Главная / Газета 16 Ноября 2005 г. 00:00 / В мире

Лидер Левой партии/ПДС Лотар Биски

«Немецкому солдату нечего делать в Азии»

АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВ

Решение СДПГ и ХДС/ХСС сформировать объединенное правительство на основе «Большой коалиции» подвергли резкой критике политические силы, выступающие сегодня в роли новой немецкой оппозиции – Левая партия/ПДС (Партия демократического социализма), «зеленые» и свободные демократы. Левые, экологи и либералы дружно заявляют, что формирование правящего блока социал-демократов и консерваторов приведет к ухудшению экономического положения в стране. О сложившейся ситуации «Новым Известиям» рассказал лидер Левой партии/ПДС Лотар БИСКИ.

ФОТО С САЙТА WWW.SOZIALISTEN.DE
ФОТО С САЙТА WWW.SOZIALISTEN.DE
shadow
– Господин Биски, как вы объясните совместное формирование правительства бывшими идейными антагонистами?

– Начнем с того, что, по большому счету, обе партии-фаворита, социал-демократы и консерваторы, на парламентских выборах проиграли. Каждая из них набрала лишь около 35% голосов – неслыханный случай в истории ФРГ. Де-факто избиратели отказались от политики, связанной с демонтажом системы социальных прав и свобод, а именно этот неолиберальный курс давно уже проводили эсдеки во главе с Герхардом Шрёдером. Многие избиратели были просто политически дезориентированы. Ведь, несмотря на то, что Германия с 1998 года управлялась СДПГ и «зелеными», правительственная политика проводилась совместно с консерваторами. Объяснение этому простое – законы утверждает не только нижняя палата парламента – бундестаг, но и верхняя (где представлены все земли) – бундесрат, а там преобладают правые. Так что СДПГ и ХДС/ХСС идейными антагонистами и не были. За эти годы немецкое правительство снова стало посылать войска за границу, то есть признало войну средством ведения политики, в Германии было серьезно урезано право на политическое убежище, все больше людей стали работать на низкооплачиваемой работе без социального обеспечения. У нас только по официальным данным около 5 миллионов безработных, в реальности же – 7. Растет разрыв между Восточной и Западной Германией. Если на западе страны не работают около 10% трудоспособного населения, то на востоке – уже 17% . Социал-демократы лишь в период предвыборной кампании вспомнили о своей «социальной жилке».

– Каков же будет их дальнейший политический курс?

– Совершенно не ясно, особенно после того, как Шрёдер объявил о своем уходе из большой политики.

– А что вы скажете о перспективах социальной политики ХДС/ХCC?

– В социально-экономической сфере эта партия привержена неолиберальным концепциям. Вот только загадка, как они будут договариваться с СДПГ, ведь социал-демократы все же остаются сторонниками больших государственных расходов. Одни будут говорить об экономии, другие будут призывать тратить. И все в одном правительстве. Вызывает, конечно, интерес фигура нового канцлера Ангелы Меркель. Первая женщина на посту главы правительства, да еще из Восточной Германии. Считается, что она поведет страну все дальше «вправо», но пока говорить об этом рано.

– Как бы вы прокомментировали возможные перемены во внешней политике страны?

– Как бы мы ни критиковали канцлера Шрёдера, его исторической заслугой остается установление особых отношений с Россией, и дело не только в дружбе с Владимиром Путиным. Мы бы, например, сделали все, чтобы развитие наших отношений с Россией продолжить. Моя партия преобладает в той части Германии, где связи с Россией воспринимаются как давняя традиция. Ряд членов нашей партии работали еще в Обществе советско-немецкой дружбы. Многим знакома русская культура, русская литература, российский кинематограф. Сейчас, будучи в Москве, я посетил ВГИК, чтобы почтить память известного немецкого кинорежиссера-антифашиста Конрада Вольфа (когда-то в ГДР его называли «сибирским медведем», настолько вся его деятельность была связана с вашей страной). Что касается внешней политики в целом, то на первое место мы ставим отказ от войны как средства ведения политики. В прошлом веке Германия начала две мировые войны, и я не думаю, что нам следует снова экспериментировать на военном поприще. Немецкому солдату нечего делать, скажем, на Гиндукуше. Мы сказали решительное «нет» Евроконституции в первую очередь потому, что в ней есть статья, говорящая об участии стран–членов ЕС в боевых действиях за пределами территории стран Евросоюза.

– Вы полагаете, что в Германии падает доверие людей к традиционным политическим партиям?

– Да. Мы вот объединились с частью социал-демократов (представляющих Избирательную инициативу за труд и справедливость во главе с Оскаром Лафонтеном), усилив тем самым влияние в профсоюзной среде и начав распространять наши идеи на западе Германии. Многие избиратели, проголосовавшие за нас, ничего не знают о сложном процессе объединения партий. А я хотел бы, чтобы новая левая партия, формирование которой займет годы, стала влиятельной силой.




Германские социал-демократы и консерваторы проголосовали за «красно-черное» правительство

Опубликовано в номере «НИ» от 16 ноября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: