Главная / Газета 31 Октября 2005 г. 00:00 / В мире

Премьер-министр Пакистана Шаукат Азиз

«Помощь России Пакистану трудно переоценить»

АЛЕКСЕЙ АНДРЕЕВ

Москву в качестве участника саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) посетил премьер-министр Пакистана Шаукат Азиз. Его страна – наблюдатель в этом международном объединении. На встрече много говорилось об обеспечении коллективной безопасности. Между тем в субботу в Дели (Индия тоже наблюдатель в ШОС) прогремели взрывы, унесшие жизни десятков людей. Одновременно в самом Пакистане террористы взорвали газопровод, обеспечивающий «голубым топливом» административный центр провинции Белуджистан город Кветту. В интервью «НИ» глава пакистанского правительства Шаукат АЗИЗ рассказал о борьбе его страны с терроризмом и о пакистано-российских отношениях.

shadow
– Последние теракты, наверное, побуждают вас уделять больше внимания борьбе с экстремизмом?

– Безусловно. В этом плане мы возлагаем определенные надежды и на ШОС, поскольку это объединение и призвано бороться с терроризмом. Мы надеемся, что Региональная антитеррористическая структура заработает в полную силу. Сразу оговорюсь: ШОС нельзя рассматривать как военный альянс, это не предусмотрено ее уставными документами. В то же время Шанхайская организация – хорошая площадка для взаимодействия в сфере безопасности и обороны на двусторонней основе между конкретными странами-участниками.

– Господин премьер-министр, какое впечатление у вас осталось от московского саммита ШОС?

– Весьма позитивное. У ШОС сугубо конструктивные цели, способствующие, кстати, укреплению веса Центральной и Южной Азии в мировых делах. ШОС не следует считать противовесом каким-либо другим международным объединениям, хотя в последнее время появляется немало спекулятивных комментариев на сей счет.

Три составляющие – дипломатия, экономика и вопросы безопасности – придают этой организации солидный международный вес.

– Как вы оцениваете российскую помощь вашей стране после недавнего катастрофического землетрясения?

– Мы очень благодарны России. Российские транспортные вертолеты Ми-17, поставленные Пакистану, стали «рабочими лошадками» в борьбе с последствиями землетрясения на северо-востоке нашей страны. Вообще трудно переоценить помощь, оказанную Пакистану. У меня уже была возможность поблагодарить российское руководство за оперативный отклик на наши беды, спасение людей, поставку медицинского оборудования и развертывание в Пакистане мобильного госпиталя. Люди выстраивались в очереди, чтобы попасть к российским врачам.

– А как бы вы охарактеризовали нынешние пакистано-российские отношения в целом?

– Это дело развивается по восходящей. У нас есть большой политический и дипломатический потенциал, немало перспектив в экономической сфере. Хотя как раз последнее направление еще не раскрыто в должной мере, и товарооборот не отвечает возможностям, а наиболее интересные совместные энергетические проекты пока находятся на стадии разработки. Я думаю, например, России было бы выгодно принять участие в строительстве газопровода Иран–Пакистан–Индия.

– Пакистан и Россия переживают период трансформации своих общественных систем, и в этой связи на первый план выходят вопросы демократизации политической жизни. Наверное, здесь у нас много общего. Пакистанская оппозиция, например, ратует за передачу больших полномочий от президента парламенту. Хотелось бы знать ваше мнение по этому поводу.

– Демократизация – необходимое условие развития общественной жизни, с этим вряд ли кто стал бы спорить. У нас свободно избранный парламент, и мы обязаны учитывать мнение оппозиции. Кто бывал в Пакистане, не может не отметить наличие действительно свободной прессы, в том числе электронных массмедиа, независимо от того, являются ли они государственными или частными. Мы просто обязаны доводить до общества различные точки зрения о происходящем в стране и мире. Но наша общественно-политическая система отличается от российской, так же, как, например, и от китайской. Демократию можно понимать по-разному, в мире просто и не может быть единых схем демократического устройства. Даже фундаментальные ценности свободы могут интерпретироваться по-разному, и никто не имеет права навязывать свое мировоззрение другим странам. Ведь демократия и суверенитет – понятия неразрывные.

– Что вы скажете о международной полемике по «ядерной проблеме» Ирана?

– Пакистан сам является ядерной державой. Причем мы считаем, что любая страна, в том числе Иран, имеет право на использование атомной энергии в мирных целях. Но каждое государство, включая Иран, должно взять на себя обязательства, касающиеся гарантий нераспространения ядерных технологий. Мы полагаем, что иранская ядерная проблема должна быть урегулирована через диалог, но ни в коей мере не силовыми методами. Подчеркну, что позиция Пакистана по ядерной проблеме Ирана совпадает с позицией России.

– Как вам показалась Москва?

– Я был очень рад посетить вашу столицу. Москва, как и Россия в целом, переживает период больших перемен. Налицо экономическая активность, особенно в области строительства. Кроме того, Москва превращается в центр международного экономического транзита, и в этом участвует очень много людей. Повсюду ощущается движение, активность… Словом, мы действительно видим город двадцать первого века.



ШОС обеспечит безопасность Евразии
Посол Пакистана в РФ Мустафа Камал Кази: «В России нашим бизнесменам мешают проблемы с визами»

Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: