Главная / Газета 30 Июня 2005 г. 00:00 / В мире

Юрий Луценко

«Нам никто лишний в тюрьме не нужен»

Министр внутренних дел Украины Юрий ЛУЦЕНКО встретился с корреспондентом агентства «Интерфакс-Украина» Оксаной ГЕРОНТЬЕВОЙ и дал эксклюзивное интервью специально для «Новых Известий».

shadow
– Сейчас лето в разгаре, многие россияне по традиции едут в Крым, в том числе и на автомобилях. К чему им готовиться?

– Хочу успокоить всех отдыхающих, в том числе граждан Российской Федерации, – внутренние войска Украины в количестве 1 тыс. человек, как и каждый год, будут расквартированы в Крыму, заодно поправят здоровье, но и помогут быть объективными крымским правоохранительным органам. В первую очередь это касается ГАИ. Поэтому я гарантирую, что ГАИ в Крыму этим летом будет радостной, доброжелательной и уважительной. Могу вам сообщить, что сегодня заказал руководителю ГАИ российские номера на машину, поезжу с ними сам. Нельзя больше сносить этот позор, видя, как милиция измывается над туристами. Если получу два-три сигнала о том, что будет продолжаться мздоимство и издевательство над людьми, я просто выведу местную ГАИ из Крыма на летний сезон.

– На днях высокопоставленный представитель МВД Украины назвал известного донецкого бизнесмена Рината Ахметова лидером организованной преступной группировки. Могли бы вы прокомментировать это заявление? Есть ли в МВД что-то реальное на него?

– Я знаю, что фирмы, связанные с господином Ахметовым, проходят по ряду уголовных дел, открытых по экономическим статьям Уголовного кодекса. Недавно был задержан директор рынка, которого связывают также и с влиянием г-на Ахметова. Перед этим было возбуждено дело по некоторым экспортным операциям его экономических структур. Месяц назад закрыли конвертационный центр, который был также связан с Ахметовым. Но я не имею оснований утверждать, что он – криминальный авторитет. Я как человек, недавно пришедший из политики и даже журналистики, знаю прекрасно, что говорят о нем в Донецке, в Киеве, но сегодня я не политик, не журналист. Сегодня я министр внутренних дел, и сегодня у меня нет оснований делать такие громкие заявления. Я разговаривал с господином Корничем (и.о. начальника УБОПа, который назвал Ахметова лидером организованной преступной группировки. – «НИ»), и я надеюсь, что он как человек, стоявший у основания УБОПа, понимает ответственность, которую берет на себя, делая такие заявления. Но, очевидно, это его право. У меня таких оснований нет, на моем столе таких доказательств не было.

– Может быть, он в ходе разговора пообещал какие-то материалы предоставить?

– Другого выхода у него нет. Либо он доказывает свои слова, либо приносит извинения. При всем негативном отношении определенной части украинского общества к господину Ахметову никому, в том числе и милиции, непозволительно бросать такие обвинения без доказательств. Там, где милиция не права, я признаю и свои ошибки и своих сотрудников, и заставляю их исправляться. В данной ситуации я не готов становиться на ту или иную сторону. Г-н Корнич имел на днях со мной тяжелую беседу, пообещал сделать определенные шаги. Он считает, что сказал правду. Теперь это нужно доказать.

– Как идет расследование дел, связанных с попытками фальсификации прошлогодних президентских выборов на Украине?

– Всего на сегодняшний день возбуждено 826 уголовных дел, из которых 540 – по неправомерному использованию бюллетеней, открепительных талонов. 70 дел возбуждены по фактам препятствования избирательному праву, 30 дел – по присвоению имущества на выборах, два дела по фактам хулиганства, 30 связаны с подделкой документов и 11 – со злоупотреблением служебным положением. Сюда я бы отнес и несколько резонансных дел, которые касались массовых нарушений общественного порядка во время выборов. Имею в виду погромы на митингах в Луганске, когда были избиты как сторонники Ющенко, так и работники милиции. Пока установлено, что около 5,5 тыс. человек использовали открепительные талоны два и более раз. Я не исключаю, что эта цифра может увеличиться, и в конце концов мы выйдем на 7–8 тыс. человек, которые голосовали два и более раз, а некоторые «чемпионы» – и по 20 раз. Резонансными я бы назвал два события у здания ЦИК. Первое – с участием уголовных элементов, которые были доставлены в Киев по команде из кабинета, где я сегодня даю вам интервью, а затем, после задержания за хулиганские действия, отпущены по звонку начальника киевской милиции. Это дело нами полностью расследовано и передано в прокуратуру. Ну а второе – это нападение на народных депутатов и кандидата в президенты Виктора Ющенко. Оно было совершено 50 спортсменами, специализирующимися на восточных единоборствах. Установлены и они, и те, кто раздавал им деньги, и те, кто отдавал им команды. Конечно, есть масса случаев, когда работники ГАИ задерживали и не давали двигаться агитаторам за Ющенко или тем, кто ехал на Майдан Незалежности в Киеве. В данном случае люди не настаивают на возбуждении уголовных дел, и мы просто избавляемся от таких работников милиции, которые ввязались в политику. Я не кровожадный человек. И с самого начала хотел, чтобы законодатели освободили от ответственности рядовых исполнителей фальсификаций. Ведь людей довели до нищенства, а потом предложили за «двадцатку» голосовать, они и голосовали. Но организаторам ответственности не избежать.

– На каком уровне ведется расследование экономических преступлений, а также связанных с выборами? Можно ли ожидать, что в таких делах появятся более крупные фигуранты?

– В действительности мы вышли на средний уровень. Ну, скажем, исполнителей преступления. Государство расхищалось их руками, но не по их воле. Сегодня, как только они задерживаются, то честно рассказывают, кто давал им указания. Я бы очень не хотел, чтобы мои слова восприняли как запугивание или предупреждение. Но если человек придет к нам с повинной, даст показания, мы можем ограничиться тем, что возьмем с него подписку о невыезде. Нам никто лишний в тюрьме не нужен, у нас и без того проблем хватает, и материально-техническое обеспечение СИЗО очень тяжелое. Поэтому пусть приходят и честно говорят, кто их заставил все это делать.

– Могут ли появиться дела против украинских парламентариев?

– Я настаиваю на подготовке представления прокуратуры о снятии неприкосновенности с 16 народных депутатов Украины, которые проходят у меня по уголовным делам. Они связаны не только с выборами, а если точнее, то прямо с ними не связаны. Но если благотворительные фонды под крышей депутатских приемных собирали миллионы, сотни миллионов гривен, и они шли на фирмы-однодневки, то наверняка эти деньги использовались и на выборах.

– Предполагается ли амнистия, скажем, для раскаявшихся?

– Я знаю нашего президента и глубоко уверен в том, что рано или поздно он примет решение об амнистировании тех, кто будет тесно сотрудничать со следствием. Помните, меня очень много критиковали, когда я тут, в этом кабинете, заявил о возможности амнистии для тех, кто будет сотрудничать по делу Гонгадзе. Так оно и случилось. В этот кабинет входили, давали показания теперь бывшие, а на тот момент еще действующие работники МВД. Сегодня реальные исполнители убийства задержаны. Люди, которые сотрудничали со следствием, находятся на свободе. Очевидно, им стало легче жить. Морально. Четыре дня назад нас – меня и генпрокурора – вызвал президент и спросил, почему буксуем, почему не выходим на организаторов разворовывания страны. На встрече было решено, как действовать. Мы выйдем на тех людей, которых знает вся страна и о причастности которых к массовым злоупотреблениям догадываются фактически все. Знаете, когда Кучму спросили, как ему живется, он сказал: «Как и все, жду».

– Как вы относитесь к практике вызова для дачи показаний через СМИ? Не является ли это формой психологического давления на людей?

– Да, это форма психологического воздействия, но она рассчитана на то, чтобы человек пришел и помог расследованию резонансных дел. Когда человек идет в политику, он должен быть готовым к тому, что все его «белье», кроме, скажем, личной и семейной жизни, станет предметом публичного интереса. Даже теща. У нас, кстати, на тещ переписывают прибыльные предприятия. Политик, занимаясь публичной политической деятельностью, оказывает влияние на министерство внутренних дел. Я, в свою очередь, оказываю влияние на его политическую карьеру, приглашая его на собеседование. Но я не вижу ничего постыдного в том, чтобы прийти и дать показания. Например, я был депутатом Верховной рады Украины. Меня вызывали по делу захвата администрации президента. И я пришел и дал показания. Я, честное слово, не вижу здесь проблемы. Сначала люди считали, что вызов – это чуть ли не приговор. Сегодня они знают, что милиция просто пригласила, например, г-на Билоконя (бывший министр внутренних дел. – «НИ»). Ну, скажите, где нам его искать, если у него как минимум 12 дач по всей Украине? Куда мне повестку нести? Куда нести повестку г-ну Януковичу? В Москву, где он сейчас бывает больше, чем в Киеве, в кинотеатр «Зоряный» (бывший штаб Януковича. – «НИ»), домой, хотя у него этих домов море – и в Донецке, и в Закарпатье. Я же не могу телеграф перегружать и носить повестки во все известные точки. Мы его и приглашаем через СМИ. Придите, пожалуйста, и расскажите, почему деньги из государственного бюджета тратили предприятия коммунальной собственности. Если вас подставил аппарат кабинета министров, больше к вам претензий не будет. Но дайте показания, нельзя же, чтобы следствие сидело месяц и искало, когда г-н Янукович найдет время! Я могу его встретить в аэропорту и вручить повестку. Но, по-моему, это будет неправильно.

– Есть ли какие-либо новости по киевскому «Динамо»?

– У меня есть на столе бумага – учредительный договор ЗАО «Динамо-Киев», по которому СК МВД «Динамо-Киев» внес в уставной фонд этого ЗАО стадион, базу отдыха, бассейн. Наши партнеры внесли 8 автомобилей «Судзуки» и «Мерседес». В настоящий момент у нас 1% акций в этом обществе. Я, естественно, считаю недопустимым такое партнерство и сделал ряд резких заявлений о том, что в таких условиях мы не можем быть партнерами. У меня состоялась беседа с братьями Суркисами (владельцами «Динамо». – «НИ»), в которой принял участие уважаемый мной Валентин Симоненко (председатель Счетной палаты Украины. – «НИ»). Он, по его же словам, уже был один раз посредником между государством и «Динамо» (Киев). У нас состоялась нормальная мужская беседа, и была предложена такая схема: ЗАО «Динамо-Киев» дарит СК «Динамо», по моим предположениям, около 20% акций. Учитывая неприбыльность этого предприятия, меня не волнует объем акций, меня волнует уважительность, партнерство. Мы, со своей стороны, будем рассматривать этот клуб как клуб своих партнеров. С другой стороны, они готовы выделять из денег своего околофутбольного бизнеса серьезные суммы для реконструкции динамовских объектов.

– Но по акциям «Динамо» (Киев) идут суды...

– Моя личная позиция, которую поддерживает г-н Зинченко (государственный секретарь Украины. – «НИ»), заключается в том, что за всеми судами все-таки надо помнить о судьбе национальной гордости страны – самих футболистах. Я своими глазами видел, когда футболисты спрашивали у г-на Суркиса о том, кого вчера арестовали. Говорит, счет арестовали. То есть они не понимают ситуации. Их задача – понимать, как лучше мяч забить, чтобы в ворота попасть. Я написал приветственную телеграмму ЦСКА (Москва), который выиграл Кубок УЕФА. Я от всей души подписывал эту телеграмму, потому что считаю это достижением наших российских коллег. А тут, боюсь, судебные разборки не идут на пользу климату нашей команды. Просто как гражданину, мне это не нравится. Но как милиционер, я абстрагируюсь от ситуации, и не имею права ни суду диктовать что-либо, ни следствие останавливать.

– Как бы вы охарактеризовали взаимодействие на данном этапе украинского МВД с правоохранительными органами России?

– Понимаю, что есть политики и в нашей, и в вашей стране, которые сегодня пытаются сыграть на охлаждение отношений. Я считаю, что это в любом случае невыгодно нашим странам. Это недопустимо в отношении наших ведомств. Все службы Российской Федерации подтверждают поиск запрашиваемых нами лиц в рамках наших международных соглашений. Это касается всех, кто официально объявлен в розыск. Мы, со своей стороны, тоже находим людей, которые в розыске в РФ, уже экстрадировали несколько человек. Думаю, нет оснований сомневаться в адекватности действий моего российского коллеги Рашида Нургалиева. Я недавно встречался с ним, и он мне показался умным и осторожным политиком. Мы провели беседы, в том числе и «с глазу на глаз». Я заявил, что являюсь сторонником добросердечных отношений с РФ. Единственно, что хотелось бы: я несколько раз предлагал коллегам обменяться визитами – и в Киев, и в Москву. Пока ответа не получил. Меня это несколько удивляет. Но мне кажется, что этот вопрос находится в компетенции чуть выше, чем министр внутренних дел РФ.

Юрий Луценко - министр внутренних дел Украины

Опубликовано в номере «НИ» от 30 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: