Главная / Газета 11 Мая 2005 г. 00:00 / В мире

Куда заведут «дорожные карты»

Россия и Евросоюз подписали соглашения по четырем общим пространствам

ОЛЕГ КОМОЦКИЙ

Вчера в Москве прошел саммит Россия–ЕС. Его участники, как и ожидалось, утвердили так называемые дорожные карты по четырем сферам сотрудничества: общему экономическому пространству, пространству свободы, безопасности и правосудия, пространству внешней безопасности, а также науки, образования и культуры. Процесс интеграции нашей страны в Европу начался.

shadow
Вопрос о создании четырех общих пространств между Россией и ЕС обсуждается сравнительно давно. В мае 2003 года в Санкт-Петербурге стороны договорились о необходимости принятия этих документов, однако процесс существенно тормозился нежеланием его участников идти на уступки друг другу по многим пунктам. Нынешнюю встречу можно в этом смысле назвать первым серьезным успехом.

После того как длившиеся более двух часов переговоры за закрытыми дверями завершились, президент Владимир Путин, председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу, премьер-министр Люксембурга (эта страна сейчас председательствует в ЕС) Жан-Клод Юнкер и глава внешнеполитического ведомства ЕС Хавьер Солана вышли совместно сфотографироваться на фоне флагов России и Евросоюза.

«Результаты саммита показали, что при наличии соответствующей политической воли и России, и Евросоюзу вполне по плечу находить взаимоприемлемые решения любых, даже весьма сложных проблем», – заявил президент Владимир Путин на пресс-конференции по итогам переговоров. По его словам, «теперь важно не останавливаться на достигнутом и обеспечить эффективное выполнение» всех договоренностей. «Реализация «дорожных карт» позволит существенно продвинуться на пути строительства единой Европы без разделительных линий и создать условия для свободного общения между людьми», – подчеркнул Путин.

В свою очередь, премьер Люксембурга Жан-Клод Юнкер также высоко оценил переговоры. «Я очень доволен теми результатами, которых нам удалось достичь с Россией», – заявил он. Премьер признал, что «Россия не всегда понимала ЕС, а ЕС не всегда понимал Россию», однако, по его словам, в целом интересы обеих сторон совпадают.

Договоренности по «дорожным картам» (кстати, их текст пока не доступен и станет известен позднее) должны вступить в силу после 2007 года – когда истечет десятилетний срок Соглашения о сотрудничестве и партнерстве Россия–ЕС, а также произойдет дальнейшее расширение Евросоюза. Однако договор о четырех общих пространствах не предусматривает облегчения визового режима между Россией и ЕС. Европейцы пока не хотят облегчать визовый режим, потому что боятся потока иммигрантов из России.

Впрочем, на саммите всплыли и другие, более острые темы. Например, стабильно ухудшающиеся в последнее время отношения России с прибалтийскими государствами из-за вопросов о границе, ущемлении прав русскоязычного населения, а также последствий победы СССР во Второй мировой войне. На пресс-конференции Владимир Путин заявил, что Россия готова подписать соглашение о границе с Эстонией и Латвией, если «они не будут сопровождаться дурацкими по своему содержанию требованиями территориального характера».

«Сегодня в Европе, в XXI веке, когда одна страна предъявляет территориальные претензии другой и одновременно хочет подписать договор о границе, – это полная чушь, сапоги всмятку», – заявил Путин. По его словам, политика прибалтийских государств не соответствует тому, что сейчас делают Россия с Евросоюзом. «Мы готовы подождать, когда наши коллеги созреют для реальной работы», – заключил Путин.

Премьер Люксембурга признал отношения между Россией и Балтией «одной из проблем, существующих в рамках Евросоюза», однако выразил уверенность, что «можно прийти к взаимовыгодному для сторон решению». Однако председатель ЕС воздержался от недвусмысленного осуждения многочисленных фактов ущемления прав национальных меньшинств в прибалтийских странах, выразив позицию Евросоюза несколько туманно. «По вопросу положения русскоязычного меньшинства в странах Балтии в ЕС… Здесь есть определенные нюансы по поводу того, как мы смотрим на этот вопрос», – отметил он. Впрочем, г-н Юнкер заверил присутствовавших в том, что ни одна из стран Евросоюза не героизирует фашизм.



Что ни партнерство, то проигрыш

Саммит Россия–Евросоюз прошел так, как и должен был пройти. Отпраздновав накануне День Победы, стороны торжественно объявили о принятии «дорожных карт». Создается впечатление, что происходит нечто грандиозное, вплоть до долгожданного объединения России и ЕС в какую-то единую общность.

Прошедший саммит стал первым подлинно «европейским» саммитом РФ–ЕС: на высшем уровне предпочли опустить детали, объявлено только об общем одобрении «дорожных карт», ответственность же за их реализацию возлагается на профильные министерства. То есть основное содержание работы будет заключаться в планомерном техническом сотрудничестве между министерствами и ведомствами с российской стороны и директоратами Еврокомиссии (ЕК). Кстати, именно так, путем нешумного решения бесчисленного количества «малых дел» и развивалась с 1957 г. сама европейская интеграция.

Но ведь совсем недавно стороны едва скрывали взаимное раздражение, жестко дебатировали по многочисленным проблемам (демократия в России, СНГ и судьба непризнанных государств, страны Балтии)… Однако на саммите каким-то чудесным образом они вдруг продемонстрировали полное благополучие и заявили о выводе отношений Россия–ЕС на принципиально новый уровень.

На самом же деле, к сожалению, никакого чуда не произошло, и уже скоро от нынешнего благополучия в российско-европейских отношениях не останется и следа. Более того, декларируемый «новый уровень отношений» с ЕС, закрепленный принятием «дорожных карт», вряд ли отвечает объективным внутренним и внешним интересам России.

Во-первых, «общие пространства» содержат в себе огромный конфликтный потенциал. При подготовке «дорожных карт» стороны бились буквально за каждый пункт. Ради появления в тексте искомых формулировок в ход пускалось все, вплоть до ультиматумов, а взаимного раздражения на неофициальном уровне хватало сполна. Разумеется, в силу слабой административной эффективности проигрывающей стороной чаще оказывалась Россия. Москва была явно раздосадована стремлением ЕС протолкнуть в «дорожную карту» «пространства внешней безопасности» механизмы постепенного увеличения собственной роли в СНГ, в том числе путем переключения на себя функций арбитра в урегулировании проблем непризнанных государств. Кроме того, Москва выражала раздражение не только нежеланием Брюсселя оказывать давление на страны Балтии в вопросах национальных меньшинств и трактовки истории XX века, но и тем, что Брюссель явно покрывал в этих вопросах Вильнюс, Ригу и Таллин.

Российское руководство раздражало и то упорство, с которым ЕК стремилась во что бы то ни стало прописать ряд односторонних уступок со стороны Москвы, не имеющих никакого отношения к интеграции. Например, положение о пересмотре совершенно законных и полностью соответствующих правилам ВТО компенсационных выплат за транссибирские перелеты. Это выставлялось чуть ли не как главное условие принятия всего пакета «пространств» в целом. Самое интересное, что, оказывая на РФ давление по вопросу авиации, ЕК не имела (и не имеет по сей день) мандата от Совета ЕС на ведение соответствующих переговоров. Не меньшее недовольство выказывал Брюссель, сталкиваясь порой с упорным нежеланием Москвы принимать решения, способствующие модернизации и повышению конкурентоспособности экономики России. Так что в последние недели до саммита частота визитов в Москву представителей Еврокомиссии характеризовала скорее степень взаимного недовольства.

Во-вторых, в «дорожной карте» «общего экономического пространства» отношениям России и ЕС придается самая проигрышная модель, которую только можно иметь с таким партнером, как Евросоюз. Формируется интеграция без членства. Она предполагает приведение многих элементов российского законодательства, а также стандартов и технических нормативов в соответствие с европейскими образцами без наделения Москвы правом принятия решений по управлению этим законодательством и стандартами. Тем самым ЕС приобретает мощный инструмент воздействия на правительство РФ.

В «дорожной карте» прямо указывается, что стороны будут «сближать стандарты и технические нормативы» в таких областях, как энергетика, авто- и авиапром, фармацевтика, транспорт, телекоммуникации, экология. Возможно, если встать на позицию, что большая часть российской неэнергетической промышленности априорно неконкурентоспособна и обречена на вымирание (что вовсе не факт), то можно принять вовлечение страны «железной рукой» в жесткие рамки «евростандарта». Однако это втаскивание даже в перспективе не приведет к праву принятия решений по «сближаемым» областям (в отличие, скажем, от стран Центральной Европы или Турции, которые эти права уже получили или получат). Наивно полагать, что подобное бесправие Москвы, когда оно проявится в полном объеме, не приведет к новым жестким столкновениям с ЕС.

Дмитрий СУСЛОВ, замдиректора Совета по внешней и оборонной политике Брюссель–Москва

Опубликовано в номере «НИ» от 11 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: