Главная / Газета 17 Февраля 2006 г. 00:00 / В мире

Братья по оружию

Новобранцы в зарубежных армиях испытывают на себе и дедовщину, и бабовщину

Отечественные СМИ практически ежедневно приводят жуткие примеры «неуставных отношений» в армии. Однако было бы неверно говорить об этом явлении как о какой-то исключительно национальной особенности Российской армии. С дедовщиной во все времена сталкивались вооруженные силы самых разных стран мира. Корреспонденты «Новых Известий» попытались разобраться, почему одним государствам удается пресекать это зло на корню, другим же достается бесконечная борьба за «оздоровление» армейского психологического климата.

Фото: АП
Фото: АП
shadow
Смех без причины – признак дедовщины

В скандинавских странах, как и в России, существует всеобщая воинская обязанность. Однако попасть на срочную службу молодому человеку очень нелегко. Отдать долг родине удается лишь лучшим из лучших. Армии сильно сократились после распада Советского Союза и официального признания «отсутствия угрозы нападения извне». Тем не менее принципы остались теми же, и 18-летние скандинавы исправно получают повестки с приказом явиться на сборные пункты.

Конкуренция велика. В Норвегии, например, из 27 «званых» остается около половины «избранных». Столь же суров отсев и в Швеции, которой ежегодно требуется всего 8 тысяч новобранцев. Ведь служба в армии дает много преимуществ – от поступления без конкурса в престижные вузы до мощной материальной поддержки, потому то встать в строй мечтает куда больше юношей, чем требуется.

Надо признать, что и на фоне всеобщего скандинавского благополучия встречаются темные пятна. Год назад, например, был строго осужден и «пропечатан» во всех шведских газетах 23-летний фенрик (низший офицерский чин), обвиненный в массовых издевательствах. Вышеозначенный военнослужащий заставлял новобранцев отжиматься, произнося при этом оскорбительный текст: «Простите меня, Бог, король и Родина, за то, что я плохой солдат».

Главной же проблемой, конечно, остается необходимость защиты наиболее подверженных унижениям категорий служащих – женщин и гомосексуалистов. С дамами в последнее время дело пошло на лад, количество жалоб резко уменьшилось. Однако, согласно опросам, 23% из них хоть раз за время службы все же подвергались унижениям. Оскорбляют «солдаток-доброволок» (для которых служба необязательна) прежде всего косые взгляды, наглые жесты или вольные высказывания, а также «зажимания» в углах. В свою очередь, геи жалуются в основном на младших командиров, которые порой подчеркивают, что представители нетрадиционной ориентации – слабаки, и позволяют себе ухмылки вкупе с сомнительными высказываниями. Раздражает и смех за спиной без видимой причины. Кроме того, товарищи часто открыто норовят застать врасплох влюбленных друг в друга вояк.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм


Курортный роман с бундесвером

Бундесвер является слепком законопослушного и насквозь прозрачного общества, в котором все упорядочено до мелочей. Даже противогаз новобранцу унтер-офицер обязан поправить лишь после того, как испросит разрешение прикоснуться к чужой голове. А когда однажды в Баварии по ходу учения «Освобождение заложника от террористов» рядового срочной службы заперли на пару часов в неотапливаемом сыром подвале, разгорелся такой скандал, что главе военного ведомства (тогда им был Петер Штрук) пришлось долго краснеть перед парламентской комиссией по обороне.

Проблемы иного рода возникали поначалу у тех, кто переселился в Германию из бывшего СССР. Выявилась интересная закономерность: наибольшую настороженность и даже агрессивность проявляют призывники, отцы которых прошли школу дедовщины в советской и постсоветской армии. Вспоминая собственный суровый опыт, они нацеливали сыновей на неизбежность конфликтов в армейской среде и на необходимость наносить «упреждающий удар» как можно решительнее и быстрее.

Со временем, правда, именно «русские» стали называть службу в бундесвере «курортной». Ведь при всей интенсивности учебы и высокой требовательности к боевым показателям современный немецкий солдат должен ходить в строю всего 9 месяцев. Его отпускают домой на все выходные и праздники, он получает солидное денежное довольствие и превосходное питание и живет в двух- или четырехместной комнате с душем и туалетом.

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин


Самоубийственная статистика

Украинские власти не устают демонстрировать борьбу с дедовщиной в казармах. По словам министра обороны страны Анатолия Гриценко, нынешние формы неуставных отношений – это скорее «пережитки былой махровой дедовщины» советской армии.

Но далеко не все настроены столь оптимистично. «Ни за последний год, ни за годы независимости ничего не изменилось! Дедовщина как была, так и есть», – заявила «НИ» председатель Киевской организации матерей солдат, погибших во время несения срочной службы, Светлана Магденко. Она сообщила, что уже в нынешнем январе из армии в цинковом гробу привезли киевлянина, смерть которого, согласно документам, «наступила через повешение», но она-де «не связана с прохождением службы». Светлана Дмитриевна настаивает, что страшные последствия дедовщины намеренно маскируют под самоубийства. «Каждого третьего мальчика, которого привозят в цинковом гробу, объявляют самоубийцей. Согласитесь, это неправдоподобно».

По данным же военной прокуратуры, в 2004 году 398 солдат украинской армии самовольно оставили свои воинские части. Статистика свидетельствует: большинство из них бежали уже в первые месяцы службы, а основная причина такого поступка – неуставные отношения в коллективе.

Яна СЕРГЕЕВА, Киев


«Ящерки» не прячутся от «колдобин»

В Сербии молодых солдат называют «ящерками» или «фазанами», а старослужащих – «колдобинами». Однако преимущества старослужащих ограничиваются в основном более частыми и продолжительными увольнительными, возможностью не ложиться спать после отбоя и неограниченно смотреть ТВ и видео в казарме. Остальные служебные обязанности все солдаты сербской армии выполняют на общих основаниях. Трения в казарме, которые, разумеется, возникают, решаются посредством дуэлей в формате «один на один» – остальные военнослужащие играют роль наблюдателей, не позволяющих дерущимся искалечить друг друга. Конфликты между военными происходят отнюдь не на почве противостояния «дедов» и «молодых»: все дело в соперничестве разных родов войск. Самым известным инцидентом подобного рода стала массовая драка солдат 63-й парашютно-десантной бригады со служащими военной полиции в 2003 году. Победу тогда одержали десантники.

При этом, по словам военных психологов, преступность в сербских казармах находится «на приемлемом уровне» – за последние десять лет небоевые потери в Войске Сербии и Черногории составили всего 57 человек.

Анатолий ПОМОРЦЕВ, Белград


Бабовщина – современный ответ мужскому шовинизму.
shadow Ночные гонки с тазиком воды

В Войске Польском, реформируемом по образцу армии США, где основной упор сделан на профессиональную армию, до сих пор действует и всеобщая воинская повинность.

В пресс-службе минобороны Польши корреспондента «НИ», задавшего вопрос о дедовщине, не сразу поняли. Пришлось разъяснять что называется «на пальцах». Ответ был, естественно, отрицательным. Такого же мнения придерживаются и молодые польские военные, с которыми удалось обсудить эту проблему.

Поляки же, служившие в 70–80-х годах, вспоминают нечто подобное дедовщине. Например, в автобатальонах практиковались «ночные вождения» – ползком под кроватями с тазиком, полным воды.

Показательно, что в Польше в мирное время набор рекрутов на действительную службу проводит МВД. Ответственным за призыв на своей территории, помимо военкома, является староста повета (района). Молодой человек призывного возраста, замеченный в «активном стремлении избежать службы в рядах Войска Польского» – это официальная формулировка, – сразу вычеркивается из списка потенциальных призывников.

Виктор ШАНЬКОВ, Варшава


Новобранцев «учат» и таким способом.
shadow Богачи из казармы

Каир, центральная площадь Тахрир. Начинает накрапывать дождик. На термометре – плюс 25. Жуткий холод по местным понятиям. Крепкие солдаты в черных беретах и с «калашниковыми» наперевес, стерегущие чугунную музейную ограду, не теряются – посылают «молодого», который приносит им кипу теплых курток. Самому ему, как всегда бывает в таких случаях, куртки не хватило...

Впрочем, по опыту общения с египетскими военными могу сказать, что ребята они неплохие. Солдат армии Египта это, как правило, выходец из бедной провинции, феллах. Призывают их на службу, что и у нас, в пору цветущей юности. Кормят сносно. А вот денег рядовому не полагается. Поэтому черная суконная форма с красными кантами на нем потертая, а большие глаза-маслины нередко грустные. Чтобы скрасить житье-бытье, воин иногда может стрельнуть «бакшиш» у иностранного туриста, зазевавшегося подле пирамиды Хеопса. Но на фоне низких доходов населения даже младший офицер египетской армии с окладом в 150 долларов – уже богач. Поэтому и не жалуются на «тяготы и лишения» воинской службы.

Сергей ПУТИЛОВ, Каир


Под кованым каблучком командира

Корреспонденту «НИ» довелось посетить израильскую боевую часть на границе с Ливаном. Командир базы – полковник – подтвердил, что между солдатами иногда возникают конфликты, но их быстро улаживают как в ходе бесед с раввинами, так и воспитательной работой офицеров. Попытки же практиковать дедовщину по образу и подобию Российской армии моментально пресекаются армейским начальством, а зачинщики нередко попадают под арест.

Некоторые юноши, особенно выходцы с Кавказа и из Средней Азии, испытывают дискомфорт и не могут привыкнуть к тому, что бок о бок с ними служат девушки. Причем многие из них – в более высоких званиях. Армейские наставники быстро разбирают конфликтные ситуации, напоминая бойцам о том, что согласно еврейской традиции жена – венец своего мужа. Словом, выбор у солдат невелик. Вместо дедовщины они подчиняются бабовщине.

Наталия АМАНОВА, Иерусалим–Москва

Опубликовано в номере «НИ» от 17 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: