Главная / Газета 13 Декабря 2006 г. 00:00 / В мире

Александр Милинкевич

«На меня давят через моих сыновей»

ТАТЬЯНА МОНТИК, Минск

Вчера в Страсбурге одному из лидеров белорусской оппозиции, экс-кандидату в президенты Беларуси Александру МИЛИНКЕВИЧУ вручена престижная награда Европарламента – премия им. Андрея Сахарова. По мнению парламентариев, Милинкевич «как никто другой воплощает в себе пример человека, борющегося за наши общие европейские ценности». Сам Милинкевич оценивает премию как знак «огромной моральной поддержки тысяч и тысяч граждан Беларуси». О дальнейших планах белорусской оппозиции он рассказал корреспонденту «Новых Известий».

Свою премию Александр Милинкевич собирается потратить на финансирование белорусской оппозиции.<br>Фото: AP. CHRISTIAN LUTZ
Свою премию Александр Милинкевич собирается потратить на финансирование белорусской оппозиции.
Фото: AP. CHRISTIAN LUTZ
shadow
– В январе в Беларуси – выборы в местные органы власти, на которых оппозиции, похоже, снова ничего не светит. И тем не менее вы на них идете?

– Да, мы знаем, что в местные советы никого из нас не выберут. Но все равно это шанс. Мы будем ходить от двери к двери. Главное – разговаривать с людьми, открыть для них видение другой Беларуси, в которой не страшно жить, в которой у наших детей есть перспектива.

– Стало быть, оппозиция исходит из принципа «капля камень точит»?

– Совершенно верно! Не надо надеяться, что перемены в стране произойдут по мановению волшебной палочки; что на улицы Минска вдруг выйдет миллион людей, власть встанет перед ними на колени, а милиция попросит прощения. Чудес не бывает. Перемены – результат колоссальной работы.

– Но не окажутся ли напрасными старания оппозиции, если в конечном итоге осуществятся планы присоединения Беларуси к России?

– В России, конечно, немало сторонников воссоздания империи. Для них наша страна играет ключевую роль: получится присоединить Беларусь, есть шансы на большее, не получится – тогда и самой идее конец. России нужно преодолеть постимперский синдром, переболеть этой болезнью, как когда-то Великобритании и Франции.

– Сегодня Москва пытается повлиять на позицию Минска с помощью газовых задвижек и нефтепроводов...

– Режим Лукашенко сам загнал себя в этот тупик, затеяв игру в «интеграционные процессы». Сегодня за это приходится платить. Ведь было же личное желание у нашего руководителя засесть в Кремле, а сейчас он видит: шансов у него мало, в России сильная власть. Вот он и ретируется. Российский газово-нефтяной прессинг Беларуси – он, по правде говоря, правильный. Это не шантаж. Это плата по векселям. Не надо было обещать с три короба.

– Тем не менее кое-кто в Беларуси считает Лукашенко гарантом независимости страны – он, дескать, не хочет объединяться с Россией...

– Он не хочет не потому, что радеет за суверенитет Беларуси, а потому что у него сейчас нет шансов на власть в этом новом союзном государстве. А жажда власти – это не гарант независимости.

– Не складывается ли у вас впечатление, что Европа все-таки бросила Беларусь? По сути, ни на какие серьезные меры против режима Лукашенко ЕС не пошел.

– Да, иногда действительно охватывает разочарование. Накануне июльского саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге я обратился к его участникам, чтобы в повестку дня был включен вопрос о ситуации в Беларуси. Обращался я к европейцам и перед недавним саммитом Россия – ЕС в финском городе Лахти. Увы… А для нас очень важно, чтобы белорусский вопрос постоянно был в центре внимания международных форумов.

– У вас есть какие-нибудь данные о количестве политзаключенных в Беларуси?

– Нам известно, что сейчас по политическим мотивам отбывают длительный срок полтора десятка человек. Во время весенних акций протеста через тюрьмы прошло более тысячи человек. Около 500 студентов отчислены из вузов, и огромное количество людей лишились работы.

– Чувствуете ли вы себя в безопасности, живя в Беларуси?

– Сам я чувствую себя в относительной безопасности. На меня давят через моих троих сыновей. Старшему, юристу по образованию, разрушили бизнес. Против двоих других возбудили уголовные дела за «уклонение от воинской службы»: они оба учатся в Варшаве, но наши власти требуют, чтобы они служили в армии. Мне же хорошо известно: если сын оппозиционера попадает в армию, там против него дедовщина по полной программе, в первую очередь с целью «перевоспитания» родителей.

– Вы все еще хотите стать президентом Беларуси?

– Жажды власти, честно скажу, во мне маловато для лидера оппозиции, и мне многие об этом говорят. Зато есть огромное желание построить другую страну. И если завтра появится в рядах оппозиции человек, у которого рейтинг будет выше, чем у меня, я точно отдам ему лидерство и сам же его поддержу. Но сегодня это факт – самый высокий среди оппозиционеров рейтинг у меня. Так что деваться некуда – буду, пока нужен.


ОСТАЕТСЯ НЕИЗВЕСТНОЙ СУДЬБА ЭКС-КАНДИДАТА НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА БЕЛОРУССИИ АЛЕКСАНДРА КОЗУЛИНА

Напомним, что 13 июля текущего года г-н Козулин, задержанный незадолго до этого по подозрению в хулиганстве и нарушении общественного порядка, был осужден одним из районных судов Минска на 5,5 года колонии общего режима. 54 дня назад Александр Козулин объявил голодовку, требуя рассмотрения ситуации в Белоруссии в Совете Безопасности ООН, однако 11 декабря администрация колонии «Витьба-3», где содержится г-н Козулин, обнародовала написанное якобы им самим заявление о снятии своих требований и прекращении голодовки. Правда, жену Козулина Ирину и его адвоката Игоря Рынкевича, приехавших в «Витьбу-3» для встречи с Александром, к нему не пустили, не объяснив причин. Более того, им не разрешили даже поговорить с Александром по телефону. Ирина Козулина предполагает, что ее мужа выводят из голодовки насильственными методами. По ее словам, за 8 месяцев заключения Александр Козулин потерял до 40 кг веса, и его здоровье находится в серьезной опасности.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 декабря 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: