Главная / Газета 23 Января 2007 г. 00:00 / В мире

Посол Швеции в РФ Юхан Муландер

«Мы выступаем за полную отмену визового режима с Россией»

НАТАЛИЯ АМАНОВА

Проект «Северный поток», более известный по своему прежнему названию как Северо-Европейский газопровод, который планируется проложить по дну Балтийского моря, минуя территорию Польши и стран Балтии, вызвал весьма сдержанную реакцию нашего соседа – Швеции. Возражения Стокгольма, судя по заявлениям шведских политиков, вызывает экологическая составляющая проекта. Чрезвычайный и полномочный посол Швеции в России Юхан МУЛАНДЕР в интервью «НИ» разъяснил позицию своей страны по этому вопросу, а также поделился своим видением энергобезопасности Европы. Разговор зашел и о «шведской модели социализма», и о трудностях визового режима, существующего между Россией и странами ЕС.

Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
Фото: АЛЕКСАНДР ЯКОВ
shadow
– Господин посол, сегодня Швеция заявляет, что реализация проекта строительства газопровода по дну Балтийского моря нарушит экологическое равновесие этого региона. Каковы аргументы Стокгольма?

– Швеция не утверждает, что газопровод нарушает экологическое равновесие Балтики. Мы требуем другого – тщательного, объективного и строгого анализа этого проекта на предмет его соответствия нормам международного морского права и положениям международных экологических соглашений, подписанных Швецией. Балтийское море – одно из самых грязных внутренних морей с множеством экологических рисков. Не только Швеция, но и Россия, и другие балтийские государства заинтересованы в том, чтобы развитие газотранспортной инфраструктуры не усугубило и без того напряженную экологическую ситуацию на Балтике. Я бы очень удивился, если бы люди, отвечающие за этот вопрос в России, не согласились со мной. Ведь и Россия уделяет все больше внимания экологическим вопросам.

– Польша предлагает свой вариант газопровода – вести трубу к себе из Норвегии через Швецию. Но опять же – по Балтике. Согласится ли Швеция на «польский маршрут»?

– Швеция не получала конкретного предложения о строительстве такого газопровода. Если оно поступит, его, конечно, ждет точно такая же экологическая проверка. Сегодня шведская энергетика не использует природный газ. Не планируется использовать его и в будущем.

– После недавнего саммита НАТО в Риге в России выражают озабоченность возможным переходом проблематики энергобезопасности Европы под контроль этого альянса. Допустимо ли придавать энергетическим вопросам военно-политический характер?

– Разумеется, инвестиции в энергетику и торговля энергоресурсами должны регулироваться рынком. Это самый эффективный и верный способ обеспечить энергобезопасность. Она переходит в безопасность военно-политическую, когда торговля и инвестиции строятся не на рыночных принципах. Вот почему так важно развивать свободный рынок энергетики. И опять же, по этой причине Швеция выступает за то, чтобы Россия подписала Энергетическую хартию.

– В России многие считают, что шведская социальная модель – некоторые называют ее «шведской моделью социализма» – подходит нам в наибольшей степени. Как вы думаете, почему в Швеции удалось построить социализм, а в России с этим не получилось?

– Благосостояние шведского государства зиждется на системе, которую мы создавали в течение всего ХХ века. Ее суть: частный сектор может беспрепятственно извлекать прибыль при условии, что возьмет на себя социальные обязательства и часть расходов на социальное обеспечение. Эта система всегда устраивала и трудящихся, и работодателей. Она по-прежнему актуальна, хотя постоянно меняется, приспосабливаясь к новшествам глобального мира. Замечу, что уровень социальной защиты населения довольно высок и во многих других государствах Евросоюза, – особенно в Германии, Великобритании, Нидерландах, включая скандинавские страны. Поэтому никакой шведской уникальности, по-моему, нет. А что касается вопроса, почему Россия не стала государством всеобщего благосостояния, то пусть на него ответят историки и экономисты. На мой личный взгляд, причиной тому – семьдесят лет тоталитарного режима.

– Недавно правительство Швеции заявило о намерении сократить пособия по безработице...

– Новый кабинет министров – ему всего 100 дней – хочет поощрить тех, кто работает. Как? Немного уменьшить налоги с доходов и одновременно на 5–10% сократить пособия по безработице. Сейчас в Швеции пособие по безработице практически эквивалентно минимальной заработной плате. Человек, потерявший работу, получает 80% заработной платы в течение 200 дней, потом 70% – в течение еще 100 дней.

– В прошлом году Россия и Евросоюз подписали соглашение об упрощенном визовом режиме. Как к этой проблеме относится Швеция?

– Визовый режим дает повод бюрократам, в том числе и российским, усложнять людям жизнь. Лично я рассматриваю его как главное препятствие для человеческих контактов. Швеция была недовольна договоренностями между Евросоюзом и Россией по упрощению визового режима для отдельных, в основном «элитарных» категорий граждан. Представители российской элиты и так беспрепятственно ездят за рубеж. Мы же выступаем за более широкое применение упрощенного визового режима, и даже за его полную отмену. Разумеется, в рамках договоренностей между Россией и ЕС.

– А где вы так хорошо научились говорить по-русски?

– В армии. Я был военным переводчиком, а потом изучал русский в университете.

– Вы – выходец из известной семьи театральных актеров. Помогает ли актерское наследие в дипломатии?

– Наверное, помогает. Тем более, что в дипломатии иногда надо уметь пользоваться голосом, и вообще – уметь играть.

Опубликовано в номере «НИ» от 23 января 2007 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: