Главная / Газета 20 Мая 2005 г. 00:00 / В мире

Время собирать кости

Аборигены всего мира требуют достать из музеев останки предков

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм

Представители коренных народов планеты – от американских индейцев и гренландских эскимосов до североевропейских саамов и австралийских аборигенов – развили невероятную активность по извлечению из музейных запасников и университетских лабораторий останков своих предков. Это связано с ростом национального сознания жителей бывших колоний, которые принялись заново создавать свою национальную идентичность, разрушенную захватчиками. Наиболее впечатляющих успехов им удалось достичь в Скандинавии.

Аборигенов вдруг сильно взволновала память о родных мощах.
Аборигенов вдруг сильно взволновала память о родных мощах.
shadow
Одна из отличительных черт «коренных», как известно, это культ предков. Вот и посыпались из всех музейных щелей древние кости, доставленные в европейские метрополии в эпоху, когда индейцев, африканцев и прочих «небелых» считали промежуточной стадией между человеком и обезьяной, а потому и не очень с ними церемонились. Особенно активно ведут себя аборигены Скандинавии. Дело в том, что Норвегия – одна из немногих стран, ратифицировавших конвенцию о коренных народах, Дания и Швеция этот договор подписали и близки к ратификации, а значит, вынуждены действовать в соответствии с принятыми на себя обязательствами.

Одна из историй, связанных с «родными» скелетами, касается России, точнее, одного из наших соотечественников, волею судьбы закончившего свой земной путь под топором шведского палача. Среди человеческих останков, хранящихся на медицинском факультете Упсальского университета, есть экспонат явно старинного происхождения: мужской скелет, кости которого скреплены позеленевшими от времени медными проволочками. Это все, что сохранилось от беглого подъячего Посольского приказа Григория Котошихина, подарившего миру труд «О России в царствование Алексея Михайловича». Котошихин сбежал из России сначала в Польшу, а затем в Швецию, где жил с 1666 по 1667 год, составляя по заданию короля описание жизни загадочной Московии. В конце концов подъячего в Стокгольме казнили – за убийство своего приятеля-шведа, у которого он квартировал. Говорят, что два друга не поделили хозяйку дома, активно наставлявшую рога супругу с привлекательным русским.

Тело убийцы, не имевшего в Швеции родственников, которые позаботились бы о его похоронах, передали в Упсальский университет. Почти три с половиной века скелет подъячего служил науке. Посол России в Швеции Олег Гриневский, работавший в Стокгольме с 1991 по 1997 год, приложил немало усилий, пытаясь забрать у университета и предать земле останки бывшего дипломата, считающегося первым русским «светским» писателем, но все его усилия пропали даром. Учебное заведение не желало расставаться с реликвией, давно потерявшей всякое учебное значение.

И вот теперь появился шанс, что душа Котошихина перестанет пугать упсальских студентов, засидевшихся допоздна в аудиториях, и обретет покой. Случится это в тот момент, когда кости подъячего вынут из подвального ящика и опустят в землю.

Благодарить за появление такой возможности надо представителей коренных народов планеты, которые развили невероятную активность по извлечению из музейных запасников и университетских лабораторий останков своих предков. «Возврат человеческих останков подпадает под определение репатриации, – рассказывает в интервью датской газете «Берлингске тиденде» руководитель антропологической лаборатории при Копенгагенском университете Нильс Люннеруп, – коллекции скелетов отражают антропологию прошлого, когда были распространены расовые теории и ученые с помощью измерений черепов и костей пытались установить различные человеческие типы. Постепенный отказ западных ученых от расовых теорий совпал с ростом национального сознания жителей бывших колоний, которые заново сейчас осознают свою историю. Колониальный мир давно рухнул, но его наследие осталось, в частности собрания племенных реликвий, включая кости предков, в европейских музеях».

Вернуть пару черепов маори в Новую Зеландию или утешить делегацию вождей Ганы барабаном шамана оказалось не так трудно. Но как и куда репатриировать тысячи скелетов гренландских эскимосов, скопившихся у датчан? «Останки 1600 эскимосов мы передали Гренландии по ее просьбе, но больше они принять не могут: не знают, где хоронить», – признается шеф антропологической лаборатории Копенгагенского университета.

Насмотревшись на мучения датчан, Швеция решила провести большую инвентаризацию всех человеческих останков, хранящихся в музеях и университетах страны. Первым итогом «чистки шкафов от скелетов» стал возврат из фондов стокгольмского Этнографического музея 15 черепов австралийских аборигенов их потомкам. В результате детективной работы ученые нашли несколько мест захоронений аборигенов в районе Кимберли, откуда выковыривала в 1910–1911 годах трупы недавно умерших людей экспедиция шведского зоолога Эрика Мьоберга. Швеция в начале XX века была пионером в развитии расовой теории – Германия лишь перехватила эстафету, – и черепа аборигенов нужны были Мьобергу для составления лестницы эволюции «гомо сапиенса», на вершине которой стоял, само собой разумеется, нордический тип. Норвегия смотрит на мучения датчан и шведов с улыбкой: в музеях этой страны нет такого этнического разброса костей, как в Дании и Швеции, а по основным собраниям – саамским – договоренность с коренным народом достигнута. Большая часть скелетов и черепов уже уехала на север, остатки дожидаются идентификации для выдачи конкретным саамским группам.

Если уж быть гуманистами, так во всем! Совсем недавно в южном шведском городе Лунде был торжественно предан земле череп еврея Левина Домбровского, задержанного за воровство и повесившегося в тюремной камере в 1879 году. Близких у него не было, платить за похороны было некому. Поэтому кости разошлись по анатомичкам, а череп самоубийцы занял место в коллекции Лундского университета, помогая в расовых изысканиях нескольким поколениям ученых. Университет, чутко улавливающий дух времени, охотно расстался со своей собственностью по первому требованию еврейской общины Лунда. Череп Домбровского был похоронен на городском еврейском кладбище, что вызвало всплеск дискуссий в религиозных кругах. Главный вопрос, на который так и не был найден ответ раввинами, звучал следующим образом: «Когда придет Мессия, люди восстанут из мертвых. Но что произойдет в случае с Домбровским, ведь зарыть удалось только его череп?»


Опубликовано в номере «НИ» от 20 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: