Главная / Газета 10 Ноября 2006 г. 00:00 / В мире

Стильный оранжевый шарфик

Киевлян больше волнует рост квартплаты и прочих тарифов, чем революционные праздники

ЯНА СЕРГЕЕВА, Киев

Официальное празднование второй годовщины «оранжевой революции» состоится 22 ноября – в память о том дне после второго тура президентских выборов-2004, когда стали очевидны фальсификации, с чего и начались массовые акции протеста. Однако среди активистов политических движений, участвовавших в тех славных событиях, нет согласия относительно того, какую дату брать за точку отсчета. Многие, например, вспоминают день установления на Майдане первой палатки своей партии. Причем в отличие от прошлого года особой эйфории по поводу очередной годовщины победы демократических сил не наблюдается. Корреспондент «НИ» попыталась выяснить, как сегодня киевляне расценивают события двухлетней давности.

Ветераны революции, как и два года назад, в эти дни снова собираются на Майдане.<br>Фото: АР
Ветераны революции, как и два года назад, в эти дни снова собираются на Майдане.
Фото: АР
shadow
Действительно, в Киеве уже толком не помнят дату начала Майдана. С моим провокационным утверждением, что именно 31 октября (когда состоялся первый тур парламентских выборов-2004) следует отмечать День «оранжевой революции», соглашались все, с кем я общалась на Крещатике и в его окрестностях. И только бомжеватого вида агитатор Блока Юлии Тимошенко Николай Легенький, который с лета живет в палатке в центре столицы, заявил: «Да что вы! Годовщина – 22 ноября!» Услышав это и посмотрев на «ветерана революции», прохожий, который пять минут назад делился с «НИ» романтическими воспоминаниями о тех днях, сделал вывод: «Затурканные мы стали. Вот Майдан был глотком свежего воздуха! А сегодня мы опять задыхаемся. Пришибло нас сумасшедшими ценами и тем цинизмом и продажностью, которые царят в политике».

Соседка-студентка, узнав, что я отправляюсь на Майдан общаться со свидетелями «оранжевой революции», мечтательно вздохнула: «Суперски было. Ни секунды не жалею, что тогда там мерзла. Пусть те, кто предал Майдан, жалеют! Может, дать тебе свою оранжевую шапочку и оранжевый шарфик?» «А что, ты их носишь?» – в ответ спросила я. «Дома, чтобы никто не видел. Для души», – печально улыбнулась 20-летняя революционерка.

«Меня больше волнует не «оранжевая революция», а как выжить этой зимой, – заявила 27-летняя киевлянка, которая в этот солнечный осенний день прогуливалась по центру с коляской. – Я сижу дома с двухлетним сыном. Получаю 115 гривен (23 долл. – «НИ»). Муж работает на трех работах. На жизнь хватает, но сегодня узнала, что за квартиру придется платить в три раза больше. А еще тарифы на телефон выросли на 15%. При таком раскладе средств вообще хватать не будет. Буду искать няню и выходить на работу. Предполагаю, что ползарплаты придется отдавать няне, а вторую половину – государству, за коммунальные услуги».

«Помахали флагами и разошлись, – поддерживает тему пенсионерка Елена Николаевна. – А я вот сейчас посчитала, что при новых тарифах моей пенсии в 460 гривен (92 доллара. – «НИ») в аккурат хватит только на то, чтобы расплатиться с государством. И что я буду кушать, никого не волнует: ни оранжевых, ни бело-синих». Сейчас 65-летняя пенсионерка, которой субсидия не положена, платит за коммунальные услуги 60 гривен (12 долларов), а будет платить более 150. «Все продукты уже выросли в цене вдвое, втрое, и это не предел! Говорят, что подешевеют яблоки и картошка. Видимо, только их и придется есть», – вздыхает Елена Николаевна.

«Майдан – это история. Светлая, яркая и уходящая в прошлое», – улыбается продавец сувениров в подземном переходе под исторической площадью. На прилавке у Татьяны среди традиционных вышитых полотенец и деревянных кукол – оранжевые шапки и шарфы по 25 и 30 гривен: «Последний раз спрос на этот товар был во время «Евровидения». Мы их уценили в три раза, и все равно никто не берет». Иностранцы гордо проходят мимо, а наши заняты арифметикой. К примеру, мои коллеги посчитали, что после повышения цен «принять ванну в Киеве стоит 2 гривны 35 копеек, а сходить в туалет – 6 копеек».

Согласно последним откровениям нынешнего украинского премьер-министра, свободы, к которой так стремились сторонники Виктора Ющенко, хотели также и люди, поддерживавшие Виктора Януковича. «Ценности, которые защищала «оранжевая революция», отстаиваю и я», – недавно заявил премьер. По его словам, после революции на Украине стало больше демократии, больше свободы слова. Отвечая на вопрос, что же негативного было в коротком правлении «оранжевых», Янукович отметил преследование ими своих политических противников, а также сфабрикованные уголовные дела против «бело-синих». Что касается масштабных фальсификаций во время выборов 2004-го, лидер Партии регионов категорически опровергает этот факт. «Фальсификации не было, хотя нарушений я не отрицаю. Массовой фальсификации так доказано и не было. Тогдашнее решение Верховного суда сегодня стоит рассматривать не как юридическое, а как политическое. Парламентские выборы, прошедшие в марте этого года, в результате которых моя «Партия регионов» стала самой сильной фракцией, это подтвердили»…

Народный депутат, член оппозиционной фракции БЮТ Николай Томенко предложил, чтобы украинский народ вторую годовщину «оранжевой революции» праздновал без участия политиков: «Оранжевая революция» – это не политическое, а общественное событие. Но поскольку политики не оправдали надежд народа, поэтому это событие народ должен отпраздновать без их участия».

«И пусть не волнуется, народ отпразднует! Мы готовимся», – заверил корреспондента «НИ», услышав выступление Томенко, житель Майдана Николай Легенький. Его палатка на Майдане за грязным забором из фанерных щитов, оклеенных портретами Юлии Тимошенко и разными агитками, соседствует с оранжевой палаткой «Нашей Украины». «Там никто ничего не делает. Это камуфляж», – почему-то шепотом поведал Легенький. И в доказательство того, что он сам ведет активную просветительскую работу на Майдане, Николай предъявил мне грамоту, которую ему через свою дочку Евгению передала Юлия Тимошенко. «А еще Женя привезла много теплой одежды и сказала, что Юлия Владимировна на меня надеется». Правда, политики предпочитают сюда не заглядывать: «Ни один депутат к нам не приходит. Зато люди у меня всегда есть. За субботу и воскресенье я раздаю 10 тысяч газет».

Опубликовано в номере «НИ» от 10 ноября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: