и друзей какие-то предметы, в которых была спрятана взрывчатка». Страшилка эта с интервалом в один вопрос почти что слово в слово повторяется дважды. Нормальный человек, не страдающий фобиями, смотрит на работника, зацикленного на странной идее с подкладыванием бомб близкими людьми, с нескрываемой иронией.

«Есть ли у вас электрические, электронные приборы, приборы, работающие на батарейках?» У всех есть. И что с того? А ничего, вне зависимости от ответа. Вопрос ради вопроса. Своего рода ритуал, бессмысленность которого очевидна еще и потому, что весь багаж пассажира (включая приборы) просматривается с помощью рентгена. При необходимости любой вызвавший подозрение предмет будет извлечен из чемодана и подвергнут дополнительной проверке. Напоследок у порядком уставшего от странного допроса пассажира интересуются, а не имеется ли у него с собой чего-нибудь похожее на оружие или что может быть использовано как оружие. Случается, у какого-нибудь старичка отнимают тросточку или зонтик, у старушки – вязальные спицы. Чтобы, не дай Бог, с помощью этих предметов им не удалось захватить самолет. Под занавес профайлер предупреждает каждого: «Никаких передач ни от кого в аэропорту не принимайте! Ручную кладь без присмотра не оставляйте! Ничего не покупайте в аэропорту с рук».

Степень абсурдности последнего предупреждения запредельна. Потому что представить, что здесь кто-то на ухо шепнет тебе: «Эй, слышь, мобильник не нужен? Дешево уступлю», – это уже за гранью возможного…

Но вот, наконец, все позади: ответы на все вопросы получены, и пассажир может с чистой совестью идти на посадку в самолет. Но не тут-то было. На самых подступах к финишной прямой все те же профайлеры опять отлавливают всех и каждого и задают не в бровь, а в глаз свои назойливые вопросы: «Пока вы шли сюда, где была ваш ручная кладь? Что вы купили в аэропорту с рук?»

После теракта, предотвращенного в прошлом году в Лондоне, когда экстремисты планировали использовать жидкие компоненты, в аэропортах Европы начался настоящий театр абсурда. У всех пассажиров поголовно отнималась почти вся косметика: кремы, тушь для ресниц, губная помада, духи, а также коньяк и вино, виски и ликеры. Вызывали недоверие даже капли в нос или детское питание, даже при наличии младенца. Число экспроприированного добра измерялось ежедневно десятками доверху набитых ящиков, которые из аэропортов прямиком направлялись на свалку. Расставались пассажиры со своим добром по-разному. Кто-то рыдал, кто-то скандалил. Но большинство покорялись судьбе безропотно. И покорялись, на мой взгляд, именно потому, что люди уже привыкли не искать здравый смысл во многих действиях служб безопасности аэропортов.

Сколько в результате массированного изъятия коньяков и проверки ботинок (последнее очень хорошо теперь знакомо и россиянам) было найдено взрывчатки и предотвращено терактов? Полагаю, что ноль. Иначе по этому поводу что-нибудь да протрубили бы. Сейчас все вроде бы вошло в цивилизованное русло. Даже духи в ручной клади легализованы. Но перспективы развития театра абсурда остаются. К примеру, можно для профилактики в дальнейшем запретить к провозу все сыпучее (похожее на гексоген) или все мнущееся, как пластид. Вообще самым эффективным средством в борьбе с терроризмом на воздушном транспорте был бы запрет всей гражданской авиации в целом. Как говорится, нет авиации – нет проблемы. Но пока такой запрет не установлен, нужна не имитация «профилактики терактов», а современные методы обнаружения как взрывчатых веществ, так и самих «бомбистов».

Опубликовано в номере «НИ» от 12 октября 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: