Главная / Газета 12 Июля 2005 г. 00:00 / В мире

Кандидат в премьер-министры Киргизии Феликс Кулов

«Мы должны доказать, что во власть пришли честные люди»

СВЕТЛАНА ГАМОВА, Бишкек

Президентские выборы в Киргизии завершились... победой революции. Почти 90% жителей страны проголосовали за Курманбека Бакиева. Вчера на пресс-конференции новый президент назвал имя будущего премьера – это Феликс Кулов, экс-министр МВД и безопасности, отсидевший при прежней власти 5 лет, освобожденный и реабилитированный в марте нынешнего года. О том, как Киргизия собирается жить дальше, Феликс КУЛОВ рассказал в эксклюзивном интервью «Новым Известиям».

shadow
– С чего начнет свою работу новая киргизская власть?

– У нас две огромные проблемы – безработица и коррупция. Начнем с коррупции. Прежде всего почистим те структуры, которые этим больше всего славились, – таможню, милицию и т.д.

– Но коррупция, как и мафия, бессмертна…

– В свое время Акаев признался, что в судебной системе Киргизии 80% коррупционеров и все в верхах. Если мы сумеем перевернуть пирамиду, чтобы вверху оказалось только 20%, – уже сделаем большое дело.

– Значит, правительство ждет большая чистка?

– Всегда были и есть клерки, которые добросовестно работали, не имели отношения к материальным ценностям, зачем их увольнять? Они останутся. Сокращения в министерствах будут, но не большие и не сразу. Разогнать всех – означает провал управления. А новые кадры будут подбираться в правительство на конкурсной основе.

– А родственников своих вы будете устраивать туда, где уютнее?

– Есть на эту тему анекдот. Инструкция для иностранцев, приезжающих в Киргизию, предостерегает: если ты женишься на киргизке, это будет означать, что женился сразу на всех ее родственниках. Киргизия всегда выживала за счет крепких родоплеменных отношений. Мы это приветствуем в быту, но не на государственном уровне. Мы с Бакиевым договорились: не будем сами воровать и не позволим это делать своим близким. Если мы решим схитрить и обмануть народ, в такой маленькой стране, как наша, обман раскроется очень скоро.

– Каковы будут следующие шаги нового правительства?

– Мы займемся конституционной реформой. Чтобы в стране ни у кого не было абсолютной власти. При этом, безусловно, президент не должен стать английской королевой, но и не должен вмешиваться в оперативные действия правительства.

– Этого же хотел и парламент…

– Да. На этом настаивает парламент. К тому же это записано и в нашем соглашении с Бакиевым.

– В вашем личном соглашении?

– Да. Мы с Бакиевым перед выборами подписали соглашение, в котором оговорено, что и как мы будем делать. Эти намерения обнародованы.

– Бишкекцы говорят, что со страной все будет в порядке, если тандем Бакиев – Кулов сохранится. В противном случае начнется смута.

– Я думаю, что наш тандем сохранится.

– Депутаты высказывают опасение, что парламент может быть досрочно распущен. Есть ли для этого основания?

– Думаю, что роспуск парламента был бы неправильным ходом. После новых выборов в парламент прошли бы те же депутаты. К тому же большинство из них избраны по закону, то есть легитимны.

– Но существует распространенное мнение, что большинство в парламенте составляют проакаевские депутаты. Это правда?

– Нет, это не так. Если следовать логике создания таких слухов, то все российское правительство должно быть коммунистическим, так как все в свое время были коммунистами.

– Вы провели в тюрьме пять лет…

– Около пяти.

– И какое-то время сидели в одиночке. Как это на вас сказалось? Вы изменились? Есть желание задавить экс-президента?

– Не хочу я никого давить. Более того, я уже забыл, что сидел в тюрьме.

– Позвольте вам не поверить.

– Можете не верить. Но у меня такой характер. Мои самые интересные воспоминания – еще впереди. Потому я не буду жаловаться на то, что сидел незаконно, и мемуары писать не намерен. Я буду работать.

– А кроме работы?

– Кроме работы – ничего.

– А ваша семья, она ведь в Америке?

– Да, в Нью-Йорке. Жена и две дочери. Одна из них учится в университете. Причем поступала без моей поддержки, я был в тюрьме. А второй 10 лет. С ней будет проблема – она плохо говорит как по-киргизски, так и по-русски. Правда, супруга, которая считает, что наша (еще советская) система общего образования была лучшей, привезла в США наши учебники и занималась с дочерью.

– Жена – педагог?

– Нет.

– А кто она – расскажите?

– На эту тему говорить не хочу. У нас, по известным причинам, в последнее время очень девальвировалось понятие семьи. И теперь, когда кто-то начинает говорить о своей жене, люди воспринимают это болезненно.

– Наверное, для этого был повод?

– Да, повод и примеры были. Я могу только сказать, что моя семья не будет вмешиваться в дела государства. Это исключено. А если это так, то зачем о ней говорить.

– А как ваши близкие оказались за границей – на правах беженцев?

– Нет. Жене, дочерям и младшему брату, которого здесь преследовали, оформили въездные визы в США, но статус беженцев не дали, хотя и признавали, что я – политический заключенный. Это объяснимо – американцы не хотели ссориться с Акаевым.

– Ждете своих?

– Им пока негде жить. У меня ведь конфисковали все имущество. Хорошо, что его не продали – состояние его было никудышным, а теперь возвратили. Так что у меня квартира в 43 квадратных метра и недостроенный дом. Дострою – перевезу семью.

– Но я ведь сейчас у вас в гостях. И сидим мы в холле коттеджа, в элитном поселке…

– Посмотрите на стены – это, по-вашему, элитное жилье? Кстати, я этот дом временно снимаю – в аренду.

– Хотите после американских удобств ввести семью в благоустроенный дом?

– Моя жена и дочери не избалованы. В Нью-Йорке они живут в двухкомнатной квартирке, где кухня без окон и комнаты смежные.

– Но все равно – из Нью-Йорка в недостроенный дом и в 50-градусную жару…

– Вот поэтому я хочу продать квартиру, на эти деньги привести в порядок дом и тогда их перевезу.

– Поэтому до сих пор (с марта) с переездом и не торопились?

– Ну, знаете ведь, какая тогда была обстановка. Убили моего друга – известного каскадера Усена Кудайбергенова, который возглавил народное ополчение. Застрелили. Рисковать семьей я не имел права.

– Убийц нашли?

– Пока нет.

– Когда новое правительство приступит к работе, ему придется вплотную заняться экономикой. Есть ли у вас программа экономического развития страны?

– Мы уже провели в связи с этим национальный экономический форум. Те идеи, которые на нем высказал Бакиев, занесли в программу. А механизм их реализации будет разрабатывать правительство.

– Когда оно может быть сформировано?

– До конца недели должно быть решение конституционного суда по выборам президента. И начнется формирование кабинета министров.

– Заниматься этим будете вы?

– Вместе с Бакиевым. Он сегодня – избранный президент, пока не вступивший в должность, и одновременно премьер-министр. По соглашению, я возвращусь на место первого вице-премьера. После того, как пройдет инаугурация, согласно нашей договоренности, он через 3 дня назначит меня премьером. И представит парламенту. Депутаты сейчас на каникулах, но, думаю, они не станут ждать до осени и соберутся на неплановое заседание.

– Это будет в августе?

– Может, и раньше. Тянуть с правительством нельзя, нас народ не поймет.

– Каковы внешнеполитические приоритеты новой киргизской власти?

– На мой взгляд, внешняя политика должна быть многовекторной. Кыргызстан должен стать территорией, где интересы великих держав и соседей не сталкиваются, а сближаются. Мы не должны быть для них яблоком раздора.

– В связи с этим прокомментируйте недавнее заявление ШОС по американским базам в Киргизии и Узбекистане.

– Члены Шанхайской организации сотрудничества хотят выяснить сроки пребывания американских баз. Это вопрос определенности, не более. К тому же договор о базах заключался в двустороннем порядке, а не со странами ШОС вообще. Члены совета ШОС не выступали против нахождения у нас баз, поскольку решение об их создании появилось после консультаций с членами ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности СНГ.– «НИ»), в том числе и с Россией. Без согласия России у нас такой базы не было бы.

– Насколько активно Россия, на ваш взгляд, сегодня присутствует в Киргизии?

– У нас есть российская военная база, в республике работают российские бизнесмены.

– Можно сказать, что российский капитал пошел в Киргизию?

– Это неправильная постановка вопроса. Правильнее было бы сказать, что Россия опосредованно присутствует в Киргизии. Она проникла во все сферы общества, прежде всего в информационном плане. Спроси любого киргиза, и окажется, что он хорошо знает, что происходит в России, и воспринимает это как события в собственной стране. Я, кстати, в этом смысле не исключение. Еще один фактор, связывающий нас с Россией, это то, что более полумиллиона наших сограждан работают в РФ и там проголосовали за нас на выборах. По некоторым данным, они ежегодно присылают домой средства, равные по размеру нашему национальному бюджету.

– А бюджет у Киргизии какой?

– 350 млн. долларов. Вместе с грантами.

– Бюджет небольшой…

– Маленький. Для сравнения – та же Молдова, не имея ни нефти, ни газа, имеет бюджет в 1 млрд. долларов. И тому у нас есть причины – неграмотное и нечестное управление.

– А в Киргизии что есть – золото, уран, алюминий…

– Ко всему этому у нас есть мощная энергетика. Хотя золото занимает в нашем экспорте очень большой объем.

– Кому принадлежат золотые рудники?

– Сейчас они выставляются на тендер. Часть акций самого известного – «Кумтор» уже продана канадцам. Но иностранные инвесторы в последнее время не спешили вкладывать в Кыргызстан средства – ждали окончания выборов.

– Какие-то предпочтения при выборе инвесторов у вас существуют?

– Государство не может иметь предпочтений. Главное – хорошие, обещающие пользу народу предложения. Но хотим мы того или нет, а российским бизнесменам легко с нами работать, как, впрочем, и нам с ними, объединяет язык, и вообще мы хорошо друг друга понимаем. Интересно, что бизнесом у нас хотят заниматься и те русские, которые раньше здесь жили, а потом уехали. Они тоже ждали результатов выборов.

– А немцы, которые выехали из Киргизии в Германию, проявляют интерес? Или, скажем, американцы?

– Немцы потихоньку у нас проявляются. А у американцев интереса в экономическом плане я не заметил.

– Как вы считаете, эти выборы были действительно честными? Когда цифры, называемые ЦИК, зашкаливают за 80% (за Курманбека Бакиева проголосовало почти 90% населения), возникают сомнения…

– В целом это были честные выборы. Без нарушений не обошлось, но они были мелкими. А если говорить о цифрах, то явка у нас сейчас низкая.

– 70% – это низкая?

– На последних президентских выборах явка была значительно выше, и тогда возникали вполне обоснованные подозрения в подтасовке голосов. На этих выборах фальсификаций не было.

– Народ дал вам карт-бланш. Как вы думаете, каков лимит его доверия, когда с вас начнут спрашивать за то, что обещано?

– Год потерпят – не больше. За это время мы должны доказать, что во власть пришли честные люди. Чудес в политике не бывает.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 июля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: