Главная / Газета 11 Августа 2006 г. 00:00 / В мире

Депутат Госдумы Николай Леонов

«Фидель мне сам готовил спагетти»

Беседовал Юрий ПЛУТЕНКО

Корреспондент «НИ» побеседовал с человеком, который первым из граждан СССР пожал руку Фиделю Кастро.

Советские лидеры любили Кастро за его антиамериканизм.<br>Фото: АР
Советские лидеры любили Кастро за его антиамериканизм.
Фото: АР
shadow
– Николай Сергеевич, как вы познакомились с Фиделем Кастро?

– Это случилось летом 1956 года в Мексике, когда Фиделя еще почти никто не знал. В то время я работал в посольстве СССР в Мехико и курировал Кубу, так как нашего посольства в Гаване тогда не было. Встреча произошла почти случайно. К тому времени я уже был знаком с его младшим братом Раулем, и вот когда мы с ним шли по улице, то лицом к лицу столкнулись с Фиделем. Надо сказать, что сначала он отнесся ко мне с подозрением – только потом я узнал, что в это время он как раз разрабатывал экспедицию на Кубу и всем ее участникам, в том числе и ему, было запрещено общаться с иностранцами. Правда, после того, как Рауль отрекомендовал меня как советского дипломата и своего большого друга, Фидель смягчился. А вскоре после этой встречи разгорелся дипломатический скандал – нашу встречу расценили как доказательство связи кубинских заговорщиков с СССР, и меня с формулировкой «человек, не заслуживающий политического доверия», отправили на родину. В то время советская верхушка относилась к кубинским революционерам довольно прохладно. Но когда Кастро и его единомышленники пришли к власти, о моем знакомстве с Фиделем, Раулем и Че Геварой тут же вспомнили, и я был включен в состав советской делегации, которая прибыла на Кубу в феврале 1960 года.

– Тогда и состоялась ваша вторая встреча?

– Да, я был личным переводчиком и консультантом главы делегации Анастаса Микояна. Надо сказать, что Фидель меня тут же узнал, удивился и спросил у Микояна: «Это ваш человек? А я с ним в Мексике был знаком, но все-таки не был уверен в том, что он свой». В ходе этой поездки мы уже полностью прониклись взаимным доверием. Кстати, в мои обязанности входила подготовка подарков для кубинского руководства – Раулю и Че были преподнесены пистолеты Стечкина и Марголина, а Фиделю – хорошее охотничье ружье. Надо сказать, что после этого визита Фидель как личность стал мне гораздо понятнее.

– Какой из поступков характеризует его лучше всего?

shadow – Когда мы приехали в Сантьяго-де-Куба, Фидель по старой партизанской привычке предложил не останавливаться в отеле, а поехать в горы. Ночевали в недостроенном здании туристического комплекса в горах Сьерра-Маэстро, там не было ни окон, ни кроватей. И все, в том числе Фидель, спали на полу, завернувшись в шинели. Кофе мы пили из ведра, а ели в столовой барачного типа вместе с рабочими, которые строили там дорогу. Меню было простым – картошка, горсточка риса. Никакого государственного протокола не было. Когда мы на вертолете прилетели в резиденцию Кастро на каком-то островке, Фидель сказал Микояну: «Поехали ловить рыбу, потому что нам больше нечего есть». Микоян даже подумал, что тот шутит. Но в итоге нам втроем пришлось пойти на рыбалку, мы поймали штук 20–25 рыбин, зажарили их и съели с солдатскими галетами, запивая минералкой. Такова была обстановка, в которой проходил визит, хотя решались капитальные вопросы: установление дипломатических отношений, выделение Кубе кредита в размере 100 млн. долларов, обсуждались поставки оружия. Надо сказать, что Микоян был в восторге, несмотря на все неудобства.

– То есть внешние атрибуты власти для Фиделя не важны?

– Абсолютно! Всю жизнь он ходит в армейской форме, его облик ни капельки не изменился за все эти 50 лет. Характерная черта Фиделя – его невероятный демократизм и умение общаться с народом напрямую. Расскажу о том, как проходил его визит в Москву в мае 1963 года, я тогда тоже был его переводчиком. Он мне предложил: «Пройдемся по улицам Москвы!» Это было в 11 часов вечера, никакой охраны уже не было. Я попытался его отговорить: «Вас узнают, будет столпотворение». Но он настоял на своем. Мы вышли из Боровицких ворот, прошли вдоль Библиотеки имени Ленина, пересекли Манежную площадь. Вокруг нас действительно собрались несколько тысяч человек, толпа буквально нас несла, пока не прижала к стенам гостиницы «Москва». Каждый хотел пожать руку Фиделю, обнять его, расцеловать, похлопать по плечу, просто прикоснуться к нему. Толпа так давила, что нам пришлось через окно гостиницы пробираться внутрь, чтобы потом вернуться в нашу резиденцию. И до сих пор люди обращаются к нему на «ты», поэтому все разговоры о культе его личности на Кубе – полная чушь! Есть огромное уважение кубинского народа к своему лидеру. На Кубе нет ни памятников Фиделю, ни монументов, ни портретов на банкнотах и монетах.

– А каков Кастро в быту? У вас наверняка была возможность увидеть это.

– В обычной жизни очень простой человек. Типичный пример – однажды Фидель пригласил меня к себе в гости. Представьте – он, глава государства, сам, надев фартук, встал у плиты и приготовил на обед спагетти!



Кубинцы надеются увидеть Кастро хотя бы в день его рождения
Кубинцам под страхом расстрела запрещено задавать вопросы о том, жив ли Фидель Кастро

Опубликовано в номере «НИ» от 11 августа 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: