Главная / Газета 8 Февраля 2006 г. 00:00 / В мире

Экс-министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили

«Понимаю, какую игру ведет Россия»

ИРИНА БАРАМИДЗЕ, Тбилиси

Вчера в Тбилиси прошла презентация новой политической партии – Партии Саломе ЗУРАБИШВИЛИ, названной по имени ее основателя, экс-министра иностранных дел Грузии. Бывшая соратница президента Михаила Саакашвили быстро набирает политическое влияние в качестве одного из лидеров оппозиции. Г-жа Зурабишвили дала интервью «НИ».

Фото: АП. GEORGY ABDALADZE
Фото: АП. GEORGY ABDALADZE
shadow
– С какой целью создается ваша партия?

– Цель очень проста – участие в выборах органов местного самоуправления, которые ожидаются в конце нынешнего года. Участвовать в них можно только в качестве политической партии. Поддержка у нас очень большая – люди, которые поначалу пришли в общественное движение, сами настояли на том, чтобы не останавливаться на этом и преобразоваться в партию.

– Не ожидаете проблем с регистрацией партии?

– Надеюсь, что осложнений не будет. Мы ничего не боимся. Я уверена, что добьемся и регистрации, и права на участие в выборах, и хороших результатов.

– Два месяца вы ездили по странам Европы, где встречались с политиками и представителями общественных организаций. Удалось ли заручиться зарубежной поддержкой?

– Я искала в Европе поддержки моему движению, которое должно быть активным в обществе, а это возможно только в форме реализации конкретных проектов. Для осуществления этих проектов необходима помощь из-за рубежа – и экспертная, и финансовая. Политической помощи себе я не искала. Она появится в тот момент, когда у нас будет поддержка со стороны народа, то есть при наличии хороших результатов на выборах. Европа должна помочь Грузии в укрепления демократии. Страна уже прошла определенный этап в развитии демократии, однако ей осталось еще одолеть последний, самый важный и трудный отрезок пути, а это сегодня под большим знаком вопроса. Признаки демократии ограничиваются столицей, в регионах и того нет. Поэтому необходимо, чтобы Европа активно подключилась к процессам, которые до настоящего времени поддерживали американцы. Сегодня это уже общее дело, так как стабильность в Грузии важна для всех. Помощь может быть оказана в реализации конкретных проектов в различных сферах жизни общества – в том числе и в развитии местного самоуправления, так как его в Грузии фактически еще не существует

– В последнее время сильно обострились российско-грузинские взаимоотношения. Не считаете ли вы, что отчасти это искусственно?

– Элемент искусственности, конечно, присутствует. Было очень много заявлений, которые, по крайней мере на первый взгляд, делались необдуманно. Эти заявления «работают» на очень примитивные, импульсивные реакции людей. Однако люди ведь тоже умеют думать. Первичные реакции на уровне «уличных» разборок «работают» до определенного момента. Я считаю, что это опасная игра, особенно когда ощущается слабость страны, вызванная экономическими, социальными причинами, политической неопределенностью. Эта объективная слабость вызывает в России старые, скажем так, «имперские» тенденции. Это очень плохая игра, особенно в тот момент, когда Грузии более всего нужно позаботиться о своем развитии.

– Какой должна быть политика Грузии в отношении России?

– Я думаю, что страна должна постараться быть сильной и твердо стоять на своем, потому что, как показала история, Россия плохо относится только к слабым, но никогда – к сильным. Однако сила не означает вызывающего, провокационного поведения, «бряцания оружием» и т.д. Надо быть сильным в экономике, нужна политическая определенность и ясность. Сила не подразумевает агрессивных заявлений, ругани. Если есть необходимость, твердость можно проявлять в цивилизованных формах. На то и существует дипломатия. Во взаимоотношениях с Россией, которая является нашим соседом и с которой мы вместе прошли определенный исторический путь (что и создает сложности во взаимопонимании), нужны как твердость, так и осторожность.

– Грузинский парламент, скорее всего, примет решение о выводе из страны российских миротворцев, причем первыми на очереди миротворцы в зоне грузино-осетинского конфликта. Что вы думаете по этому поводу?

– Я не знаю заранее, как решится этот вопрос. Считаю, что на сегодня ни присутствие российских миротворцев, ни вмешательство международных организаций не дало никаких позитивных результатов. Мы имеем там, с одной стороны, замороженные конфликты, с другой – замороженные мирные процессы. А это еще хуже, чем просто замороженные конфликты. Так долго длиться не может. Это ясно и грузинам, и абхазам, и осетинам, и миротворцам, словом, всем. Мандаты и форматы, которые применялись в зонах конфликтов все последние годы, причем это касается и миротворческих операций, не оправдали себя, их надо менять. Но для этого не нужны резкие заявления, ультиматумы, ругань – нужно просто исправлять положение, в частности, искать пути расширения формата миротворческих операций, подключения других сил. Надо найти ответ на вопрос: являются ли на сегодня миротворческие операции главными факторами процесса или возможны другие формы? Главное, чтобы эти процессы вышли из состояния замороженности. Для этого нужно дело делать и много работать.

– Сейчас активно обсуждается тема возможного признания независимости Косово. Российское руководство считает, что решение о статусе Косово должно иметь универсальный характер. То есть признание может стать прецедентом для нескольких регионов на постсоветском пространстве. Возможно использование косовской модели в отношении Абхазии и Южной Осетии?

– Ясно, что за игру ведет Россия. Но это все пустые угрозы. Потому что сама российская политика нелогична. При таких заявлениях и инициативах что делать с Чечней? Почему на нее не должен распространяться подобный «универсальный» принцип? Поэтому я считаю, что все это больше из категории блефов, нежели политики. И блефы, и резкие заявления одинаково вредны. Ни то, ни другое не является дорогой, на которой мы чего-нибудь сможем добиться.



В конце прошлой недели на международной конференции по безопасности, состоявшейся в Мюнхене, Россию представлял министр обороны Сергей Иванов, а не министр иностранных дел Сергей Лавров, как сообщили «НИ» в номере от 6.02.06. Глава российского оборонного ведомства, в частности, выступил в роли главного оппонента грузинских делегатов, рассказывавших об «агрессивной политике» Кремля. По словам Иванова, «Россия заинтересована в нормализации отношений с Грузией, но пока не видит, как это сделать, когда РФ обвиняют даже в том, что в Грузии идет снег», и вообще «в последнее время мы со стороны Грузии слышим исключительно истерики и оперирование к западному мнению». Со своей стороны, министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили обвинил Москву в стремлении «погасить голос Грузии в международных организациях». Окруашвили также возложил на Россию ответственность за «создание в Абхазском регионе незаконных вооруженных формирований». Он пообещал «показать реальное лицо политики РФ в отношении Грузии».

Опубликовано в номере «НИ» от 8 февраля 2006 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: