Главная / Газета 17 Ноября 2005 г. 00:00 / В мире

Скандинавы учат Париж жизни

Тема иммигрантов сегодня самая обсуждаемая в Европе

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм

Из Франции начали депортировать наиболее активных участников погромов. Первая группа из 11 человек уже пересекла границу. Чтобы стабилизировать ситуацию, французский парламент решил продлить на три месяца чрезвычайное положение в республике. Между тем волна насилия, всколыхнувшая Францию, выплеснулась за ее пределы, докатившись до Германии и Бельгии, Голландии и Великобритании. В эти дни трудно найти европейскую страну, где не пытались ответить на вопрос: «Возможно ли подобное у нас, а если да, то как этого избежать?»

Глава МВД Франции Николя Саркози согласен только на жесткие меры.
Глава МВД Франции Николя Саркози согласен только на жесткие меры.
shadow
Многие СМИ и представители политических элит предупреждают об исламской опасности, требуют остановить иммиграцию из стран третьего мира и ищут решение проблемы в усилении полицейских мер и ужесточении законов. И лишь Скандинавия кажется на этом фоне островком спокойствия. Судя по откликам лидеров скандинавских стран на французские события, они решили последовать завету Льва Толстого, заметившего однажды по поводу «ужастиков» Леонида Андреева: «Он пугает, а мне не страшно». В этом отношении характерна реакция шведского премьер-министра Йорана Перссона, выразившего возмущение действиями французских властей: «Они выбрали конфронтацию, которую трудно перевести в диалог...Чрезвычайное положение выглядит излишне драматичной мерой, аналога которой я не вижу в Европе за последние 30–40 лет». По мнению премьер-министра, причины волнений имеют исключительно социальный характер и связаны с безработицей среди иммигрантов и неудачной интеграционной политикой властей.

Эксперты, выступающие в скандинавских СМИ, уверяют обывателей, что «руки «Аль-Каиды» во французских погромах искать не следует. Всему виной – слишком буквальное следование французских властей заветам революции, провозгласившей «свободу, равенство и братство». Именно неудачное выполнение программы по «равенству» завело республику в тупик.

Норвежская газета «Дагбладет» в статье под заголовком «Когда интеграция провалилась» анализирует причины беспорядков во Франции и заключает, что Париж на протяжении десятилетий пытался ассимилировать, а не интегрировать иммигрантов. Эта тактика успешно проходила в отношении этнических групп, близких французам в культурном и религиозном отношении. Например, успешно растворились во французском обществе сотни тысяч итальянцев и поляков, перебравшихся в эту страну в послевоенные годы, но с выходцами из государств Северной Африки и Ближнего Востока номер не прошел. «Франция всегда считалась европейским лидером по внедрению модели, основанной на «равенстве», –утверждает на страницах «Дагбладет» сотрудник института общественных исследований Ян-Пауль Брекке, – получить французское гражданство было легко и просто, если сравнить с другими государствами Европы. В то же время власти не поощряли этническое и культурное многообразие общества. Целью было как можно скорее ассимилировать иммигрантов, и центральную роль в этом играла школа. Понятие «культурное меньшинство», важное для общества всеобщего благосостояния, было забыто».

Это мнение разделяют многие эксперты, высказывавшиеся на страницах датских, норвежских и шведских газет. По их мнению, именно несоответствие между образом «равных французов» без каких-либо культурных или этнических различий, вбиваемых школой, и реальной жизнью привело к поджогам школ и гимназий бунтовщиками.

Ведь на практике оказывалось, что черному французу, как только он выходил из класса, было куда труднее получить приличную работу или жилье в хорошем районе, чем его белому собрату.

Если французская ассимиляционная модель провалилась, то, по мнению скандинавских специалистов, неудачна и схема интеграции, используемая в Великобритании. Лондон на протяжении десятилетий делал ставку на поддержку культурных, религиозных и этнических меньшинств, забывая о том, что эти группы иммигрантов должны сближаться с прочим обществом. В результате в стране возникла масса национальных островков, жители которых живут совершенно изолированно от прочего населения. Беспорядки середины 90-х и летние взрывы в Лондоне доказали, что путь, выбранный Великобританией, как и французский, ведет в тупик.

В скандинавских странах используется смешанный подход. Иммигрантам относительно просто получить гражданство, но власти в то же время не подавляют их национальное самосознание. Каждый ученик имеет право изучать свой родной язык, правительства щедро субсидируют деятельность различных иммигрантских организаций, предпринимаются попытки по снижению дискриминации на трудовом рынке и в жилищной сфере.




Большинство французов выступают за жесткие меры по отношению к погромщикам

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: