Главная / Газета 10 Мая 2007 г. 00:00 / В мире

Министр национальной обороны Польши Александр Щигло

«Мы больше не будем предметом сепаратного торга»

БОРИС АРГУНОВСКИЙ, АЛЕКСАНДРА ВЫКЛЮК, Варшава – Москва

По сообщению госдепартамента США, в ближайшее время Вашингтон и Москва проведут переговоры по вопросу размещения элементов американской противоракетной обороны (ПРО) в Польше и Чехии. Польская сторона, в свою очередь, уже заявила о том, что приветствует подобный прямой диалог как «оптимальную возможность разрядить ненужное напряжение», возникшее вокруг проблемы ПРО. Позицию Варшавы в интервью «Новым Известиям» разъяснил министр обороны Польши Александр ЩИГЛО.

– Господин министр, в России размещение элементов американской ПРО в Польше и Чехии трактуется как одна из центральных и наиболее болезненных внешнеполитических тем. Как вы считаете, обоснованно ли?

– Если иметь в виду заявления представителей российского правительства, то оценки, безусловно, преувеличены. Напряженность вокруг вопроса нагнетается намеренно. Но почему? Мы буквально на днях встречались в очередной раз с главой минобороны США Робертом Гейтсом, и он заверил: вся информация о противоракетных установках уже в течение 3 лет передается российской стороне. Тогда зачем вся эта буря негодования?

– Действительно – зачем?

– На мой взгляд, сложившаяся в России атмосфера вокруг проблемы ПРО во многом продиктована приближающимися парламентскими и президентскими выборами. Вопрос пытаются использовать в сугубо внутриполитических целях. Болезненная реакция российской стороны тем более удивляет, что сама РФ уже в течение многих лет ведет работы по созданию собственной ПРО. Но я что-то не слышал, чтобы кто-то в Европе выражал по этому поводу протесты. Но если Российская Федерация имеет право на создание собственной ПРО, то почему таким же безусловным правом не могут воспользоваться Соединенные Штаты и их союзники?

– Да, но в Москве считают, что США пользуются этим «безусловным правом» в ущерб национальной безопасности России.

– Позвольте, каким образом десять ракет-перехватчиков, лишенных боеголовок и сбивающих цель силой кинетической энергии, могут угрожать российскому ядерному арсеналу? Ясно, что это сугубо оборонительное оружие, предназначенное для отражения возможной угрозы со стороны тех стран, на которые, между прочим, способна оказать серьезное влияние Россия.

– Кого вы имеете в виду? Иран?

– В том числе и Иран. Россия вполне способна убедить иранское руководство в том, что не стоит обзаводиться ядерным оружием.

– ПРО в вашей стране – это элемент безопасности самой Польши? Всей Европы? США?

– Всех сразу. Надежную защиту в первую очередь получат страны – члены НАТО.

– Однако лидеры некоторых стран–членов НАТО полагают, что размещение ПРО – скорее общеевропейский вопрос, который должен быть согласован с участием России.

– У каждого европейского государства есть суверенное право заботиться о собственной безопасности. Польша – не исключение. Мы будем этим правом пользоваться. Мы больше не намерены быть предметом сепаратного торга, или объектом кулуарных решений – российско-американских, российско-германских, российско-общеевропейских, или каких-то еще. Понять этого не могут не только российские политики, но и кое-кто в Европе. В сущности, это все та же проблема менталитета. Не секрет, что многие в России до сих пор не в состоянии осознать, что Польша – независимая суверенная страна, член НАТО и Европейского союза. Точно также и гражданам так называемой Старой Европы – французам, немцам, итальянцам – далеко не просто дается осознание того факта, что Евросоюз насчитывает сегодня уже 27 государств. У каждого из новых государств–членов ЕС свои собственные национальные интересы, которые они отныне будут отстаивать на общеевропейской сцене.

– Но вы постоянно подчеркиваете принадлежность Польши к НАТО. Как относится руководство альянса, где, между прочим, все решения принимаются на основе консенсуса, к планам размещения ПРО в Польше?

– Начнем с того, что речь в данном случае не идет о программе НАТО, поэтому о выработке консенсуса вообще говорить вряд ли уместно. Вопрос ПРО решается в рамках двусторонних польско-американских и чешско-американских отношений. На днях было сообщение из Брюсселя, что руководство НАТО приняло к сведению информацию о предстоящих переговорах между Польшей и США по проблеме ПРО. Как бы то ни было, решение по данному вопросу будем принимать мы, а не Североатлантический альянс. На самом деле, логика здесь простая. Посмотрите, Соединенные Штаты, будучи стержневым, самым сильным в военном отношении членом НАТО, ни с кем не консультируются на предмет приобретения новых видов или систем вооружений для своей армии. США вооружают свою армию, чтобы прежде всего защищать самих себя. Однако рост военного потенциала США одновременно увеличивает безопасность их союзников, глобальную безопасность вообще.

– Вы сказали «вопрос решается». То есть еще ничего не решено?

– Послушайте, но ведь в этом корень проблемы! Мы потому и даем предельно выверенную, осторожную информацию по ПРО – и здесь, в Польше, и нашим союзникам по НАТО. Официально переговоры с США еще даже не начинались. Мы всего лишь получили ноту правительства США с предложением начать переговоры по данному вопросу. И спустя три с половиной недели дали свой ответ – о согласии начать такие переговоры. Так что же, собственно, обсуждать на общеевропейском уровне, если переговоры еще не начинались! Впрочем, все это не означает отсутствия обмена информацией вообще. Такой обмен у нас с Брюсселем идет. Ну а Соединенные Штаты, насколько мне известно, постоянно обмениваются информацией с Москвой. Проблема очень непростая. Мы должны учесть многие аспекты, в том числе технического порядка. Например, какой будет вероятная траектория падения сбитой вражеской ракеты, как предотвратить опасность радиоактивного загрязнения, и т.д.

– В прессе были сообщения, будто Польша торгуется с Америкой: мол, мы согласимся на размещение ПРО, если вы нам поставите новейшие зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот».

– Эти сообщения публиковали польские СМИ. Пусть они их и комментируют.


СПРАВКА

Александр Щигло родился в 1963 году. Окончил Университет в Гданьске по специальности «право и администрирование». Последипломное обучение продолжил в Университете Висконсина (США), включая стажировку в Конгрессе США. В 1990–1991 – помощник сенатора Леха Качинского. В 1992–1995 – директор канцелярии главы Высшей аудиторской палаты. В 1997–2000 – директор департамента европейского образования и информации в польском комитете по европейской интеграции. В 2001–2005 – депутат сейма; представитель сейма в Европарламенте. В 2005–2006– замглавы парламентского комитета по делам спецслужб; замминистра национальной обороны. В 2006 – начальник канцелярии президента Республики Польша. В феврале этого года назначен министром национальной обороны.


«СВОБОДНЫЙ ВЫБОР» ИЛИ «МЕСТЬ РОССИИ»?

Вчера мэр польского города Катовице Петр Ушок заявил, что местные власти уже согласовали с российской стороной вопрос о переносе памятника советским воинам-освободителям с площади Свобода в центре города на военное кладбище, на котором похоронены бойцы Красной армии. Ушок считает, что на месте памятника должен стоять «монумент в честь тех, кто на самом деле боролся за независимость Польши». Заявление мэра последовало за весьма радикальными высказываниями премьер-министра Ярослава Качинского. «Никто не может навязывать свободной стране, какие памятники должны стоять на ее территории. Согласиться с такими требованиями – значит потерять свой суверенитет», – заявил премьер в своем радиоинтервью 8 мая. Польша, как и подавляющая часть Европы, отмечает день победы над фашизмом на сутки раньше, чем Россия. Именно отмечает, а не празднует. Собственно, «отмечание» началось в день, когда между Россией и Эстонией резко обострились отношения в связи с переносом памятника советскому воину из центра Таллина. Варшава призвала Брюссель общим евросоюзным фронтом «пресечь российские империалистические замашки». Тогда же министр культуры и национального наследия Польши Казимеж Михаил Уяздовский заявил, что рабочая группа его министерства заканчивает работу над проектом закона о местах народной памяти, в рамках которого «можно будет ликвидировать памятники и всякую иную символику, напоминающую о советской оккупации». Впрочем, планы пана Уяздовского воспринимаются в ведущей партии правящей коалиции «Право и справедливость» неоднозначно, о чем свидетельствуют хотя бы высказывания ее вице-председателя и главы аппарата премьер-министра Адама Липинского. В интервью Gazeta Wyborcza он заявил, что проект Уяздовского выглядит как «месть России». «Такие проекты производят впечатление, что польское правительство смотрит в прошлое, а не в будущее», – подчеркнул Липинский.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава, Мехман ГАФАРЛЫ

Опубликовано в номере «НИ» от 10 мая 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: