Главная / Газета 14 Апреля 2006 г. 00:00 / В мире

Шарон ушел в Историю

Не приходя в сознание, легендарный генерал оставил пост премьер-министра Израиля

СЕРГЕЙ ПУТИЛОВ, Иерусалим–Москва

В пятницу исполняется ровно 100 дней, как израильский премьер-министр Ариэль Шарон был госпитализирован с обширным инсультом. С тех пор Шарон так и не вышел из комы. По законодательству именно сегодня премьером должен был быть объявлен его заместитель Эхуд Ольмерт, однако из-за праздников (в эти дни в Израиле отмечается Песах – Пасха) передача полномочий главы правительства была проведена заранее, в минувший вторник. Уход Шарона символизирует собой завершение целой эпохи в истории Государства Израиль.

Фото: АП. HEIDI LEVINE
Фото: АП. HEIDI LEVINE
shadow
Несгибаемый борец за великий Израиль, беспощадный к палестинским террористам, тяжелый в общении даже с близкими людьми, на деле Ариэль Шарон, он же «Арик-Бульдозер» всегда был натурой очень лиричной. При случае он всячески подчеркивал свою связь с северной родиной – Россией. И это был отнюдь не пиар-ход в погоне за голосами выходцев из бывшего СССР. Русская классическая музыка, которую сегодня включают ему в больничной палате, – единственный бальзам для боевого генерала, не подвластного лечению медиков. По уверению родственников, только это сейчас облегчает его муки.

Ариэль Шарон (Шейнерман) родился в 1928 году в еврейском поселении Кфар Малале в семье выходцев из России, которые приехали в Палестину в начале двадцатых годов. Даже угодив с инсультом в больницу «Хадасса», он и здесь мистическим образом умудрился прильнуть к историческим корням. «Все это расположено на русской земле», – с грустью сказала корреспонденту «НИ» инокиня Клавдия, показывая на дома близ больницы «Хадасса», где теперь пребывает бывший премьер. Мало кто знает, что построена лечебница на территории, ранее принадлежавшей России, но проданной в 1964 году Никитой Хрущевым израильскому правительству.

Теперь уже бывший премьер-министр, Шарон был участником всех войн, которые вел Израиль за 50 лет своего существования. Прошел путь от ефрейтора до генерала. В 1956 году во время Синайской кампании Шарон командовал парашютной бригадой. Его десантники сумели обеспечить стремительный разгром численно превосходящей израильтян армии Египта. Во время победоносной Семидневной войны 1967 года он умело командовал бронетанковой дивизией. Знаменитые «шароновские блицкриги» вошли во все мировые учебники военного дела. В 1973 году Шарон уволился в запас в почтенном звании генерал-майора. Но вернулся на службу, когда в октябре того же года Египет и Сирия начали военные действия против Израиля (война Судного дня). В ходе тех столкновений Шарон отличился при штурме Суэцкого канала. Выйдя в тыл египтянам, он фактически единолично выиграл войну. Это был его поистине звездный час.

С 1981 по февраль 1983 года – министр обороны. С этого поста прославленный генерал был вынужден уйти в отставку с большим скандалом. Во время вторжения израильских войск в Ливан в 1982 году в палестинских лагерях Сабра и Шатила в Западном Бейруте ливанские фалангисты (христианские радикалы) устроили резню. Специальная израильская комиссия по расследованию этих массовых убийств признала личную ответственность Шарона.

Гвоздь последней, миротворческой программы Шарона – проект «размежевания», то есть вывода еврейских поселений с части территории Палестинской автономии – заработал, но со сбоями. С самого начала усилия правительства натолкнулись на протесты тысяч воинственно настроенных поселенцев, которые перекрывали автострады, устраивали пикеты и оказывали активное сопротивление правительственным войскам. Тем не менее 10 тысяч граждан Израиля были выселены, а их дома снесены бульдозерами. Такую цену согласилось заплатить правительство Ариэля Шарона за мир с палестинцами.

И тут происходит невероятное. В разгар всех этих событий Ариэль Шарон вдруг попадает в госпиталь с инсультом, передав в полубессознательном состоянии бразды правления своему заместителю Эхуду Бараку. В Палестинской автономии тем временем к власти приходит ХАМАС. Оказывается, вместо умиротворения вывод еврейских поселений породил в сердцах палестинцев гремучую смесь надежды на мир и желания вновь взяться за оружие. Свет, забрезживший в конце тоннеля, потух вместе с остатками сознания Ариэля Шарона, без которого израильтянам теперь действительно будет очень непросто разгребать завалы так называемого «ближневосточного урегулирования».

Опубликовано в номере «НИ» от 14 апреля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: