Главная / Газета 13 Мая 2005 г. 00:00 / В мире

Наш человек в Хельсинки

Как президент Финляндии Урхо Кекконен заставил КГБ работать на свою страну

АЛЕКСЕЙ СМИРНОВ, Стокгольм

Легендарный президент Финляндии Урхо Калеви Кекконен, личный друг Хрущева и Брежнева, занимавший свой пост почти четверть века, удерживался на вершине власти во многом благодаря тесному сотрудничеству с КГБ. Доклад на эту тему стал главной сенсацией прошедшей в Осло международной конференции по шпионажу, собравшей историков и бывших «рыцарей плаща и кинжала» из многих стран мира.

Кекконен и Хрущев. Сердечная дружба под колпаком спецслужб.
Кекконен и Хрущев. Сердечная дружба под колпаком спецслужб.
shadow
Доцент Киммо Рентола из Хельсинкского университета рассказал собравшимся о тайной жизни финского президента, основываясь на изучении его дневников, которые только сейчас в полном объеме стали доступны исследователям, а также на беседах с близкими Кекконена, в частности с его сыном Матти.

В записях главы государства часто фигурируют загадочные персонажи, обозначенные как «Мr X» и «Mr Zh». Это были приятели президента из резидентуры КГБ в Финляндии, с которыми он вел интимные беседы вдали от посторонних глаз и ушей. Чаще всего встречи происходили на квартире его сына Матти, куда президент мог отправляться, не вызывая излишних подозрений. Полиция безопасности случайно выследила Кекконена, когда «Mr X» и «Mr Zh» не смогли оторваться от «хвоста» и привели сыщиков прямиком к квартире Матти, где уже чаевничал его высокопоставленный папа. Однако поставить «жучков» в пункте тайных свиданий советских шпионов с Урхо Кекконеном, державшим госаппарат в железном кулаке, финские контрразведчики не решились. Содержание конспиративных переговоров президента с двумя «мистерами» из Москвы так и осталось неизвестным.

Однако сын-посредник уверяет, что в данном случае и речи не идет о предательстве. По его мнению, и КГБ, и Кекконен использовали друг друга к обоюдной пользе. «Это был заговор в позитивном смысле этого слова», – уверяет сын президента. Урхо Кекконен желал в неформальной обстановке выведать о планах Москвы в отношении Финляндии, расплачиваясь со своими советскими друзьями откровенностями непротокольного характера. Президент даже нашел способ сыграть на всегдашней подозрительности Лубянки, где могли решить, что он водит своих собеседников за нос, вынашивая на самом деле некие секретные планы. КГБ было позволено тайно проникнуть в самые сокровенные мысли главы Финляндии. За эту работу отвечал шеф «личной разведки» Кекконена профессор Кустаа Виикуна, умело организовывавший утечки дневниковых записей президента, в которых тот якобы был предельно откровенен.

Резидентура КГБ в Финляндии была убеждена, что Кекконен находится под двойным «колпаком». То, что он сообщал на конспиративных посиделках, всегда можно было проверить с помощью «протекших» дневниковых записей. Ясно, что за такого государственного мужа Лубянка стояла горой, не желая его менять на какого-либо иного «большого друга Советского Союза».

Контакты Кекконена с советскими спецслужбами начались еще в 1944 году, когда Финляндия вышла из войны на стороне Германии. К президентским выборам 1956 года «политик, приятный во всех отношениях», сумел завязать столь доверительные контакты с Лубянкой, что потребовал ее помощи для восхождения на вершину власти. Для победы над главным конкурентом, социал-демократом Карлом Аугустом Фагерхольмом, требовалась стопроцентная поддержка коммунистов на коллегии выборщиков. Москва нужным образом проинструктировала свою «пятую колонну», и дело было сделано. 151 голосом против 149 президентом избрали Кекконена.

Все годы правления Кекконена, ушедшего в отставку в 1981 году уже глубоким стариком и инвалидом, Финляндия умудрялась балансировать между Востоком и Западом, сопротивляясь попыткам Москвы превратить ее в «народную демократию», наподобие стран Восточной Европы.

Доверительные беседы с агентами КГБ чередовались столь же неформальными встречами с представителями западных резидентур в Хельсинки и с частными лицами, которые могли донести «сокровенные мысли» президента до Лондона и Вашингтона. Доцент Рентола назвал на конференции в Осло два имени «западных друзей» финского президента. Это резидент британской разведки в Хельсинки Реджинальд Босли и шведский финансист Маркус Валленберг, оказывавший важные услуги британским спецслужбам.

Откровения Кекконена, предназначенные для западных ушей, подкреплялись тем же способом, что и при его общении с представителями КГБ. Профессор Кустаа Виикуна тщательно отбирал нужные выдержки из президентских дневников и организовывал их утечки «в западном направлении». Насколько тяжко приходилось первому лицу государства в обслуживании обеих сторон, говорит огромное эпистолярное наследие, которое он оставил после себя. По сути дела, это были завуалированные отчеты «агента влияния», заслугу вербовки которого приписывали себе как Москва, так и Лондон.

Финские исследователи с гордостью констатируют, что Кекконен сумел переиграть и тех, и других, умело управляя финской лодкой в бурном море «холодной войны». Доцент Рентола описывает сеть КГБ в Суоми как «финскую мафию». Это были офицеры, сидевшие в Финляндии всю жизнь: «Они выглядели как финны, одевались как коренное население, вели себя совершенно по-фински. Они даже переняли такие наши национальные черты, как флегматизм, некоторую медлительность, любили сауну, лыжи и финскую кухню». Отчасти это объясняет, почему президент с задатками шпиона на протяжении многих десятилетий столь комфортно чувствовал себя в окружении своих друзей с Лубянки.




В Эстонии патриарха обвинили в связях с КГБ и наградили орденом за вклад в свободу и независимость страны

Опубликовано в номере «НИ» от 13 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: