Главная / Газета 28 Сентября 2005 г. 00:00 / В мире

Экс-премьер Украины Юлия Тимошенко

«Драки между мной и Ющенко не дождетесь»

ИГОРЬ ВАНДЕНКО, Киев

Вчера на Украине прошли первые министерские назначения в новое правительство страны. Политический кризис, кажется, пошел на спад. Развязывается главная интрига последних дней: достанутся ли министерские кресла наиболее ярким представителям нынешней украинской оппозиции. По крайней мере, теперь совершенно определенно, что на работу в новое правительство не позовут одну из наиболее заметных фигур украинской политики, до самого последнего времени премьер-министра страны. Долго ли продлится отставка от власти? Об этом и не только в интервью «Новым Известиям» экс-премьер Украины Юлия ТИМОШЕНКО.

shadow
– Даже не знаю, как к вам теперь обращаться. На Украине ведь отчество не слишком в ходу, а «пани экс-премьер» звучит заведомо с неким политическим подтекстом.

– Ну почему? Моя нынешняя должность именуется вполне определенно – глава партии «Батькивщина». Что, кстати, переводится, как Родина.

– Скорее отечество. В русском языке это слово не женского рода.

– Да, пожалуй, так точнее. К сожалению.

– И в трудовой у вас уже новая запись?

– Конечно. Моя трудовая книжка теперь лежит в партии.

– Личные вещи из премьерских апартаментов тоже вывезли?

– Постаралась очень быстро освободить кабинет для нового премьер-министра.

– Не из праздного любопытства интересуюсь, просто хочу понять: возвращаться в исполнительную власть в ближайшее время, значит, не собираетесь?

– Напротив, думаю, что наша команда очень быстро вернется во властные коридоры.

– Всерьез надеетесь?

– Я просто это знаю.

– Уж не потому ли ваша фракция в Верховной раде не стала голосовать за нового премьера? Не боялись, что это могло быть истолковано как сведение счетов с президентом за личные обиды?

– Для подобного поведения у нас были и политические, и, если хотите, этические мотивы. Во-первых, мы не хотели голосовать за 25 «котов в мешке», т.к. поименный министерский состав правительства к моменту выбора премьера так назван и не был. Кроме того, я очень чувствительно отношусь к моральному облику людей во власти. А нового, теперь уже, премьера непосредственно перед решающим днем в Раде угораздило публично полабызаться с Леонидом Кучмой – человеком, которого в том числе и Ющенко обвинял во всех смертных грехах. Весьма нехороший знак. Более того, это чревато серьезным разломом в обществе: пока будущий премьер неприлично целуется с прежним президентом на всех каналах телевидения, действующий глава государства в это же время оглашает новые обвинения в адрес экс-премьера. Я имею в виду себя. Все репрессивные действия, которые во времена Кучмы предпринимались в отношении меня, сейчас возобновлены. Я никогда не боялась этих нападок, но, на мой взгляд, это все является свидетельством непоследовательности политики, ее нелогичности, нарушения обещаний, данных стране.

– Вы обвиняете непосредственно президента в сложившейся ситуации?

– Его я не обвиняю.

– А кого же тогда имеете в виду, говоря о непоследовательности и нелогичности?

– Понимаете, я не только политик, но и простой гражданин Украины, и в этом качестве я боюсь потерять веру в президента своей страны. Мне интуитивно хочется защитить себя от каких-то уж очень глубоких разочарований.

– Звучит весьма неоднозначно: потерять веру боитесь, но причины для глубоких разочарований есть.

– Никто не дождется драки между мной и президентом Ющенко. Я надеюсь, что президент может возобновить сотрудничество, и на этой основе готова создавать общую команду с Ющенко и желала бы, чтобы все эмоции были отставлены в сторону.

– Что для этого должен сделать президент? Вернуть вас в правительство?

– Я думаю, это было бы логично. Необходимо просто отозвать президентский указ от 8 сентября об отставке нашего кабинета министров.

– Вы все время говорите о возвращении в правительство. Тяжело расставаться с властью? Со всеми сопутствующими бытовыми и прочими атрибутами.

– В том-то и дело, что, зная о существовании такой проблемы, я никогда во власть, так сказать, не врастаю. То есть не обзавожусь государственными дачами, государственными машинами, государственной охраной, сопровождением с «мигалками» и всеми остальными «сладкими» вещами власти. Будучи еще вице-премьером в правительстве Ющенко и сейчас премьер-министром принципиально отказывалась ото всего этого. Жила и живу на своей даче, езжу на собственной машине и даже без специального сопровождения...

– А что за крепкие ребята даже сейчас повсюду следуют за вами по пятам?

– Таким образом, с точки зрения материальной зависимости от власти уходить из нее было не тяжело. Другое дело, этические проблемы. Морально нелегко сейчас, главным образом потому, что, на мой взгляд, правительство убрали все же не за плохую работу.

– Политика?

– Было несколько причин для нашей отставки. Прежде всего нужно понять, что ближайшее окружение президента изначально пришло во власть с единственным желанием заменить одни кланы другими. А получилось, к слову, и того хуже: старые группировки объединились с новыми и создали мощную лоббистскую группу, настолько «прожорливую», что удовлетворить эти аппетиты не смогла бы никакая страна. Поэтому окружение президента не хотело меня видеть на посту премьер-министра сразу после победы Ющенко на выборах. Ведь даже указ уже был подписан о назначении Петра Порошенко на пост премьер-министра. Но когда президент вышел на Майдан произносить инаугурационную речь, то вся площадь принялась скандировать мое имя, и он просто не рискнул объявить Порошенко премьером.

shadow – Это сказалось на вашей дальнейшей работе?

– Дело в том, что полномочия кабинета министров были поделены. Часть управленческих и контрольных функций указом президента была передана секретарю Совета национальной безопасности и обороны Порошенко, который получил право напрямую давать команды министрам, спрашивать с них результат. И понятно, что это дестабилизировало работу министров, т.к. они очень часто получали просто взаимоисключающие команды.

– Вы не пытались уладить ситуацию напрямую с Порошенко?

– Договориться не проблема. Вопрос, на каких условиях. От меня требовали конкретных жертв и уступок: я должна была сдавать своих людей, принимать какие-то решения, с которыми была несогласна. Иногда предлагают такие компромиссы, после принятия которых станет неприятно даже смотреть на себя в зеркало.

– И, в конце концов, внутренний конфликт прорвало. Правда, с неожиданной стороны. Политический кризис начался с резкого заявления главы президентского секретариата Зинченко. Для вас оно стало неожиданностью?

– В какой-то мере, да. Но потом я поняла, что ничего случайного здесь нет. Дело в том, что Александр Зинченко пережил очень тяжелый этап своей жизни, связанный с его здоровьем. Он, по сути, находился на грани жизни и смерти. Когда человек проходит через такое испытание, в нем неизбежно многое меняется. Перед ним, как перед ближайшим человеком президента, видимо, встала та же дилемма: или принимать те стандарты, которые уже в новую власть принесли некоторые нечистоплотные люди, или пытаться что-то изменить. Я знаю, что он неоднократно разговаривал с президентом по этому поводу и, лишь окончательно отчаявшись, выступил с известным публичным заявлением.

– Разве, вынося сор из избы, он не играл на руку политическим противникам новой власти и фактически не дискредитировал оранжевую революцию?

– Напротив. Выступление Зинченко было как раз свидетельством того, что наша революция была не напрасна. В прежней Украине даже представить себе нельзя было, что власть в состоянии относиться к себе критически. Разве возможно было раньше, чтобы чиновники такого уровня из-за моральных терзаний расставались со своими креслами. Это говорит о том, что Украина изменилась очень сильно. И то, что сегодня напоминает крах, на самом деле есть радикальное очищение. Дискредитацией и даже предательством революции была бы как раз попытка замолчать все происходящее во власти. Другое дело, что в итоге ни за что пострадало наше правительство.

– Но ведь вы не будете отрицать, что целый ряд звучащих в адрес вашего кабинета обвинений имеет под собой реальную почву? Да и президент Ющенко в парламенте во время представления нового премьера прямо сказал, что в последние месяцы страна вошла в полосу экономического упадка.

– Это утверждение не соответствует действительности.

– Давайте с цифрами, я подготовился. По официальным данным Госкомстата Украины, темпы роста за первые восемь месяцев этого года в промышленном производстве снизились вчетверо, в сельском хозяйстве – в три с половиной раза. По данным Счетной палаты Украины экономический рост вернулся к уровню 2000 года, а сальдо внешней торговли сократилось более чем в 21 раз. За последние 8 месяцев задолженность по заработной плате на Украине возросла почти на 16%. Это уже цифра, озвученная президентом. Что скажете?

– Послушайте, мне это все напоминает времена Хрущева. Когда его хотели снять, то в стране резко подорожал хлеб. Формально повод был найден. А фактически – создан. Конечно, были ошибки и у нашего правительства, но они не носили системного характера. Я думаю, что наш кабинет за семь месяцев работы сделал очень много. Чего стоит только решение об изменении порядка коррупционной приватизации.

– Как раз это многие ваши оппоненты и вменяют вам в вину в первую очередь, фактически называя ваши действия реприватизацией?

– Государственная собственность не может превращаться в благотворительную помощь окружению каждого президента. Я знаю, сколько заплатили за пиар владельцы незаконно приобретенного имущества для того, чтобы раздуть большой скандал и использовать термин «реприватизация».

– И Немцову тоже заплатили?

– Знаете, хотелось бы, чтобы комментарии по поводу работы нашего правительства давали те люди, которые в своей жизни чего-то достигли. Хотелось бы, чтобы они делились позитивным опытом со своими коллегами в других странах. Мне же кажется, что если бы советы Немцова были успешны, он сегодня не был бы на обочине политики, нелюбимым собственным народом, неуважаемым собственными политиками. И мне кажется, что таким людям просто некорректно кому-то что-то советовать.

– Но ведь президент Ющенко как раз взял его именно своим советником.

– Кстати, я думаю, что это была часть той весьма многоплановой стратегии, направленной на снижение доверия президента к премьер-министру. Ведь известно, что даже депутаты Верховной рады из самых разных фракций, после того как Немцов начал делать эти свои громкие заявления, поддержали постановление с просьбой к президенту уволить своего советника. Но технология по унижению премьер-министра оказалась сильнее даже парламентской рекомендации.

– Теперь у вас есть возможность без оглядки на «чиновничью субординацию» напрямую отвечать вашим критикам, вступая с ними в дискуссию через прессу?

– Это правда. Оппозиция в Украине сейчас не изолирована от возможности свободно высказаться. Сколько это продлится? Хотелось бы, чтобы не исчезло уже никогда.

– Значит, все-таки оппозиция?

– Понимаете, противоречия между мной и моими товарищами и окружением Ющенко скорее мировоззренческие, чем идеологические. Речь ведь не идет о том, должна ли быть Украина рыночной страной или нет, нужно ли строить капитализм или социализм и т.д. Вопрос о морали в политике. Что касается меня, то я не изменяла своим убеждениям и обещаниям, данным на Майдане.

– Часто вспоминаете те дни?

– В последнее время все чаще. Вообще, я считаю, что тогда было очень здорово. Если бы пришлось пройти путь снова, я бы ничего не изменила: ни одного слова, ни одной ноты, ни одного действия. Видите, я даже сегодня не стала пессимистом.



У СОСЕДЕЙ – НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Как и сообщали «НИ», свои должности в правительстве Юрия Еханурова сохранили министры – внутренних дел Юрий Луценко, аграрной политики – Александр Барановский и образования – Станислав Николаенко. Все они делегированы в кабинет министров Партией социалистов. Их, по договоренности с лидером социалистов Александром Морозом, президент Виктор Ющенко оставил во власти. Не произошло изменений и во внешнеполитическом ведомстве – главой МИД переназначен Борис Тарасюк. Не пришлось менять кабинет и министру обороны Анатолию Гриценко, работавшему во время «оранжевой революции» в штабе Виктора Ющенко. Новым первым вице-премьером назначен Станислав Сташевский, вице-премьером по региональным вопросам – Роман Бессмертный. Однако, вопреки прогнозам экспертов, к которым «НИ» обратились за комментариями, в новом правительстве не оказалось Виктора Януковича, который, по сути, обеспечил премьерство Юрию Еханурову: фракция Партии регионов (лидер – Янукович) поддержала его при голосовании в парламенте. Известно, что накануне Виктор Ющенко, Юрий Ехануров и Виктор Янукович подписали меморандум о согласии власти и оппозиции, в котором первая обещала не преследовать вторую. Однако вчера Янукович заявил журналистам, что его обманули – он получил очередную повестку в прокуратуру.

Яна СЕРГЕЕВА, Киев

Опубликовано в номере «НИ» от 28 сентября 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: