Главная / Газета 15 Апреля 2005 г. 00:00 / В мире

Николай Корпан

«На здоровье Ющенко будут спекулировать еще долгие годы»

ИНЕССА РАССКАЗОВА, Амстердам

Николай Корпан был лечащим врачом Виктора Ющенко в австрийской клинике «Рудольфинерхаус» и первым озвучил версию отравления. О том, как все происходило и что ждет его пациента в будущем, он рассказал «Новым Известиям».

– Для вас факт отравления Виктора Ющенко очевиден. Что же заставляет сомневаться в этом других, в частности доктора Викке?

– Сам не понимаю. Наличие диоксинов в крови Виктора Ющенко подтвердило огромное количество зарубежных лабораторий. В Голландии было установлено, каким именно видом диоксина отравили президента – 2,3,7,8 TCCD. У меня на руках результаты самых разнообразных исследований, не только анализы крови, но и гистологический анализ лицевых тканей. Все документы, в том числе и история болезни на 73 страницах, переданы в генпрокуратуру Украины, которая ведет следствие по этому делу. Вообще, история с отравлением Виктора Андреевича настолько фантастична, что спекуляции на ней будут продолжаться еще долгие годы.

– Почему первые два анализа крови ничего не показали? Как получилось, что поначалу суперсовременные лаборатории «не замечали» страшного количества яда, которое носил в себе будущий президент?

– Для того чтобы лаборатория нашла что-то, нужно ставить перед ней конкретную задачу. А мы поначалу были в полной растерянности и просто не понимали, что происходит. Единственный анализ, который был сделан, – на отравление грибами, и он, естественно, дал отрицательный результат. Кто мог тогда подумать о диоксине?!

– Тем не менее в диагнозы он уже был вписан, что вызвало возмущение главврача «Рудольфинерхаус» – Викке.

– А вот это неправда. В диагнозе стояло: острый гастрит, воспаление поджелудочной железы, поражение мышц спины, повреждение лицевых тканей. Никаких диоксинов в диагнозах не было! Высказывалось лишь предположение, откуда у больного появился столь страшный букет заболеваний.

– Кто первым додумался до диоксина?

– Врачи нашего госпиталя. Представьте, пациент подвергается сильнодействующей терапии в течение 24 часов в сутки, а никакой регрессии болезни не наблюдается. За тридцать лет моей практики я столкнулся с таким впервые. Естественно, мы стали искать объяснения данному феномену.

– Но многие эксперты заявляли, что судить о диоксиновом отравлении, основываясь лишь на показателях крови, невозможно. Нужны жировые ткани, а их-то Виктор Ющенко наотрез отказывался подвергать анализу. Так возникли разговоры о том, что он хочет во что бы то ни стало скрыть свой истинный диагноз, который его злопыхатели окрестили «последствием некачественного суши и большого количества коньяка». А некоторые российские врачи начали и вовсе подозревать проказу.

– Проказа? Даже сельский фельдшер постеснялся бы говорить такое, основываясь на картинке телевизора и газетных фотографиях. Это же смешно! А решение повременить с гистологическим анализом было принято как раз по медицинским соображением. Нам нужно было брать фрагменты кожи в заушной области, но в то время шла предвыборная кампания, Виктор Андреевич много выступал перед избирателями и не хотел появляться перед ними с огромной повязкой на лице. Но главный аргумент заключался в том, что он часто переезжал с места на место, а делать это с открытой раной очень опасно. В итоге в конце октября мы все же съездили к нему в Киев и привезли необходимый материал для гистологии. Он-то и показал совершенно определенно – диоксины.

– Виктору Ющенко стали предрекать скорый конец. Мюнхенский специалист по ядам Макс Даундер заверял, что президент Украины может вскоре покончить жизнь самоубийством.

– Как видите, пророчества Даундера не сбываются. Даундер рассуждал о том, что диоксин приводит к значительным структурным изменениям личности, в частности к депрессии. Больной может чувствовать себя обреченным, часто говорить об этом, плакать или, напротив, смеяться. Ничего подобного в поведении Виктора Андреевича я не заметил.

– То есть летальный исход вы исключаете полностью?

– Полностью ничего нельзя исключать, но считаю это все же маловероятным. Поймите, Виктор Ющенко – уникальный пациент в истории медицины. Никогда еще человеческий организм не подвергался такой массированной атаке диоксином. Ведь уровень яда в крови украинского президента в декабре, через несколько месяцев (!) после отравления, превышал допустимую норму в 5000 раз.

– Некоторые зарубежные специалисты удивлялись такой концентрации, замечая, что добиться ее можно лишь, поедая яд килограммами в течение нескольких месяцев...

– Это говорилось лишь в первое время, когда никто еще толком ничего не знал. Я же вам объясняю, это очень слабоизученная в медицине область. На самом деле в лабораторных условиях легко выделяется чистый продукт, мизерный по весу, но убойный по силе действия.

– Но дозу-то Виктору Ющенко рассчитали плохо.

– Как раз очень хорошо рассчитали. И если бы Виктор Андреевич остался на Украине, его бы уже не было в живых, потому что украинские больницы, увы, пока не располагают теми возможностями, которые есть в нашем госпитале.

– Почему вы решили отказаться от пластической операции на лице Виктора Андреевича?

– Я убежден, что кожа через несколько месяцев восстановится сама, способность человеческих тканей к регенерации очень велика. А делать операцию я считаю неэтичным. Ведь она потребует пересадки больших участков кожи. Нет, это ни к чему.

– Но все же участие дерматологов, скорее всего, понадобится. Лицом Ющенко будут заниматься в вашей клинике?

– Мы долго совещались и приняли решение, что, наверное, президент полетит в Женеву, где работают дерматологи высочайшего класса.


Опубликовано в номере «НИ» от 15 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: