Главная / Газета 1 Июня 2007 г. 00:00 / В мире

«Арестованных обвиняли в саботаже»

Бывший советский ядерный центр в Абхазии приоткрывает свои секреты

УЛЬРИХ ХАЙДЕН, Сухуми – Москва

Дело Александра Литвиненко породило немало слухов о происхождении радиоактивных веществ, которыми был отравлен в Лондоне бывший офицер ФСБ. В Тбилиси, например, неоднократно высказывались предположения о «сухумском следе» в этой скандальной истории. Дело в том, что в столице Абхазии расположен старейший советский ядерный центр. Чтобы проверить эти предположения, в Сухумский физико-технический институт (СФТИ), созданный немецкими учеными по распоряжению Лаврентия Берии в 1945 году, отправился корреспондент немецкой газеты «Зексише Цайтунг» Ульрих Хайден. И вот что он рассказал «Новым Известиям».

Желающие посетить СФТИ сначала должны получить соответствующее разрешение из штаб-квартиры абхазского КГБ (в непризнанной закавказской республике сохранили советские названия подобных структур). В сопровождении молодого человека из этого учреждения я направился в небольшой поселок Зиноп, расположенный чуть южнее Сухуми. Здесь в 1945–1955 годах в бывшем доме отдыха 106 немецких и 81 советский ученый под руководством барона Манфреда фон Арденне исследовали методы расщепления урановых изотопов. Их целью была добыча урана-235, то есть начинки для атомной бомбы.

Дело в том, что в мае 1945-го барон Арденне попал в число тех немецких ученых, которые «добровольно-принудительно» остались на работе в СССР. Когда после падения Берлина исследовательский институт, который он возглавлял, был оцеплен красноармейцами, у ученого уже было готово письмо к Сталину, в котором он заявил о готовности «подчиниться советскому правительству».

В августе 1945 года, после того как США сбросили атомные бомбы на Японию, Арденне вызвал Лаврентий Берия, руководивший советским атомным проектом. Как позже рассказывал сам ученый, Берия предложил ему руководящий пост в программе по созданию бомбы, но немец согласился только на работы по исследованию ядерного топлива. Институт в Зинопе, который немецкий ученый создал вскоре после разговора с Берией, работает и сегодня. Финансирование идет из России. Несмотря на то, что институт пребывает в плачевном или даже «аварийном», как здесь говорят, состоянии, секретность в стенах СФТИ по-прежнему на высоком уровне. Официальные темы исследований: физика плазмы, методы прямого преобразования энергии и водородная энергетика.

Учитывая то, что СФТИ расположен в столице непризнанной республики Абхазия, его работа постоянно порождает самые невероятные слухи. Грузинские политики неоднократно сообщали об исчезновении из его стен тех или иных радиоактивных материалов. После убийства Александра Литвиненко председатель грузинской партии «зеленых» Григорий Гачечиладзе заявил, что печально известный полоний-210 – якобы зинопского происхождения. Этот вопрос обсуждался и в грузинском парламенте, однако г-н Гачечиладзе так и не смог ничего доказать. В СФТИ такие обвинения объясняют политическими мотивами.

«Можно увидеть рабочий кабинет Арденне?» – спросил я у своей спутницы, пресс-секретаря института Ирины. Увидев у меня в руках «Никон», она попросила ничего здесь не фотографировать. Бывший кабинет директора-немца оказался совсем пустой комнатой, в которой на полу лежали куски штукатурки. «Вы не хотите здесь создать музей?». На этот вопрос Ирина ответила, улыбнувшись: «У нас проблемы с зарплатой, но если Германия поможет, почему бы и нет?»

«Институт и жилые дома для немцев в Зинопе после войны были окружены двумя рядами колючей проволоки», – рассказал «НИ» Томас фон Арденне, сын ученого, родившийся в 1943 году. Сегодня Томас работает в группе предприятий Ardenne Unternehmensgruppe в Дрездене, находящейся в собственности семьи Арденне. «Иногда кого-то из немцев арестовывали и увозили. Больше мы их не видели. Арестованных обвиняли в саботаже», – такими воспоминаниями делятся зинопские старожилы.

Грузинскому ученому Ревазу Жвангирадзе уже 79 лет, но он до сих пор работает в СФТИ. Получает пенсию из России в размере 3 тыс. рублей. При Манфреде Арденне он исследовал свойства природного урана, изотопы которого в то время старались расщепить посредством вакуум-пар-метода. «Поначалу не было известно, насколько это опасно. Они все трогали с руками», – рассказала врача Нона. Многие ученые страдали артритом суставов, не говоря уже об онкологических заболеваниях. «Это последствия лучевой нагрузки», – рассказывает врач. Сам Манфред Арденне, вернувшись уже в ГДР, создал в Дрездене частный (единственный в социалистической Германии) исследовательский институт, работавший только в гражданском секторе. Одним из основных направлений его работы стала раковая терапия...

Опубликовано в номере «НИ» от 1 июня 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: