Главная / Газета 12 Октября 2006 г. 00:00 / В мире

Президент непризнанной Турецкой Республики Северного Кипра Мехмет Али Талат

«Для россиян у нас открыты все границы»

АЛЕКСАНДР КОРЗУН, Никосия

В эти дни в Европе ждут сенсации. В Брюсселе начались переговоры между президентом Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) Мехметом Али Талатом и председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлем Баррозу о возможном снятии с непризнанного государства экономической изоляции. Если это произойдет, Европейский союз сделает огромный шаг к установлению мира между Республикой Кипр и ТРСК – двумя странами, находящимися в состоянии войны свыше 30 лет. О том, насколько реальны подобные перспективы, глава Северного Кипра Мехмет Али ТАЛАТ рассказал «Новым Известиям» накануне своей поездки в Брюссель.

Фото: АЛЕКСАНДР КОРЗУН
Фото: АЛЕКСАНДР КОРЗУН
shadow
– Господин президент, нынешний план Евросоюза – это ведь далеко не первая попытка решить кипрский вопрос после того, как в 1974 году остров был разделен по этническому признаку на два государства?

– Да, и реальный шанс восстановить мир у нас был совсем недавно, в апреле 2004 года. Тогда по плану Генерального секретаря ООН Кофи Аннана и в северной, и в южной частях Кипра были проведены референдумы об объединении двух национальных общин…

– в ходе которых турецкая сторона высказалась за объединение, а греческая – против. Выходит, шанс был упущен?

– Решить эту проблему разом и сейчас, конечно же, невозможно. Но продвижение вперед все же заметно. На референдуме 2004 года 60% жителей Северного Кипра высказались за вхождение двух общин в единое государство. А ведь еще всего несколько лет назад нельзя было и представить себе подобного. За три десятилетия, в течение которых мой предшественник Рауф Денкташ возглавлял страну, здесь никто даже и не думал о возможности жить с греками-киприотами в едином государстве. Сегодня же так считает большинство граждан ТРСК. Что и подтвердили президентские выборы 2005 года – люди проголосовали за меня как за лидера партии, чья программа как раз-таки и нацелена на объединение всего Кипра.

– Ваш предшественник 30 лет стоял у руля власти в Северном Кипре. Миру он известен как консервативный политик, всегда отстаивавший идею полной независимости своей страны. И Республику Кипр сегодня возглавляет другой политический долгожитель - 72-летний Тассос Пападопулос, который призывал греков высказаться против плана Аннана. Если сменится руководство у ваших южных соседей, там может начаться более интенсивное движение к объединению острова?

– Действительно, именно после эры Денкташа в Северном Кипре начались серьезные перемены в обществе, появилась надежда на прекращение многолетнего конфликта. Если на греческой стороне произойдет смена в руководстве, я верю, изменится и та политика, которую Республика Кипр проводит сейчас. Знаете, как видится г- ну Пападопулосу выход из тупика? В 2005 году, на конференции ООН, он предложил решить кипрский вопрос путем… ассимиляции турецких киприотов в греческое общество. Это означает потерю турками-киприотами своего этнического своеобразия.

– А как вы видите будущее Кипра?

– Самым верным шагом на пути развития станет объединение двух сторон с помощью ООН. Мы надеемся, что будет создана федерация, в которой будут проживать два разных общества – турок и греков. Но, повторюсь, в одном государстве.

– По какому же принципу будет формироваться единое правительство?

– Кабинет министров объединенного Кипра должен непременно состоять из представителей обоих этнических сообществ.

– Не кажется ли вам, что результаты референдума отбросили ваши мечты в неопределенную перспективу? Ведь после того, как греческая часть острова сказала «нет» объединению, Республика Кипр превратилась в полноправного члена Евросоюза. Северный же Кипр, сказав «да», остался непризнанным государством, да к тому же в кольце международной блокады. О каком общем правительстве тут можно говорить?

– Да, наши соседи имеют сейчас полную политическую и финансовую поддержку ЕС и других стран мира. Только себя они называют безусловным правительством всего острова, ничуть не считаясь с турецкими киприотами. Это-то и позволяет им не ломать голову над поиском конструктивного решения сложившейся ситуации.

– Выходит, референдум вместо разрешения кипрской проблемы загнал ее в тупик?

– Здесь все же есть одно очень важное достижение. До голосования по плану Аннана греческая сторона на протяжении многих лет создавала имидж сторонницы объединения Кипра. И только противодействие турецкой стороны якобы мешало им осуществить эти намерения. Предыдущий премьер-министр Греции Костас Симитис, ушедший в отставку в 2004 году, в своих воспоминаниях признался в проведении такой политики. И весь мир так и думал, что именно из-за Северного Кипра не удается добиться воссоединения государства. Поэтому-то в качестве наказания и существуют до сих пор экономическое эмбарго и полная изоляция страны. Но результаты референдума показали всем странам, кто на самом деле выступает за объединение, а кто – против.

– Отслеживаете ли вы события вокруг других непризнанных государств, таких, как Абхазия, Приднестровье или Косово? И какая из этих ситуаций наиболее близка к кипрской проблеме?

– Конечно, мы следим за событиями вокруг других государств, не признанных мировым сообществом. Но в отличие от тех же Косово или Абхазии проблема Кипра совершенно уникальна. Они стремятся вырваться из тех стран, в которых находятся, а мы, напротив, пытаемся объединиться.

– План Генсека ООН по Кипру не сработал. При всем уважении к этой международной организации, ей не всегда удается решать самые острые мировые проблемы. При этом практика показывает, что отдельные государства, в том числе США и Россия, более успешны в качестве переговорщиков...

– Нашу проблему лучше всего решать на платформе ООН. Крупные мировые игроки большую помощь могут оказать странам, в которых идут боевые действия. Именно им проще остановить войны и кровопролитие. На Кипре же ситуация стабилизировалась, конфликт застыл. Но если Россия, Китай и Америка – постоянные члены Совета Безопасности ООН – обратят свое внимание на этот вопрос, то возможны какие-то шаги вперед. Я хочу заметить, что все мировое сообщество поддерживает объединение двух частей Кипра. И в настоящее время им необходимо устранить все барьеры, снять с Северного Кипра изоляцию. Только в этом случае мы сможем восстановить нормальные отношения с другими странами. Тогда греческие киприоты увидят, что мы не выступаем за войну, а готовы сесть за стол переговоров.

– В июле 2005 года президент России Путин на встрече с премьером Турции Эрдоганом заявил о необходимости снять изоляцию с Северного Кипра. За прошедшие годы Москва что-нибудь предприняла для прекращения блокады?

– К сожалению, в этом направлении были сделаны незначительные шаги. У нас побывала делегация вашей Торгово-промышленной палаты. Но россияне приехали сюда с представителями аналогичной структуры с греческой стороны Кипра.

– О чем-то удалось договориться?

– О том, что наша ТПП посетит Россию. Правда, этот визит еще не осуществился.

– А потянулись ли на Северный Кипр российские туристы и бизнесмены?

– Россиян, отдыхающих здесь, действительно стало больше. Но пока не в той степени, в какой хотелось бы. Что касается российских бизнесменов, то их капиталы аккумулируются в основном на греческой стороне.

– Может быть, многих отпугивает то, что к вам не так-то просто попасть?

– Из-за международной изоляции иностранцы, летящие на Северный Кипр, обязаны делать пересадку в Стамбуле. Конечно, это требование создает неудобства для путешественников, которые к тому же вынуждены тратить дополнительные время и деньги. Для облегчения контактов в 2003 году на «Зеленой линии», то есть по границе между греческим и турецким государствами, были открыты несколько переходов. И сегодня любой житель южной части Кипра и иностранные туристы могут беспрепятственно проехать на северную часть острова. Но проблема в том, что с нашей стороны на греческую могут проехать только граждане Северного Кипра, США и стран ЕС. Россияне пока не могут пересечь здесь границу и проехать на греческую сторону. Но если вы едете из греческого Кипра в турецкий, то вас пропустят без всяких разговоров.

– А куда можно ездить с паспортом гражданина вашей страны?

– Кроме Турции, в США, Англию, Францию, Пакистан и Азербайджан.

– А как турецким киприотам попасть, скажем, в Россию?

– Надо получить турецкий паспорт. Если вы гражданин Северного Кипра, то Турция автоматически выдает вам свой паспорт, и уже с ним вы можете путешествовать по всему миру.

– Вы развиваете туризм, думаете о создании офшоров. То есть двигаетесь к экономической самостоятельности...

– Сейчас это невозможно. Если бы были сняты изоляция и эмбарго, то, конечно же, Северный Кипр мог бы осуществлять независимое экономическое развитие.

– Любого иностранца, оказавшегося в вашей стране, поражает огромное количество казино. Что, ваше правительство делает ставку на игорный бизнес, который запрещен во многих странах мира?

– Еще в 1965 году был план по развитию игорного бизнеса на Северном Кипре в качестве дополнительного привлечения туристов. Кстати, в Турции казино были закрыты в конце 90-х годов...

– ... и теперь все азартные турки ездят играть на Кипр?

– Не только турки. На Северном Кипре сейчас при строительстве отеля владельцы обязаны построить и казино. Поэтому сегодня практически не осталось отелей, где бы ни работало казино. Многих туристов привлекает именно это.

– А вы какие ставки делаете в казино?

– Никакие. Гражданам ТРСК запрещено играть в казино – это могут делать только иностранцы.

– Отчего ж такая дискриминация? И, кстати, нет ли конкуренции за игроков между северной и южной частями Кипра?

– На греческой стороне до сих пор не был развит игорный бизнес, но по слухам, просочившимся в прессу, наши соседи тоже собираются открывать казино. Что же касается запрета для граждан ТРСК, то у нас в обществе принято считать, что игры на деньги – это вредная привычка, которая зачастую приводит к полному финансовому разорению и распаду семей. А для туристов это всего лишь развлечение.

– Говорят, здесь почти нулевая преступность. Как вы этого добились?

– У нас небольшое население страны, примерно 260 тысяч человек. И здесь почти все друг друга знают. Если вы не то что кого-то убили, даже просто своровали, шанс, что вас поймают – 99%. Куда вы убежите с острова?

– Но хоть тюрьмы-то у вас есть?

– Одна, и она переполнена. Но большинство из сидящих там – заезжие преступники, в основном из Турции.



Попытки Турции пролоббировать в ЕС интересы Северного Кипра терпят неудачу

Опубликовано в номере «НИ» от 12 октября 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: