Главная / Газета 26 Июня 2006 г. 00:00 / В мире

Атлантический тренинг НАТО

Корреспондент «НИ» побывал на учениях Североатлантического блока и побеседовал с его генсеком

АЛЕКСАНДР МИНЕЕВ, Кабо-Верде

Острова Кабо-Верде (Зеленого Мыса) в Атлантическом океане, в 500 километрах от крайней западной точки Африки, превратились в июне в полигон НАТО. На фоне лишенного почвы, растительности и воды красноватого марсианского пейзажа проводится первая обкатка мобильного боевого отряда НАТО: сил реагирования (СР). Кульминацией игры, которую наблюдал корреспондент «НИ», стал эпизод по уничтожению «лагеря террористов», расположившегося в долине между пляжем Фламенгу и скалистыми горами. В нем участвовали все компоненты сил реагирования.

Бойцы Североатлантического альянса открыли для себя новый фронт.
Бойцы Североатлантического альянса открыли для себя новый фронт.
shadow
В море – у берега, на рейде и на горизонте – курсировали большие и малые корабли: от американского корабля управления «Маунт Уитни» (на нем находится мобильный командный пункт) и испанского авианосца «Принц Астурийский» до минных тральщиков и подлодок под разными флагами. С моря на берег двинулись сначала скоростные катера с морпехами, потом танки-амфибии и другая техника. С воздуха вертолеты высадили турецких рейнджеров, действия десанта поддерживали американские истребители F-16, и над всем этим высоко в небе два самолета-радара АВАКС контролировали воздушное пространство на сотни километров вокруг. Навстречу морпехам из глубины острова Сан-Висенти выступила германо-французская механизированная бригада.

Конечно, все завершилось хеппи-эндом. Да и не стоил жалкий палаточный лагерь террористов усилий такой армии. В данном случае важнее было проверить взаимодействие сложного контингента. Как пояснил верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО генерал Джеймс Джонс, в нем впервые в истории альянса, в отличие от эпохи «холодной войны», под единым командованием действовали компоненты трех видов вооруженных сил.

СР позволят альянсу в течение пяти дней развертывать мобильную группировку численностью до 25 тысяч в любой точке планеты для любых операций – от гуманитарно-спасательных до боевых. Она обладает 30-дневной автономной живучестью и должна не только удержать плацдарм до подхода других сил, но и выполнять сложные операции.

Классические войны между государствами с протяженными линиями фронта и массовыми армиями за территорию и ресурсы, по мнению натовских стратегов, скорее всего, ушли в прошлое. Первыми боевыми крещениями отдельных компонентов еще не сформированных Сил реагирования были спасательные операции в связи с ураганом «Катрина» в США и катастрофическим землетрясением в Пакистане. В учениях на Кабо-Верде тоже есть эпизод эвакуации населения из зоны извержения вулкана Фогу.

Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, который после завершения игрового эпизода выступил перед войсками и прессой, выглядел словно вырезанный из другой фотографии: темный костюм, галстук, блестящие ботинки среди песочного камуфляжа военных, рыжей пыли и испепеляющей жары.

Он говорил о СР как об «экспедиционных силах стабильности», всегда готовых быстро вмешаться в опасный конфликт или прийти на помощь пострадавшим от стихии. Эта глобальная функция НАТО добавляется к традиционной: защите территории стран альянса. Кабо-Верде расположены как раз на пути танкерных перевозок, и генсек НАТО, отвечая на вопрос «НИ», признал, что роль НАТО в обеспечении мировой энергетической безопасности обсуждается. «Мы не собираемся дублировать те аспекты, которые обсуждает Россия в рамках «восьмерки» и с Евросоюзом. Но я скажу «да» в ответ на ваш вопрос о том, собирается НАТО играть такую роль. У НАТО есть программа противодействия терроризму, и один из элементов этой программы – защита жизненно важных инфраструктур, в том числе и энергетической. Мы обсуждаем, лишь какую «добавленную стоимость» можем внести, не дублируя другие организации».

Могут ли, в принципе, участвовать в силах реагирования Россия и другие партнеры альянса, не входящие в него? На этот вопрос генсек НАТО ответил, по сути дела, утвердительно. Он напомнил, что российские корабли принимают участие в натовской операции «Активное усилие» по патрулированию Средиземного моря.

«Я, как вы знаете, был первым генсеком НАТО, ступившим на борт российского военного корабля, – отметил он. – Это хороший пример практического сотрудничества НАТО–Россия. Я несколько раз обсуждал с Сергеем Ивановым возможность участия России в натовской операции по поддержке миротворческих усилий Африканского союза в Дарфуре. Силы реагирования тоже открыты для партнеров. Но это должно быть предметом конкретного решения, которое на какой-то стадии могут принять совет НАТО и страна-партнер. Нечленство в НАТО не аргумент против того, чтобы партнеры не участвовали в действиях натовских сил. Несомненно, Россия может участвовать, как и другие страны-партнеры».

Собственно, косвенное участие она приняла и в нынешних маневрах. Правда, на чисто коммерческой основе. Широкофюзеляжный транспортный самолет Ан-124 под российским флагом, зафрахтованный украинской фирмой, которая имеет с НАТО контракт на грузовые перевозки, выполнил семь рейсов между военными базами в Европе и Кабо-Верде. Он доставил вспомогательное оборудование для американской эскадрильи F-16, итальянские военные вертолеты и другую технику. У НАТО остро не хватает самолетов подобного типа, и натовское командование намерено и впредь использовать для дальних перевозок российские или украинские машины.

На учениях проявились парадоксы, которые свидетельствуют о переменах в мире. Воздушный компонент сил реагирования, в том числе американские F-16, базируется в международном аэропорту «Альмикар Кабрал», названном в честь африканского марксиста, лидера национально-освободительной борьбы португальских колоний Гвинея-Бисау и Острова Зеленого Мыса, большого друга Советского Союза. А на пыльном полигоне острова Сан-Висенте особый латвийский саперный взвод занимается уничтожением старых авиабомб и противопехотных мин советского производства. В годы «холодной войны» на островах накоплены большие запасы этих боеприпасов, от которых власти не знают, как избавиться. Когда-то у Республики Советов были латышские стрелки, теперь у НАТО есть латышские саперы.

Натовцы особо подчеркивали экологически щадящий режим учений. Исключены артиллерийские и ракетные стрельбы, бомбометание. Корабли обходят стороной места обитания реликтовых морских черепах, и запрещено использовать радиолокационные частоты, к которым чувствительны киты. На карте островов отмечены зелеными пятнами природоохранные зоны. Силы реагирования обещали, уходя с Кабо-Верде в июле, забрать даже весь произведенный ими бытовой мусор. Правда, так и осталось неясно, что получила страна от этих натовских маневров. Говорят, что учебу для своих военных, уничтожение складов со старыми боеприпасами, восстановление дорог к местам расположения натовских лагерей, десятки километров колючей проволоки... Антинатовских демонстраций, лозунгов и надписей на стенах замечено не было. Наоборот, население было чрезвычайно дружелюбно к иностранным военным, которым на время понадобился марсианский пейзаж их маленькой страны, когда-то долго и героически воевавшей за независимость.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 июня 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: